Яндекс.Метрика
Меню пользователя
Написать статью Добавить видео Регистрация

Заказать баннер

Распетанно с сайта республика-саха-якутия.рф

Собаководство у Якутов

2349 просмотров

    Собаководство у Якутов

     В самом древнейшем виде якутского собаководства – о разведении охотничьих лаек – уже изложено в главе об охоте. Здесь же остаётся рассказать об упряжном и оленегонном его видах. Автор выше уже упомянутой монографии «Ураангхай сахалар» Г.В. Ксенофонтов появление у северных якутов упряжного вида собаководства связывает с превращением промысловой охоты на песца в особую отрасль после прихода русских

    [*Г.В. Ксенофонтов. Ураангхай сахалар. Иркутск, 1937, стр.209].

    Собаководство у Якутов

     

    

    Видео Якутские лайки

    Планета собак. Сибирский хаски
    Планета собак. Сибирский хаски
    Сибирские Лайки! Гибель собаки от лап медведя!
    Сибирские Лайки! Гибель собаки от лап медведя!
    Якутская лайка
    Якутская лайка
    Непотерянный рай. Собаки тайги.
    Непотерянный рай. Собаки тайги.
    Непотерянный рай Собака тайги
    Непотерянный рай Собака тайги
    якутские лайки
    якутские лайки
    Искатели Якутии - Путь Якутской лайки
    Искатели Якутии - Путь Якутской лайки
    Лично мы склонны признать данное мнение близким к истине. Собачьей упряжкой в Якутии и ныне пользуются только в пределах лесотундры и тундры, где в зимнее время, из-за погодных условий и малодоступности кормов, затруднено применение оленей. На собаках возят грузы бытового назначения и ездят осматривать песцовые ловушки. Таким образом, для якутских промысловиков, не связанных с охотой на морского зверя, собачий вид транспорта и ныне обслуживает, в основном, один песцовый промысел. Надо полагать, что те же цели имели место и в период начального внедрения у них упряжного собаководства. Прав, очевидно, Г.В. Ксенофонтов, говоря об освоении якутами зимней тундры также в после русское время. Зимняя пуржистая тундра представляет интерес для якута-северянина – промысловика единственно только наличием в ней песца. В древности, когда промысловики края лесов вели мясную охоту, вряд ли этот маленький несъедобный зверек мог служить приманкой для освоения зимних безлесных просторов севера. Тогдашний промысловик, по всей вероятности, появлялся в лесотундре и тундре в период летнего обилия в них пернатых и диких оленей и осенью уходил оттуда вместе со стадами диких оленей под защиту лесной растительности. В последней собачья упряжка не во всех случаях могла конкурировать с оленьей, по крайней мере, из-за кормовых ресурсов на их содержание. О неякутском происхождении упряжного собаководства, на наш взгляд, говорят даже команды, подаваемые каюром для управления упряжкой. Среди этих выкриков якутские слова почти не встречаются, за исключением таких второстепенных добавлений, как «тук-тук!» (наускивание собаки во время охоты), «хабдьы» (куропатка), «кыыллар» дикие олени), «хара» (из эвфемистического словаря охотников: «человек» в значении «чужой».

    ТестДанные добавления применяются для ускорения бега собак. Последние обычно забывают в пути про усталость при появлении на поле их зрения любой дичи и посторонних людей. Выше перечисленные дополнительные выкрики рассчитаны на такую повадку собак. По мнению самих представителей якутского севера, все приведённые здесь слова команды не похожи ни на эвенские, ни на эвенкийские, чукотские, юкагирские и эскимосские. Не смогли принять их за свои и редкие ненцы, с которыми мы имели беседы о данных терминах. Остаётся, таким образом, загадкой какой из народов севера первым применил собачью упряжку для зимних переездов по тундре. Судя по бросающемуся в глаза единству основных команд, упряжное собаководство якутский Север, очевидно, получил из какого-то единого центра. Вывод Г.В. Ксенофонтова в вышеупомянутой работе о перенесении данного дела русскими промысловиками откуда-то из западного севера может оказаться и верным и неверным. В Нижне-Колымском районе отдельные информаторы основные виды вышеприведённых команд приписывали русским («пать-саа!», «Пот-поо!», «тоойт!»). В противовес им, набор, состоящий из «чырда!», «нээх!», «пута!» и «тоо!», они именуются якутскими. Такое уверение могло быть близко к истине лишь наполовину. Например, так называемый, «русский набор» мог быть привезен с добавлением «стой!» из какого-то дальнего национального севера. Тогда якутские северяне имели бы полное право называть их русскими. Что же касается, так называемого, «якутского набора», то все наши попытки сблизить их с базой якутского, эвенского и эвенкийского словарей оказались безуспешными. Не дали ничего утешительного и сопоставления их с междометиями этих трёх народов по обращению и подзыванию домашних животных. По краткости и отрывистости те команды весьма похожи на подобного рода междометия, чем на цельные слова. Возможно по этой причине их не удается обнаруживать в словарях других северных народов. И поиски и будут ещё больше усложнены, если в основе команд лежат забытые современностью междометия. Некоторые наши собеседники из северных районов предполагали, что команда «тоо!» представляет собой конечный слог якутского «тохтоо» (стой). Однако поверить в такую возможность нелегко, так как другого аналогичного примера мы ещё не встречали у якутов. Другая часть терминологии упряжного собаководства не оказалась столь консервативной, как команды. Она состоит из смеси русских, якутских и ещё каких-то других слов. Видно в них сказались частые усовершенствования и принципиальная близость собачьей упряжки с упряжью других местных транспортных животных. Аналогичным образом обстоит и с особенностями техники запрягания и оснастки. В последних нивелировка оказалась столь сильна, что в настоящее время по всему якутскому северу почти отсутствуют локальные различия. Наблюдавшиеся в недавнем прошлом некоторые различия в данной области собаководства скорее имели зональный характер, чем сохраняющиеся исходные древние остатки. Отсюда судить по ним о давнем прошлом данной отрасли хозяйства не приходится. Упряжное собаководство Якутского Заполярья ныне доживает свои последние дни.

    Собаководство у ЯкутовРасширение применения авиации и механизированных видов наземных транспортных средств, давно уже вытеснило собачью упряжку из средств сообщения между дальними населёнными пунктами. Всё население зоны тундры и лесотундры в настоящее время настолько привыкло к самолётам, вертолётам, вездеходам и автомашинам, что даже на сравнительно близкие расстояния не желает прибегнуть к услугам древних традиционных средств сообщения. Оно садится на нарты для просто поездок лишь в таких случаях, когда в том направлении не намечается в близком будущем отправка современных видов сообщения. От крупных грузоперевозок собачья упряжка также отстранена, её заменили тракторы, вездеходы и самолёты. На долю упряжных собак, как отмечено выше, на сегодня остаются пока обслуживание промысловых рейдов охотников и рыбаков, а также мелкие околодомные работы в личных хозяйствах жителей заполярных посёлков. Очевидно, и на этих последних рубежах упряжные собаки продержатся не очень долго. Для них уже появляется весьма «опасный» конкурент в виде мотонарты. Только последняя ещё не достигла полного совершенства. А это – дело лишь времени. В дальнейшем, когда полярные охотники и рыбаки убедятся, что «моторная упряжка» не подведёт в морозы и дали и не напугает песца треском и бензином, ездовые собаки будут ликвидированы сами по себе. Помехой здесь могут быть лишь сила привычки и некоторые особенности собачьей упряжки, которые вряд ли какой изобретатель сумеет передать обыкновенной моторной нарте. Дело в том, что застигнутый бурей и как-то случайно заблудившийся охотник или рыбак часто выходит из положения через своих собак. Их инстинкт здесь настолько силен, что достаточно каюру приказывать: «домой» или «до первого жилья», то собаки сами без всякого управления найдут дорогу. Спасшиеся подобным образом буквально обоготворяют своего умного передовика. Ни за какие блага такую собаку они не уступят никому. В условиях тундр и лесотундр, где имеются затруднения с оленьими кормами, песцеловы из числа местных русских, якуты и эвены в личном своём хозяйстве обязательно имеют по одной нарте упряжных собак. Только при помощи такого вида транспорта удается вести промысел мягкого золота зимнего Заполярья. Ими пользуются и при подлёдном лове рыбы на дальних водоёмах. В некоторых районах песцеловства и заполярного рыболовства наблюдается своеобразное соревнование между оленьим и собачьим нартами. При этом зачастую лидирует собачья нарта. Её преимущество перед оленьей заключается в значительных в значительных её удобствах для езды в данной зоне. В условиях бурь и темени, которые нередко сбивают промысловика с пути, ни один из прославленных ездовых оленей не в состоянии помочь своему хозяину в поисках верного пути. Хорошие же собаки находят в любых условиях дорогу и к занесённым снегом пастям, и к ближайшему жилью, и обратный путь домой. Им в подобных случаях требуется лишь не вмешиваться самостоятельному выбору направления. Во время переночевок в пути уходит очень много времени и усилий на поиски и вылов оленей. А если их загрызет ночью стая волков, то промысловику грозит даже остаться вовсе без транспорта один на один с неимоверными просторами снежной целины. По сравнению с ними упряжные собаки всегда под рукой и им не грозит опасность утерь от хищников, пока последние не одолеют их хозяина.

    Собаководство у ЯкутовЗато ахиллесовой пятой собачьей упряжки являются корма. Северные колхозы и совхозы вначале имели значительное количество об общественных ездовых собак. Позже их пришлось ликвидировать именно из-за кормов. Основным собачьим кормом на якутском Заполярье испокон веков является рыба. Поэтому упряжное собаководство особенно сильно было развито преимущественно в самых рыбных районах. И рыбы требуется на каждую собаку немало – не менее 6 — 7 центнеров в год, из расчёта по 2 кг в сутки во время работ, и 1 кг – на стоянке. На дальнюю дорогу в одну нарту принято запрягать до 10 — 12 собак. Следовательно, без 6 — 7 тонн рыбы в год не обойтись владельцу нарты. Эти большие расходы рыбы облегчаются тем, что добрых три четверти наличных ездовых собак используются на песцовом промысле. Их обычно кормят такой рыбой, которую, независимо от её сортности, не имеет экономического смысла использовать в ином назначении. Во избежание лишних расходов на транспортировку, корма для своих ездовых собак каждый песцелов заготовляет сам, выехав чуть раньше начала сезона, на всём протяжении зимнего промыслового маршрута. Последний обычно располагается в таких местах, где из-за чрезмерной дальности и бездорожья, никто отроду не занимался рыболовством. В этих, перенаселённых рыбой, водоёмах ему удается заготовить необходимое количество кормов буквально за считанное количество дней. Там же он приготовляет рыбу и для привады самих песцов. Такие два вида использования богатств диких водоёмов Заполярья сами промысловики законно считают выгодным делом, так как бесполезная нетранспортабельная рыба всё же превращается в дорогую пушнину. При нерачительности, те же песцеловные собаки, могут потреблять полезную рыбу в летнее время, если оставлять их в посёлке. Однако большинство песцеловов их обычно берут с собой на места летних рыбалок. Там во время разделки улова, для них всегда хватает всевозможных отходов, как головизна и потроха, которым также трудно найти иное применение. Совершенно иначе обстоит дело с кормами ездовых собак, применяемых круглый год в околодомных работах внутри заполярных посёлков. Именно за счёт их идёт в настоящее время сокращение численности ездовых собак, так как они поедают рыбу, которую можно бы использовать для других целей. Правда, и тут сами жители тех посёлков приводят немало довольно резонных оговорок. Многие из них уверяют, что и в данном случае нет никакой порчи полезной рыбы. Дело в том, что во время летней путины заготовительным организациям удается транспортировать во время улов только с тех угодий, которые расположены вдоль оберегов судоходных рек. Рыба же, выловленная на остальных угодиях, оставляется на месте лова в ледниках. Осенью перед промерзанием почвы в тех ледниках температура становится непригодной для сохранения пищи. Поэтому всю рыбу приходится вынести наружу и вымораживать в виде пластин, именуемых «кэлимсэ». Мы пробовали то «кэлимсэ». Оно не блестело свежестью. По словам местных рыбаков, из «кэлимсэ» приходится забраковывать довольно значительную часть из-за неважной сохранности. Она то, оказывается, идёт на корм ездовым собакам.

    Собаководство у ЯкутовВыходит, и тут собаки поедают не совсем пищевую рыбу. Однако собак, находящихся для обслуживания бытовых нужд заполярных посёлков, ныне сохранилось очень мало и не всюду. Причём отдельно взятая семья держит не более двух-трёх собак, которых вполне достаточно для недальних поездок на рыбалку и для перевозки небольшого груза. Когда же появляется необходимость в полной грузовой нарте, несколько владельцев таких собак одалживают недостающее количество друг у друга поочередно. На всём якутском Заполярье в настоящее время собак запрягают только цугом, спаривая их ближе к нарте. Среди нарт колымо-индигирского края встречаются и прямокопыльные, и дугокольные. К востоку от этих районов последние исчезают, заменяясь иногда нартами ненецкого типа с копыльями, посаженными наклонно. Такого различия не наблюдается в упряжи: всюду собаки тянут грудью, и лямки проходят с обоих боков, соединяясь вместе путём перекидывания одной из них через спину. Торможение нарты производится и при помощи палки «прикол» (тарыыр) и при помощи небольшого судового якорька. Последний особенно надёжен при осмотре пастей и при встрече с дикими оленями. Промысловику в таких случаях достаточно столкнуть с нарты якорь. Если не порвется потяг, собаки не могут уйти далеко от своего каюра. В качестве ездовых всё наше Заполярье использует собак преимущественно местного происхождения – особый густошерстный северный подвид якутских лаек. Никакая другая порода кроме них не выдерживает ни изнурительной работы на нарте, ни суровость климатических условий тундры. Изредка встречаются лишь помеси местных лаек с овчарками, но их тундровики недолюбливают за слабость и невыносливость. Даже из выводка местных лаек в Заполярье принято использовать не всех щенят. По каким-то особым признакам распознаются будущие качества каждого ещё слепого, щенка и их воспитывают согласно их наклонностям: кого для выискивания ондатровых лунок, кого для езды, кого в «передовики», кого в охотничьи. Из всех видов ездовых собак особо высоко ценятся, так называемые, «передовики». Будучи поставлен во главе упряжки, именно только они выполняют все команды каюра. В этом им помогают их «ученики» – молодая собака, запрягающаяся после передовика. Подражая старшему, они постепенно приучаются своей «профессии». Так же на примере других собак ведётся обучение охотничьих и оленегонных собак. Поэтому, вероятно, с большим трудом ныне идёт приучение собак оленегонному делу. В «передовики» идёт не любая собака, а самая смышленая, способная не только выполнять команды, но и умеющая понимать своего хозяина в любых ситуациях. Ценятся в ездовых собаках выносливость, сила, неприхотливость к кормам и быстроногость. В некоторых районах время от времени даже проводятся состязания для выявления вышеперечисленных качеств ездовых собак.

    Лингвист Института языка, литературы и истории Якутского филиала СО АН СССР М.С. Воронкин любезно передал нам материалы гонок ездовых собак, зафиксированных им 2 мая 1968 года в Аллаиховском районе. Там передовая нарта из семи собак дистанцию в 22 километра покрыла за 1 час 15 минут. В обычной езде, при лёгкой поклаже, за весенний день на той же нарте можно без труда проехать путь не менее 100 км. В упряжку же в 10 — 12 собак можно накладывать груз от 150 до 300 кг.

    Источник

    наши друзья

    Округ-ТВ

    Информация

    Весь материал, представленный на сайте республика-саха-якутия.рф взят из открытых источников или прислан посетителями и авторами сайта. Материал используется исключительно в некоммерческих целях. Все права на публикуемые материалы принадлежат авторам. Если Вы являетесь автором материала или обладателем авторских прав на него и против его использования на сайте республика-саха-якутия.рф, пожалуйста, свяжитесь с нами через форму контактов.

    ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ

    Республика Саха Якутия © 2019