Яндекс.Метрика
Меню пользователя
Написать статью Добавить видео Регистрация

Заказать баннер

Распетанно с сайта республика-саха-якутия.рф

Северо-Тихоокеанская экспедиция Джесупа

2161 просмотр

    Северо-Тихоокеанская экспедиция Джесупа

     Джесуповская Северо-Тихоокеанская экспедиция (англ. Jesup North Pacific Expedition) — масштабная этнографическая и лингвистическая экспедиция, проведённая в 1897—1902 годах в малоизученные районы Северо-Восточной Азии и северо-западного побережья Северной Америки, включая российские Восточную Сибирь и Дальний Восток.

    Северо-Тихоокеанская экспедиция Джесупа

    Организатором и спонсором экспедиции выступил Американский музей естественной истории в лице его президента бизнесмена и мецената Морриса Джесупа, благодаря чему она была названа его именем. Планирование и научное руководство экспедицией, а также частичный сбор материала, осуществлял американский антрополог с мировым именем Франц Боас. Помимо него, участие в различных этапах экспедиции приняли ряд нанятых музеем специалистов, в том числе российские учёные Владимир Богораз и Владимир Иохельсон.

    Северо-Тихоокеанская экспедиция Джесупа
    Франц Боас, инициатор и научный руководитель экспедиции

    В ходе экспедиции были изучены быт, традиции и культура народов севера, в том числе айнов на Сахалине, эвенов, эвенков и якутов в Восточной Сибири, юкагиров, чукчей и коряков на Дальнем Востоке, сибирских и американских эскимосов, индейцев северо-западного побережья квакиутл, сэлиш, белла-кула (нухальк) и нлакапамух[1]. Был собран значительный этнологический, антропологический и лингвистический материал, в том числе с использованием передовых на то время технологий — фотографии и фонографа. Основной вывод, сделанный на основании результатов экспедиции — районы Крайнего Севера по обе стороны Берингова пролива представляют собой единый этнокультурный регион. По мнению современных антропологов, в ходе экспедиции была доказана гипотеза, что предки современных народов Америки переселились на этот континент из северо-восточной Азии через Берингов пролив или, как впоследствии выяснилось, «Берингийский перешеек» — участок суши между двумя континентами, исчезнувший 10—11 тыс. лет назад в результате глобального потепления.

    Предпосылки

    На рубеже XIX—XX веков среди антропологов господствует теория расовой эволюции (под влиянием работ французских и немецких философов, в частности Ж.-А. де Гобино), согласно которой представители одной расы находятся на более высокой ступени развития, нежели чем представители других[4]. Одним из противников этой теории и, соответственно, сторонником культурного релятивизма является молодой учёный немецкого происхождения Франц Боас. Он полагает, что, к примеру, «изучая небольшое племя в Британской Колумбии, он может узнать об истории человечества столько, как если бы изучал великую цивилизацию». Ко времени принятия на работу в Американский музей естественной истории в качестве куратора отдела этнологии в 1896 году Боас уже успевает познакомиться с культурой индейцев Баффиновой Земли и северо-западного побережья, и собрать существенную коллекцию предметов быта. В период между 1888 и 1895 годами он совершает несколько кратковременных поездок в Британскую Колумбию под эгидой Британской Ассоциации Продвижения Науки (англ. British Association for the Advancement of Science)[5], работает над организацией экспозиций в берлинском Императорском этнографическом музее и Всемирной выставке 1893 года в Чикаго. Желая изучить родственные и культурные связи между различными племенами на обоих берегах Берингова моря, он совместно с куратором отдела антропологии музея Фредериком Путнамом (Frederic W. Putnam, 1839—1915) представляет директору музея и крупному бизнесмену Моррису Джесупу шестилетний план этнографической экспедиции с целью всестороннего сравнительного анализа культур. Со своей стороны Джесуп на первый план выдвигает проверку существовавшей на тот момент теории происхождения индейцев от народов Сибири и Дальнего Востока.

    Экспедиция и её участники

    Американская сторона

    Франц Боас и Джордж Хант

    Северо-Тихоокеанская экспедиция Джесупа
    Карта народов Восточной Сибири и Дальнего Востока, составленная по итогам экспедиции

    Фотографии Экспедиция Джесупа
    Якутская семья
    Якутская семья
    ---
    Prosperous Yakut family home, interior, people seated, Siberia, 1902
    Якутский рыбак
    Якутский рыбак
    ---
    Yakut fisherman carrying canoe, Siberia
    Якутский шаман
    Якутский шаман
    ---
    Yakut shaman, Siberia
    Возле дома
    Возле дома
    ---
    Group with horses in front of house, Siberia, 1902
    Якутская группа, сидящая у очага,
    Якутская группа, сидящая у очага,
    ---
    Yakut group seated at hearth, Siberia, 1900
    Групповой портрет
    Групповой портрет
    ---
    Yakut men, group portrait, Kolyma, Russia
    Прокаженный- изгнанный из деревни
    Прокаженный- изгнанный из деревни
    ---
    Yakut with illness (leprosy?) expelled from village, Siberia
    Глава с семьей
    Глава с семьей
    ---
    Yakut chief and family, Kolyma River, Russia
    Якутская женщина показывает сзади украшеное пальто
    Якутская женщина показывает сзади украшеное пальто
    ---
    Yakut woman showing back of decorated coat, Russia, 1902
    дети на воловьей тяге плуг
    дети на воловьей тяге плуг
    ---
    Сhildren on ox-drawn plough, Siberia, Russia, 1902
    Сходка якутов
    Сходка якутов
    Танцы на якутском празднике
    Танцы на якутском празднике
    Кумыс на якутском празднике
    Кумыс на якутском празднике
    Якуты занимаются вспашкой поля
    Якуты занимаются вспашкой поля
    Избушка возле Верхоянска
    Избушка возле Верхоянска
    ---
    Station hut on the road near Verkhoyansk, Siberia, 1902
    Олени на базе. Тас-Хаяхтах горный хребет
    Олени на базе. Тас-Хаяхтах горный хребет
    ---
    Reindeer drawn sleds at base of Tas-Khayakhtakh Mountain Range, Siberia, 1902
    Дом якута
    Дом якута
    Якуты разделывают корову для праздничного угощения
    Якуты разделывают корову для праздничного угощения
    Якуты в заполярье
    Якуты в заполярье
    Якутка в зимней одежде
    Якутка в зимней одежде
    На тихоокеанском побережье Британской Колумбии сбором музейного материала занимались руководитель экспедиции Франц Боас и его помощник Джордж Хант (George Hunt, 1854—1933). Хант, чья мать была этнической тлинкиткой, вырос в северной части острова Ванкувер по соседству с индейской общиной квакиутл и свободно владел их языком. В экспедиции он сыграл решающую роль в коллекционировании и переводе мифов этого народа. Кроме того, Хант находил и выкупал предметы быта аборигенов, среди которых значились ритуальные маски, одежда и погремушки шаманов, огромные резные чаши, разукрашенные сундуки, резные изделия из кости, праздничная посуда и тотемные столбы. Сотрудничество Боаса и Ханта вышло далеко за рамки собственно экспедиции и продолжалось 45 лет с 1888 по 1933 годы.

    Ливингстон Фарранд

    Ливингстон Фарранд (Livingston Farrand, 1867—1939), врач и антрополог из Колумбийского университета, принял участие в нескольких поездках на западное побережье Америки. В 1897 году он сопровождает и ассистирует Францу Боасу на самом первом этапе экспедиции в Британскую Колумбию. В 1900 году он, на этот раз самостоятельно, выезжает в районы компактного проживания народа чилкотин — горную тайгу и альпийские луга на склонах Берегового хребта к западу от долины реки Фрейзер в Британской Колумбии. Наконец, в 1902 году Фарранд собирает мифы народа хейльтсук (белла-белла) в районе фьорда Риверс-Инлет (англ. Rivers Inlet) в 65 км к северу от острова Ванкувер, а также совершает краткосрочные поездки на побережья американских штатов Орегон и Вашингтон. В результате вышло несколько значимых работ о культуре индейцев, в одной из которых, «Обычаи индейцев чилкотин» (англ. Traditions of the Chilcotin Indians), он демонстрирует, как мифы одних индейских племён заимствуются из мифов других.

    Харлан Смит

    Харлан Смит (Harlan I. Smith, 1872—1940) в рамках экспедиции выполнял археологическую часть работ. В его обязанности входило вскрытие старых могильников и антропометрическое исследование скелетов, в частности измерение пропорций тела и головы. Кроме этого, Смит делал гипсовые слепки, много фотографировал и сравнивал собранный им материал с материалом, добытым Владимиром Иохельсоном и Джерардом Фоуком в Азии. В 1897 году Смит самостоятельно работает в долине реки Томпсон, окрестностях городов Камлупс и Литтон (Lytton) в Британской Колумбии, которую населяют племена салишей — нлакапамух (nlaka’pamux) и никола (nicola). Впоследствии он занимается лишь фотосъёмкой и изготовлением слепков, помогая Боасу в долине реки Скина и городе Принс-Руперт, а также Фарранду в селении Белла-Белла (Bella Bella)[8].

    Джон Свантон

    Северо-Тихоокеанская экспедиция Джесупа

    Предметы прикладного искусства, собранные Бертольдом Лауфером в долине Амура:

    1. Нанайское шёлковое женское пальто с вышивкой.
    2. Эвенкийский кисет.
    3. Узор на эвенкийском переднике из рыбьей чешуи.
    4. Нанайская охотничья шапочка.

    Лингвист и знаток языка хайда Джон Свантон (John R. Swanton, 1873—1953) принимал участие экспедиции в качестве эксперта Бюро американской этнологии, которое наполовину оплачивала его услуги и имело доступ к результатам исследования[9][10]. Он занимался записыванием устных рассказов с их последующей расшифровкой, только за период с осени 1900 по лето 1901 года записав свыше 40 тыс. строчек текста. Проработав переводчиком 3,5 года, Свантон опубликовал ряд работ о языках хайда и тлингит: «Заметки по языку хайда» (англ. Notes on the Haida Language, 1902), «Письменность и мифы хайда, диалект скайдгейт» (англ. Haida Texts and Myths, Skidegate Dialect, 1905), «Вклад в этнологию хайда» (англ. Contributions to the Ethnology of the Haida, 1905), «Письменность хайда, диалект массет» (англ. Haida Texts, Masset Dialect, 1908), «Социально-бытовые условия, поверья и соотношение языков тлинкитов» (Social англ. Condition, Beliefs, and Linguistic Relationship of the Tlingit Indians, 1908), «Мифы и письменность тлинкитов» (англ. Tlingit Myths and Texts, 1909), «Песни хайда» (англ. Haida Songs, 1912) и «Индийские племена Северной Америки» (англ. The Indian Tribes of North America, 1952).

    Джеймс Тейт
    Шотландец Джеймс Тейт (James Teit, 1864—1922), не имея высшего образования, всё же овладел рядом европейских, и что было особенно важно для Боаса, индейских языков. Женившись на женщине из племени нлакапамух, он помимо этого свободно писал на языках народов стъатъимк (лиллуэт) и секвепемк (шусвап)[10]. Боас познакомился с Тейтом ещё до своего прихода в музей в 1894 году и сразу же нанял его к себе на работу. В первый год экспедиции Тейт в команде Боаса записывал на фонограф интервью и песни индейцев сэлиш и никола в общине Спенсес-Бридж (Spences Bridge), после чего сопровождал своего начальника в пятинедельном путешествии из Спенсес-Бридж в общину Белла-Кула (Bella Coola). Спустя год вышла в свет работа Тейта «Традиции индейцев долины реки Томпсон» (англ. Thompson River Indians), а ещё через два года ещё одна книга — «Индейцы Томпсон из Британской Колумбии» (англ. Thompson Indians of British Columbia).

    Азиатская сторона

    Задачи и условия работы в Америке и Азии разительно отличались между собой. Как указывают авторы посвящённой экспедиции статьи в научном журнале «American Anthropologist», «если на американском континенте наиболее значимые трудности были связаны с конкуренцией между институтами, в частности между Американским и Филдовским музеями естественной истории, то в Азии путешественников ожидал целый клубок проблем, связанных с политической слежкой, суровым климатом, изменчивым ландшафтом, ужасающими условиями жизни, слабостью инфрастуктуры и огромными расстояниями, которые приходилось преодолевать на лошадях, оленьих и собачьих упряжках, лодках и плотах, а также пешим ходом».

    Азиатский этап экспедиции, начавшийся через год после американского, включал в себя две различные области исследования: Сахалин и долину Амура с одной стороны, и северную часть Сибири с побережьем Берингова моря с другой. Южную группу возглавил молодой немецкий синолог, выпускник Лейпцигского университета Бертольд Лауфер (Berthold Laufer, 1874—1934), включив в неё археолога Джерарда Фоука (Gerard Fowke, 1855—1933), известного по раскопкам древних культур на юге Аляски и в Британской Колумбии.

    На севере работали два русских отряда при тесном взаимодействии друг с другом: один — Охотско-Колымский — возглавил Владимир Ильич Иохельсон, второй — Анадырский — Владимир Германович Богораз. Оба русских экпедитора, дружившие друг с другом, стали учёными-этнографами в силу сложившихся обстоятельств. Революционеры-народовольцы, они увлеклись изучением быта и культуры местного населения во время ссылки, в которую их отправляет царское правительство за связи с запрещёнными политическими организациями. В особенности это относится к Иохельсону, который за время ссылки становится заметным этнологом, изучая быт, язык и традиции юкагиров. Богораз в это время живёт среди чукчей и изучает их язык, а затем готовит словарь чукотского языка. В 1894—1896 годах оба народника принимают участие в экспедиции Русского географического общества по изучению народов, населяющих Якутию (финансирует экспедицию золотопромышленник И. М. Сибиряков, отсюда её название — «Сибиряковская»). Имя теперь уже бывших ссыльных становится известно в Петербурге; и кандидатура Иохельсона как руководителя экспедиции приходит на ум В. В. Радлову, востоковеду и члену-корреспонденту Императорской академии наук, когда к нему за помощью обращается Боас.

    В первоначальные планы Боаса не входило глубокое исследование внутренних районов Сибири, он лишь планировал «собрать некоторое количество сведений о племенах Охотского моря и западного побережья Берингова пролива, не углубляясь в подробности». Однако поставленные Иохельсоном и Богоразом условия, что экспедиция должна быть более обширной (в частности, охватить живущих далеко от побережья юкагиров), исчерпывающей и значит дорогой, поставила работодателей перед выбором: либо согласиться на более высокие затраты и получить высокое качество исследования, либо довольствоваться малым с другим составом участников. В последнем случае получившим мировое признание русскими могли заинтересоваться другие конкурирующие институты, в конечном счёте получив лучшие результаты.

    Бертольд Лауфер

    Северо-Тихоокеанская экспедиция Джесупа
    Коряки в масках. Фото В. И. Иохельсона

    Предметы прикладного искусства, собранные Бертольдом Лауфером в долине Амура:
    1. Нанайское шёлковое женское пальто с вышивкой.
    2. Эвенкийский кисет.
    3. Узор на эвенкийском переднике из рыбьей чешуи.
    4. Нанайская охотничья шапочка.
    Первыми в Россию через Владивосток в 1898 году прибывают Лауфер и Фоук. В июне они вместе останавливаются в этом городе и спустя несколько дней посещают Хабаровск, после чего их пути расходятся[19]. Местом своей работы Лауфер выбирает Сахалин — остров, где в начале XX века помимо многочисленных исправительных учреждений имеются поселения аборигенов — нивхов (гиляков), эвенков, ороков, и айнов[10]. В июле Лауфер в сопровождении немецкого инженера и переводчика русского языка Фридриха Клейе сходит на берег Александровского поста (ныне — город Александровск-Сахалинский), в те годы административного центра острова. Здесь он посещает местный краеведческий музей и встречается с одним из его создателей — политическим ссыльным Б. О. Пилсудским, известным деятелем революционного движения.

    После этого начинается основной этап работы. С июля по сентябрь Лауфер проводит в северной, наименее посещаемой части острова, где сохранился традиционный уклад местных жителей. В отдалённые стойбища нивхов и айнов исследователи добираются на лодке по реке Тымь. О результатах поездки можно судить по отчёту, который Лауфер по возвращении в Александровский пост пишет Боасу

    Я записывал слова на гилякском и двух очень разных тунгусских языках, а также серию текстов на двух последних языках, в то время как там не было гиляков переводчиков говорящих по-русски. Я сделал около ста измерений и продолжил изучение физических типов и культуры этих племён, особенно в отношении их декоративного искусства. Я добыл интересные предметы вместе с хорошим объяснениями, повседневной жизни, рыболовства и охоты, социальной организации, шаманизму, медицине и так далее, их целебные методы. Я получил очень важную коллекцию амулетов, защищающих от болезней и представляющую фигуры разных животных. Кроме того, я записал множество японских песен и рассказов, которые услышал от рыбаков, находившихся летом на побережье. Я измерил также и японцев.
    Северо-Тихоокеанская экспедиция Джесупа
    Корякская женщина-шаман. Фото В. И. Иохельсона

    В сентябре Лауфер встречается с Фоуком, который на короткое время прибыл к нему на Сахалин. В ходе этой встречи последний принимает решение закончить своё участие в экспедиции и вернуться в США. Лауфер, проболевший два месяца, смог вернуться к работе лишь в ноябре. На нивхском стойбище возле селения Рыковское (на территории современного Тымовского городского округа) он наблюдает «Медвежий праздник», в устье реки Поронай собирает предметы традиционной культуры у айнов (стойбище Тарайка) и ороков (стойбища Муйка, Валит и Уну). Двигаясь на нартах по восточному побережью далее на юг, Лауфер посещает айнские стойбища Наёро и Найбучи, где приобретает несколько предметов быта и составляет языковые записи. В конце путешествия он проводит 3 недели в Корсакове, после чего возращается на Александровский пост. 21 марта 1899 года Лауфер покидает Сахалин и по зимнему пути на собаках выезжает в Николаевск.

    Апрель и май Лауфер проводит в Хабаровске, посещает местный краеведческий музей, собирает коллекцию предметов среди окрестных нанайских общин, записывает мифы и легенды. С началом навигации по Амуру он путешествует вниз по реке, делает остановки в селениях нивхов, ульчей и русских переселенцев. Наконец, на реке Амгунь он приобретает небольшую коллекцию предметов оленеводства у негидальцев. В 1903 году, уже после официального окончания экспедиции Лауфер по просьбе Боаса он пересекает границу Китая и приступает к изучению народов этой страны, однако вскоре вследствие недружелюбного отношения к иностранцам и прекращения финансирования со стороны Джесупа вынужден покинуть её и вернуться в США.

    Джерард Фоук

    Результаты работы Джерарда Фоука оказались наименее удовлетворительными как для него самого, так и для Франца Боаса. По мнению директора Сахалинского областного краеведческого музея Татьяны Петровны Роон, причиной неудачи этого немецкого археолога стали несколько факторов, среди которых она особо отметила языковой и культурный барьер между ним и местным населением[19]. Не получалось у Фоука и фотографирование: часть снимков была испорчена, другая оказалась неудовлетворительной. Летом и осенью 1898 года Фоук провёл археологическое обследование в районах населённых пунктов Мариинское, Нижнетамбовское, Верхнетамбовское, Софийск, однако не нашёл следов древних стоянок, и после короткой встречи с Лауфером на Сахалине покинул территорию страны.

    Владимир Иохельсон

    Северо-Тихоокеанская экспедиция Джесупа
    Жилища коряков. Фото В. И. Иохельсона

    К весне 1900 года после длительных переговоров и согласований был утверждён окончательный план и состав участников северо-сибирского этапа экспедиции, руководителем которого и ответственным за сохранность коллекции был назначен Иохельсон. Кроме него и Богораза, в группу официально вошли зоолог Норман Г. Бакстон и географ Александр Аксельрод из Цюриха, а также без отдельного содержания жёны исследователей — Дина Йохельсон-Бродская и Софья Богораз.

    Все участники встретились во Владивостоке в мае 1900 года, откуда планировалось отправиться в Гижигу в северной части Охотского моря, однако из-за ранней навигации пароход на это село отправился раньше запланированного срока. Далее пути экспедиторов разошлись: Богораз с супругой отправился на Чукотку в Анадырь (в те годы — недавно образованный пост Ново-Мариинск), а остальные участники экспедиции остались ждать следующий пароход, запланированный на июль.

    В Гижигу, которая была выбрана в качестве базы, экспедиторы прибыли в начале мая 1900 года, после чего в конце августа перебрались в посёлок Кушка в устье реки Гижига. Бакстер занялся сбором коллекции флоры и фауны для музея, остальные члены отряда в сопровождении переводчика, казаков и двух проводников предприняли поход на лошадях через тундру и сопки в места проживания коряков на мыс Тайгонос. До февраля 1901 года этнографы работали среди приморских коряков, чьи селения находились на берегах Гижигинской и Пенжинской губ, остаток зимы провели в лагерях оленных коряков в глубине полуострова. В селе Кьюле Иохельсон наблюдает позднее записанный им «Праздник кита» (Полъа) — торжество, в котором убитый кит приносится в селение, где ему устраивают различные почести, затем возвращается в море, чтобы рассказать своим родственникам о гостеприимном приёме и вернуться вместе с ними через следующий год. Кроме этого, была собрана значительная коллекция одежды и утвари, записаны фонографические записи сказок, камланий и песен, сделано множество фотографий. Дина Йохельсон-Бродская, получившая в Университете Цюриха степень магистра медицины, занималась в экспедиции антропологической и медицинской работой, а также выполнила большую часть фотосъёмок.

    Северо-Тихоокеанская экспедиция Джесупа
    Владимир Богораз (справа) с женой в Ново-Мариинске готовит к отправке собранную этнографическую коллекцию

    В декабре 1900 года в селе Каменское Иохельсон встретился с прибывшим туда Богоразом. Пока последний находился там, Иохельсон отправил Аксельрода в Ново-Мариинск на помощь жене Богораза Софье. В мае 1901 года Иохельсон с женой провёл в Кушке, занимаясь упаковкой и составлением каталога собранной коллекции; в июне отправляется в устье реки Наяхан, где в это время собирается большая группа кочующих эвенов и на обратном пути посещает лагерь приморских коряков в устье реки Овекова. Результатом этой поездки стала большая коллекция этнографического материала, в том числе серия фотографических портретов.

    В августе 1901 года Иохельсон в компании своей жены, проводника-эвенка Машки, колымского купца якута Слепцова, юкагира Алексея Долганова и нанятых проводников-погонщиков совершает исключительно сложный переход вглубь материка через болота, тайгу, каменистые перевалы и горные реки из Гижиги в посёлок Верхнеколымск на Колыме, занявший 46 дней. Целью перехода было желание собрать коллекцию у юкагиров — сибирского народа, с которого во время ссылки началось увлечение Иохельсона этнографией. По словам исследователя, их группа стала первыми европейцами, пересёкшими Становой хребет в этом месте. В ходе путешествия часть продуктов промокла и испортилась, оставив экспедицию на полуголодное существование. Перейдя хребет, отряд вышел в верховья реки Коркодон, отпустил погонщиков с лошадьми и стал сплавляться вниз по течению на плоту. Этот сплав по горной реке, полной порогов и резких изгибов, продолжался 9 дней. Несколько раз плот едва не перевернулся, снаряжение и дневники промокли. Продукты закончились через 2 дня, отряд голодал. Наконец удалось выйти на стойбище юкагиров в нижнем течении реки, где путешественники смогли отдохнуть и пополнить запасы рыбой. Далее экспедиторы сплавлялись по Коркодону и Колыме на лодке, а последние 64 км, после того как река замёрзла, прошли пешком. В Верхнеколымск отряд прибыл 9 октября 1901 года.

    До февраля 1902 года Иохельсон проводит время на Колыме, собирает материал о юкагирах и других народах севера, а также русских старожилах. Он посещает селения юкагиров на реке Ясачная и в тундре к западу от реки, записывает русский старожильческий фольклор в устье реки Омолон, собирает этнографический материал в якутских посёлках Сылгы-Ытар и Олбут, записывает на фонограф камлание якутского шамана в местечке Манчурах, присутствует при похоронах эвенки. В Среднеколымске Иохельсона встречают другие политические ссыльные, которые помогают ему с проявкой фотографий, упаковкой коллекции и антропологическими измерениями. 5 марта экспедиция из Среднеколымска на лошадях отправляется в Якутск, куда прибывает 25 апреля. В Якутске Иохельсон задерживается до 16 июля, собирает коллекцию в окрестных якутских стойбищах. 8 августа отряд прибывает в Иркутск, где садится на поезд и следует в Санкт-Петербург.

    Владимир Богораз

    Владимир Богораз (справа) с женой в Ново-Мариинске готовит к отправке собранную этнографическую коллекцию
    Расставшись с Иохельсоном и остальными членами группы, Богораз 4 июня 1900 г. на почтовом пароходе «Байкал» отправляется в Ново-Мариинск (современный Анадырь), наиболее северный посёлок на восточном побережье России. Оттуда он планировал исследовать расположенные ещё дальше к северу и востоку селения чукчей и эскимосов, однако из-за бушевавшей в этот год эпидемии кори, унёсшей около трети жизней полуострова, проводники отказывались ехать. В итоге он ограничился сбором материала среди оленных чукчей, проводивших лето на побережье Анадырского лимана. В обмен на чай, табак, муку и бисер он приобретал у них предметы из резной кости, амулеты, каменные наконечники и фигурки идолов, а также много фотографировал, делал антропометрические измерения и изучал эскимосский язык.

    В ноябре Владимир Богораз около месяца путешествует на собачей упряжке из Ново-Мариинска в село Каменское на Камчатке, по пути объезжая селения оседлых коряков и ительменов: Ильпи, Укилян и Ватыйкан. В Каменском он встречается с Иохельсоном, Бакстоном и Аксельродом, которые в это время исследуют оленных коряков, проводит в посёлке около месяца и затем отправляется в четырёхмесячное путешествие на собаках по глухим районам северной Камчатки, объезжая наиболее отдалённые посёлки кереков, а также знакомится с группой чукчей, кочующих по рекам Апука, Хатырка и Великая.

    Софья Богораз вместе с прибывшим к ней на подмогу в декабре 1900 года Аксельродом всё это время занимается сбором и обработкой этнографического материала в Ново-Мариинске, а также посещает две ярмарки в селе Марково в среднем течении Анадыря, где приобретает для музея предметы от приехавших туда жителей рек северной Сибири от Оби до Камчатки. В марте 1901 года Владимир Богораз возвращается в Ново-Мариинск, где составляет отчёт для музея, и спустя месяц ему всё же удаётся выехать на северное побережье Берингова моря вплоть до мыса Чаплина, где в посёлке Чаплино он два месяца собирает предметы быта и образцы фольклора у приморских чукчей и эскимосов, а также посещает остров Святого Лаврентия в Беринговом проливе. Не имея возможности вернуться в Ново-Мариинск на пароходе, Богораз отправляет собранный им груз в музей вместе с проходящим мимо американским китобойным судном, а сам 7 июня на байдаре возвращается в Ново-Мариинск, а оттуда на пароходе во Владивосток. Здесь он около месяца пакует оставшиеся от Иохельсона ящики с этнографическим содержимым, затем вместе с ними отплывает в Нью-Йорк

    Источник

     

    Похожие статьи:

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть пятая.

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть пятая.
     Следующим днём первичные эмоции улеглись. Окружающий мир теперь воспринимался более взвешенно. Каждый из нас занимался своим делом. Виктор устраивал хозяйственные дела, а также изучал близлежащее пространство на предмет флоры и фауны. С фауной здесь оказалось не так богато. Всего одна утка на небольшом озерке, да и та близко не подпустила. Свежих следов крупного зверя не видно, наверное, все ушли ниже. Неподалёку в лесу есть следы стоянки оленеводов....

    Попигайский кратер - по следам катастрофы. Часть 2.

    Попигайский кратер - по следам катастрофы. Часть 2.
     Рассоха. В окрестностях нашего первого лагеря оказалось несколько озер, которые мы решили осмотреть на наличие гольца. В частности озеро Угун-Кюель, имеющее сток в Рассоху, давало все шансы стать гольцовым. На следующий день после нашего прибытия первым делом собрали лодки и опробовали моторы. Японская техника не подвела. В середине дня отправились на ближайшее озеро в 3,5 км от лагеря. На севере Анабарского плато древесной растительности значительно меньше чем южнее — в бассейне Котуйкана. Лиственничники в основном тянутся вдоль русла...

    Попигайский кратер - по следам катастрофы. Часть 1.

    Попигайский кратер - по следам катастрофы. Часть 1.
     Кратер Попигай — метеоритный кратер в Сибири, в бассейне реки Попигай, делит четвёртое место в мире по размеру с кратером Маникуаган в Канаде.Диаметр кратера — около 100 км, расположен он на севере Сибири, частично в Красноярском крае, частично — в Якутии. Территория кратера практически не заселена, единственный населённый пункт — посёлок Попигай — находится в северо-западной части кратера на расстоянии около 30 км от его центра....

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть третья.

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть третья.
     После Угамыта следующим значимым, и очень ожидаемым пунктом на пути, были указанные на карте избы. На карте их местоположение обозначено на нашем, левом берегу Сунтара, в двух километрах ниже устья левого его притока – Колтоко. Мы с вожделением шли к этим избам. Не делали днёвок, в надежде, что там есть баня и там можно полноценно отдохнуть. Похоже на ожидание большого праздника....

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть четвёртая

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть четвёртая
     А вот от места ночёвки в кустах дальше совершенно открытое пространство. И погода, кажется, испортилась навсегда. Идём сквозь дождь со снегом. К середине дня дошли до поворота реки, напротив перевала на Тыры. Следы двух поляков постоянно встречались до этого места. Здесь ещё удалось нащипать веточек с кустов полярной берёзки и карликовой ивы. Благодаря заготовленным заранее сухим щепкам, получилось сотворить костёр. Дальше придётся обходиться без живого огня. Впереди кажущееся безжизненным пространство в каменном коридоре неглубокого...

    Якутэтноэксп. Часть II

    Якутэтноэксп. Часть II
     Экспедиция не случайно была назначена на зиму. Дело в том, что зимой в Якутии все замерзает, включая реки. А реки являются единственным способом проехать между основными пунктами назначения. Реки зимой превращаются в дороги. Их чистят, на них ставят дорожные знаки. Зимой происходит «северный завоз» — доставка всех необходимых товаров, топлива, материалов на целый год.Весной дороги тают, а летом их просто нет. В некоторых местах летом работают понтонные переправы. Но наш маршрут летом был бы неосуществим. ...
    наши друзья

    Округ-ТВ

    Информация

    Весь материал, представленный на сайте республика-саха-якутия.рф взят из открытых источников или прислан посетителями и авторами сайта. Материал используется исключительно в некоммерческих целях. Все права на публикуемые материалы принадлежат авторам. Если Вы являетесь автором материала или обладателем авторских прав на него и против его использования на сайте республика-саха-якутия.рф, пожалуйста, свяжитесь с нами через форму контактов.

    ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ

    Республика Саха Якутия © 2019