Яндекс.Метрика
Меню пользователя
Написать статью Добавить видео Регистрация

Заказать баннер
Бесплатная доска объявлений по всему миру
Русский сайт

Распетанно с сайта республика-саха-якутия.рф

Ножи русских первопроходцев Сибири и Дальнего Востока XVII в

4334 просмотра

    Ножи русских первопроходцев Сибири и Дальнего Востока XVII в

    На протяжении XVII века на территории Сибири и Дальнего Востока в среде русского служилого населения сложился комплекс наступательного и защитного вооружения, соответствующий новым условиям ведения боя, с новым противником.

    Ножи русских первопроходцев Сибири и Дальнего Востока XVII в

     Вопрос использования холодного оружия русскими служилыми людьми в бою очень интересен. Письменные источники, археологические находки и музейные экспонаты дают довольно полную картину различных видов холодного оружия, употребляемого служилыми людьми. Но насколько широко и с какой эффективностью оно употреблялось в бою – вопрос непростой. Дело в том, что документы содержат крайне мало описаний реальных схваток, и достаточно непросто понять роль в бою того или иного вида холодного оружия.

    Ножи русских первопроходцев Сибири и Дальнего Востока XVII в
    Военные реконструкторы на национальном празднике. Якутия-Саха. 2010 г.

    Эта статья не ставит своей целью разрешения данной проблемы, так как предметом исследования является только боевое употребление ножа. Однако, прежде чем говорить о месте ножа в комплексе вооружения русского служилого человека XVII в. в Сибири и на Дальнем Востоке, следует коротко охарактеризовать этот комплекс и обозначить основные черты боевой практики того времени в указанном регионе.

    Итак, безо всякого сомнения применение холодного оружия в схватках с аборигенами носило вспомогательный характер. В большинстве случаев исход боя определяло противоборство огнестрельного оружия со стороны служилых и лука и стрел со стороны местных народностей (исключением служили столкновения с маньчжурскими воинами, имевшими на вооружении мушкеты [маньчжурские военачальники нередко нанимали аркебузиров из Чосона — средневековой Кореи — прим. Клеркона, к тому же сами казаки нередко применяли в бою лук со стрелами).

    Обычно схватка сводилась к массированному обоюдному обстрелу и преследованию наиболее удачливой стороной дрогнувшего противника. Поэтому наличие того или иного количества и качества огнестрельного оружия, пороха и свинца в отрядах служилых определяло их боевую мощь. Примерно 90 % ран, описанных служилыми в различных отписках и челобитных, получено ими от попадания стрел, что говорит о вторичности рукопашной схватки для решения исхода боя.

    Ножи русских первопроходцев Сибири и Дальнего Востока XVII в

    Ножи русских первопроходцев Сибири и Дальнего Востока XVII в
    Якутские воины в ламеллярных доспехах. XVII в.

    По причине ощутимого урона, наносимого стрелами, в среде служилого населения вплоть до начала XVIII века широко применялось защитное вооружение: панцири [т.е. кольчуги из особо мелких закаленных колец с вплетенными на груди бляшками — прим. Клеркона], куяки [т.е. нашивные доспехи из металлических пластин на матерчатой или кожаной основе — прим. Клеркона], в меньшей степени шеломы, наручи, наколенники. Тогда как, к примеру, в Европейской России эти виды вооружения использовались лишь поместной конницей и к концу XVII века фактически являлись лишь данью традиции.

    Ножи русских первопроходцев Сибири и Дальнего Востока XVII в
    Стрелец, стреляющий из пищали. Вторая пол. XVII в.

    Сибирских же и Даурских казаков и стрельцов государство обеспечивало панцирями (в отличии от тех же категорий служилых в европейской части). Стремление русских служилых именно к дистанционному бою во многом было вызвано крайней малочисленностью их по отношению практически ко всем противникам, с которым им приходилось сталкиваться.

    Конечно, на рисунок боя влияло, каким был противник: конный (енисейские киргизы, буряты, монголы), пеший (тунгусы, якуты, чукчи и т.д.) или же это были отряды маньчжурской армии, с которыми столкновения происходили и на суше, и на воде. Но никогда холодное оружие не играло ведущей роли в бою.

    Традиционно холодное оружие использовали при обороне стен острогов и при захвате туземных городков. Идя на штурм, служилые были лишены возможности быстро перезарядить свои пищали и мушкеты в силу их конструктивного несовершенства, и им приходилось вступать в рукопашную – «съемный бой». Захват аманатов и опасность внезапного нападения, особенно во время сбора ясака, также требовали наличия у бойцов холодного оружия, повышавшего их шансы на выживание.

    В документах упоминаются следующие виды холодного оружия: сабля, топор (топорок), бердыш, пальма, копье, пика, рогатина, сулема, нож.

    Каждый из них имеет свои особенности применения. В разных регионах Сибири и Дальнего Востока на формирование набора холодного оружия служилого человека значительное влияние оказывало не только нужда в противодействии какому-либо противнику, но и хозяйственная освоенность региона.

    В Западной и Южной Сибири, ближе всех расположенной к Европейской России, шире, чем в других областях, использовался весь набор обозначенного холодного оружия, что было связано с достаточным уровнем металлообработки на местах, доступностью ввоза из Центральных областей России и возможностью приобретения его у местных народностей, традиционно его производивших.

    Тогда как в регионе от Байкала до Даурии упоминания о употреблении, например, сабли, единичны. Приводимые далее данные основаны на изучении документальных материалов XVII – начала XVIII века, относящихся в основном к территории от Байкала до Даурии и Якутии, так как по особенностям формирования и развития комплекса вооружения в Западной и Южной Сибири есть замечательные исследования Л.А. Боброва и Ю.С. Худякова.

    Ножи русских первопроходцев Сибири и Дальнего Востока XVII в
    Казацкие сабли XVII-XVIII вв.

    Сабля была достаточно дорогим видом оружия, по цене сопоставимым с пищалью и винтовкой, и могла быть в этих местах только привозной, потому что кузнецы в Нерчинском, Албазинском, Якутском, Охотском острогах попросту отсутствовали, о чем не раз упоминали в своих челобитных воеводы, жаловавшиеся на то, что чинить оружие некому.

    Большинство служилых, конечно же, предпочитали приобрести пищаль, порох и свинец часто «должась неокупными долгами» (цена пищали того времени в Сибири составляла от 1 до 2 годовых денежных окладов служилого), чем приобретать саблю, тем более в употребление она не давала неоспоримого преимущества в бою и играла, как и все холодное оружие, вспомогательную роль.

    В документах упоминание о широком применении сабли в данном регионе связано с прекрасно оснащенной экспедицией Ерофея Хабарова. При обороне Ачанского городка «выходили служилые и вольные охочие казаки 156 человек в куяках на выласку богдойским людям [т.е. маньчжурам, подданным богдыхана — прим. Клеркона] за город … и тех людей… побили и оружье у них взяли, и дралися с ними, богдойскими людьми, мы, казаки, саблями».

    Ножи русских первопроходцев Сибири и Дальнего Востока XVII в
    Стрельцы московских полков. XVII в

    Также стрельцы московского стрелецкого полка Ф. Головина, охранявшего его на переговорах в Нерчинске, имели в своем распоряжении бердыши, пики и сабли. Но это воинское формирование, пришедшее из Москвы, конечно же, не имело никакого отношения к местным традициям.

    Бердыш, имевший широкое хождение в Европейской России в среде стрелецких войск, упоминается практически только в описях оружейной казны острогов, а так как в казне было обычно оружие нерозданное (т.е. не востребованное служилыми), то и употребление его сводилось к обороне острожных стен и появлялось либо с теми же московскими стрельцами, либо со служилыми из Западной Сибири, где могли себе позволить снабжать бойцов этим видом оружия (во время крестьянских волнений даже деревенские кузнецы ковали бердыши для вооружения восставших).

    Ножи русских первопроходцев Сибири и Дальнего Востока XVII в
    Охотник-тунгус (эвенк) с пальмой. Нач. XX в.

    Пальма [оружие типа западноевропейской глефы или японской нагинаты — прим. Клеркона] широко использовалась в местах столкновения с якутами. Это весьма эффективное оружие попадало к служилым путем покупки или захвата его у якутов (как вариант пальмы вместе с куяками служилые получали в виде дани). Сочетая в себе колющие и рубящие свойства, пальма служила определенной заменой как копью, так и рубящему оружию, в связи с чем была необычайно популярна и за пределами региона. В одном из даурских острогов в описи имущества умершего казака перечислено аж 12 пальм. В некоторых случаях пальмы назвались сулемами.

    Древковое оружие – копье, пика – было, наверное, самым массовым и доступным видом оружия как в Сибири, так и на Дальнем Востоке. В документах копье одно из наиболее часто встречаемых видов холодного оружия.

    Из документов сложно проследить, были ли это образцы, употребляемые только для войны, или же использовались и на охоте как рогатина. На миниатюрах Ремезовской летописи (1697 г.) именно копье самый распространенный вид холодного оружия (сабля изображена лишь у немногих, а изображение бердыша практически единичны, причем на вставочных рисунках, признанных менее стилизованными и более реалистичными, эти виды вообще не показаны).

    А в Иркутске, к примеру, перед встречей монгольского посла копьями и пиками (которые были выданы, скорее всего, на время, из казны, в которой к 1690 году находилась 654 копья и пики были вооружены несколько сотен промышленных людей.

    Топор. Широкое употребление топора в ближнем бою только предположительно. Топор, несомненно, присутствовал практически у любого воина, так как относился к предметам первой необходимости и был неразрывно связан с бытом, ведь служилому приходилось строить остроги, зимовья, дощеники, струги, но прямых указаний на применение топора в бою в документах практически нет.

    Хотя есть примеры использования топора в драках между служилыми. Так, один служилый Итанцинского острога напал на другого «изшетчи ево на карауле у казны великого Государя и у аманатов взяв камен бил ево и увечил из проломил в трех местах ж голову и с топором на него металса».

    Ножи русских первопроходцев Сибири и Дальнего Востока XVII в
    Русские бердыши XV-XVI вв.

    При описании казны острогов топоры присутствуют практически всегда и в достаточно большом количестве, много их ввозилось и торговыми людьми. Но это все-таки связано скорее с хозяйственной, чем с боевой деятельностью первопроходцев, хотя многие топоры найденные археологами относятся ими к универсальным образцам.

    Скорее всего, именно такой топорик упоминается в перечне отданных вещей казаком Иваном Похабовым монгольскому тайше: «да Тарукай де табунан взял у служилого человека у Кирющки Васильева пищаль и тое пищали Кирюшки не отдал, а к той пищали взял у него Похабова натруску, а в ней было пороху с пол фунта да топорок дорожной да батог дорожной же, а в нем было железо длиною с пол-аршина».

    Говоря о гражданских драках, следует упомянуть о применение в схватке палки. В уголовных делах Чичюйского острожка есть примеры ее использования, вот драка крестьян: «были де они Стенка с ним Ондрюшкою на квасном дворе на поварне, и меж де они собою друг друга подымали на плече корчагою, и Стенка де его Ондрюшку поднять не мог, уронил его на землю, и он де Ондрей за то его Стенку сбил с ног и топтал ногами… в то же время, киняся он Андрей, пехнул де его к котлу на огонь, и он за то его Андрея, не стерпя его побой, и на ходу ударил палкой сзади в голову в затылок», в результате «ушиб палкой до смерти».

    А вот драка казака и посадского: «и он де Васка за то де его Мишку и учал бить палкою, и кулаками, и ногами топтал и бил де его насмерть, и бровь де у него и нос росшиб до крови».

    Ножи русских первопроходцев Сибири и Дальнего Востока XVII в
    Андрей Лях. «Ермак в бою».

    Вот пример из Западной Сибири по изветной челобитной Верхотурскому воеводе Михайлу Толстому двух стрельцов на то, что у них отбили колодника: «деревни Мироновы крестьянин Федка Иванов сын Забелин, собрався человек с пятнадцать, с палками, и их Гаврила и Петра били кулаками, и того Кирюшку Майкова у них отбили» [вот были русские люди-то, не чета современному «эректорату»! — прим. Клеркона].

    Не исключено, что традиция использовать в драке палку переносилась и на рукопашный бой, пищаль вполне могла использоваться в бою как ударно-дробящее оружие. Так, в конфликте служилых людей Верхоленского острожка и охочих людей последние «почали служилых людей стегать плетьми и бить пищальными дулами и многих служилых людей перебили».

    Противники служилых обладали схожим набором оружия для ближнего боя: копья, рогатины, пальмы, топоры и ножи, что в значительной мере объясняется тем, что та и другая сторона использовала виды холодного оружия, употребляемые, кроме войны, и на охоте, и в хозяйственной деятельности. Казак, преодолевающий огромные расстояния, навряд ли мог тащить специальные боевое копье, топор и нож, ведь он еще нес пищаль, боезапас, провиант, одежду. Поэтому узкие виды оружия, используемые исключительно для боя, такие как сабля и бердыш, не получили широкого применения.

    Преимущество было отдано универсальным видам оружия. Вообще же, если судить по содержанию документов, при формировании отрядов из охочих людей, при верстке единственным оружием являлась пищаль. Можно, конечно, предположить, что ввиду вторичности оружие ближнего боя опускалось составителем документа. Но это как раз не характерно для того времени – с дотошностью указывалось все, на что были потрачены казенные деньги (тем более свои, к тому же часто одолженные). Вероятнее то, что прибираемые в отряды люди имели, как минимум, свои топор и нож, используемые и как оружие, и как хозяйственные предметы.

    При описи имущества убитых в разное время в разных местах из всех предметов вооружения, как правило, присутствует только пищаль, и это объясняется в значительной мере не столько какими-то особыми условиями ведения боевых действий, сколько бедностью большинства русских, открывавших и осваивавших Сибирь и Дальний Восток.

    В 1682 году Нерчинский воевода Федор Воейков в отписке государю отметил, что «бердышов и топоров и рогатин и сабель в твоей великого государя казне и у нерчинских казаков нет ничего; а у которых нерчинских казаков пищали свои и есть, и то не у всех казаков добрые пищали; а для осадного времени от неприятельских людей с ручным боем обороняться, будучи в осаде, нечем кроме ножей».

    Ножи русских первопроходцев Сибири и Дальнего Востока XVII в
    Якутские воины XVII-XVIII вв.

    Нож – один из наиболее распространенных и доступных видов холодного оружия, как в применении, так и по цене. Легкий и компактный, он практически всегда и везде может находиться вместе с бойцом, что особенно важно при угрозе внезапного нападения. Хотя нож в открытом поединке, несомненно, уступает всем выше перечисленным видам оружия, он незаменим в бою в тесном помещении, при взятии языка, быстром допросе и как оружие последней надежды. Ниже приведены примеры использования ножа как русскими служилыми, так и их противниками.

    Служилые люди нередко подвергались внезапным нападениям со стороны аборигенов во время сбора ясака и переговоров. И именно нож оказывался единственным аргументом в пользу застигнутых врасплох воинов. Находясь постоянно при хозяине, нож зачастую являлся последним шансом на выживание.

    Так, служилые Верхоленского острога отписали об убийстве ими бурятского князца Куржума: «приходили ево Куржума уговаривать из Верхоленского острошку твои государевы служилые люди толмачь Федька Степанов да Данилко Скробыкин, и тот Куржум того Федьку да Данилко, хотел до смерти побить же… и видя над собой от того же Куржума смертное убойство, как их учал уже вязать, и они того Куржума да другого мужика Шугожуна в их юртах от себя ножи зарезали, и то он Куржум пропал за свою неправду».

    В подобную же ситуацию попали двое русских промышленных, которых в их зимовье связали якуты. В допросе выживший промышленный подробно описал как нож помог ему спастись:

    Ножи русских первопроходцев Сибири и Дальнего Востока XVII в
    Современная реплика казацкого ножа XVII в.

    «и на нем де Федке был пояс шелковой с ножем, и якут де один, розвезав тот пояс взял и нож выдернул из ножен и ранил его Федку в правое плече, и в другоряд тем же ножем ударил его в грудь, и зипун де на нем прорезал… и поговоря де они меж себя, пришли все с палмами в зимовье и учали де их связанных убухом и пальмами тыльем бить… и Васку те якуты стащили за волосы по край полок, и один якут, взяв топор, и хочет тому Васке отрубить голову, и он де Федка руки в то время зубами розвезал от столба и хватил у печи с шеска нож клепик, а тот де нож был его Федкин, оскребывают квашни, и, боясь до смерти, учал тем ножем тех якутов резать, и они де, покиня тот топор, побежали из зимовья все».

    А вот пример, когда только на нож приходилось уповать противникам служилых. В бою с восставшей самоядью [т.е. местными юраками или селькупами — прим. Клеркона] мангазейские служилые люди «…учали их имать, и на имке, господине, стрелецкого десятника ранили ножем по брови, да человека Ивашка Васильева на имке же ранили ножем по ноге».

    В тесном помещении нож давал преимущество даже против длиннодревкового оружия. Так, например, казак Федотко Калмак, отправленный к якутам в 1676 году «призывать с ясачным платежем», описал нападение на него восставших якутов:

    «…и в те поры он, Балтуга, да Байга, да Мавра с детми и с племянники своими, тайным делом пришед к нам в юрту, и учали колоть пальмами, и товарыща моего Левку в те поры закололи до смерти; и в те поры скочил я, Федотко, и побежал в хлев к коровам, и меня, Федотка, кололи сзади палмами и ранили в правый бок в ребро да в холку, да товарища нашего Канчалаской волости Якута Дюпсюня Оттуева палмою он, Балтуга, ранил под грудь; и выбежали де из той юрты он, Балтуга, с братьями и с детми, и товарыщи наши все выбежали, потому что у него, Федотка, был нож в руках, а меня, Федотку, обсадили в той юрте и держали в осаде трои сутки и приступали ко мне в куяках и во всей ратной сбруе, и я, Федотко, от них из окон и из дверей отстреливался из лука и Балтугина брата Байгу ранил в ногу, да его ж, Балтугина, холопа ранил в руку».

    Примечательно, что казак один заставил ретироваться нескольких вооруженных длиннодревковым оружием противников, так как именно нож дал ему большую маневренность в тесном помещении.

    Однако на открытом пространстве нож был эффективен не всегда, а лишь в случае внезапности нападения. Когда у захваченных врасплох бойцов просто не оставалось времени воспользоваться своим оружием.

    Ножи русских первопроходцев Сибири и Дальнего Востока XVII в
    Сдача казаками Албазинского острога маньчжурам (после первой
    осады 1685 г.). Картина кит. художника. Исторический музей Харбина.

    Так, двое русских промышленных неожиданно напали с ножами на 6 якутов, вооруженных пальмами и луками. Один из промышленных успел убить одного и ранить двух человек (одного смертельно) и, бросившись в лодку скрыться, второй промышленный был убит. Вот фрагмент из допроса выжившего якута: «а Оенек пошел в зимовье, и как де он Оенек у зимовья отворил двери, и кинулся де с ножем промышленный человек один и ножем де его ударил в брюхо, и он де испужався упал, и его де Оенека сзади колол же и ранил в четырех местех».

    В свою очередь есть пример, когда только применение лука и стрел «брацкими людьми» [т.е. союзными бурятами — прим. Клеркона] спасло казаков от нападения монголов: «…ночною де порою те мугалские люди 16 человек, умысля воровски, почали на карауле казаков сулемами и ножами рубить и колоть насмерть, и четырех человек ранили…» и «… почали у них пищаль и ружье отбивать и отнимать», и буряты стреляли «… тех мунгальских людей из саадаков, и толко б не они брацкие люди их Сергушке, Исачку с товарищи пособили, и те б де мугальские люди их, Сергушку, Исачка с товарищи всех до одного человека сами побили».

    А вот более печальный для русских служилых пример, взятый из допросных речей тунгуса, участвовавшего в нападении на Учюрское зимовье: «он де Дорига и Гургича, отшед от ясачного зимовья на другом днище, тех служилых людей убили до смерти; а он де Дорига убил Федора Замятина, а товарищ де его Гургича убил Осипа Гурьева, закололи ножами на стану, на ставанье, а пожитки де их после убойства, оружья, и мелкую рухлядь, и котлы, и топоры, и платье взяли себе и поделили с товарищем своим».

    Даже плененные аманаты [заложники — прим. Клеркона] могли представлять опасность в любое время, так один самоядин [юрак или ненец — прим. Клеркона], транспортируемый служилыми в Мангазейский острог на дощанике, несмотря на то, что был «скован», сумел украсть нож и «… дву человек ясашных сборщиков ножем ранил, одного человека в грудь и правый бок, а другого по руке и кинулся с дощаника в воду».

    В случае же нападения на подготовленного к бою противника нож вряд ли мог составить конкуренцию другим видам оружия. Так, в 1679 году самоядский князец Ныла прийдя с ясаком в «старый Мангазейский город» [Мангазея, основанная на р. Таз около 1600 г., была официально оставлена по указу царя Алексея Михайловича в 1676 г. — прим. Клеркона] призвал своих родичей убить сборщиков ясака. Силы были явно не равны: 6 служилых людей против 20 аборигенов, но служилые были готовы к нападению: «… и родичи его, Ныловы, на них, ясачных сборщиков, бросились с ножами и хотели их убить, и они де, ясачники, того вора и замутчица князца Нылу убили до смерти, а родники его, Ныловы, из города убежали».

    Ножи русских первопроходцев Сибири и Дальнего Востока XVII в
    Ножи второй пол. XVII в. Мастерские Московского Кремля. Оружейная палата.

    Широко нож использовался как гражданское оружие, ссоры и пьяные драки нередко возникали между всеми категориями русского населения. В ход шло все, что попадало под руку – предметы обихода, топоры, палки и, конечно же, ножи, так как нож был у каждого мужчины практически всегда с собой.

    Вот примеры из судебно-уголовных дел, решенных якутским воеводою Матвеем Кровковым в Чичюйском острожке:

    «И Олешка в роспросе сказал: зарезал он брата своего Ивана ножем ни по чьему наущению; учинилось у нас с ним с пьянства о делу розсчет, и учал де его Олешку брат его Ивашко бить и ногами топтать; и мать их стала розымать, и он де Иван мать нашу толкнул и окосматил, и за волосы де учал мать таскать… и я де мать свою у него из рук отнял. И он де Иван на мне сел, учал де меня давить за горло; и я де обороняя мать нашу и себя, его брата своего поколол ножем».

    «Пришел де во двор к пушкарю к Филке Вечеслову казак Ивашко Соколов… и она де Маврица (жена пушкаря — Авт.) его Ивашку учала высылать вон и попехнула его из сеней; и он де Ивашко учал ее бить и нос до крови у ней розщиб, и ухватя де нож у себя из ножней и метался на нее с ножем; и он де Микитка, не допуща до нее Маврицы его Ивашка, вывертел де нож у него Ивана из рук, и у него де Микитки он Ивашко изрезал руковицы на той рознимке; и тот де нож он Микитка принес в приказную избу».

    А вот пример пьяной драки в осажденном Албазинском остроге [в 1686-1687 гг. — прим. Клеркона] из донесения казачьего головы порутчика Бейтона Нерчинскому воеводе Власову: «и у Атамана Ивана Бузунова была корчага квасу и собравшиеся в четвером моего полку Артюшка толмач, Гробова полку Сенька Киселев, да Андрюшка Фадеев, да новоприезжей казак Яков Зовей и учинили между собой у Атамана драку и квас выпустили и посуду приломали и сверх той драки Артюшка Толмач Атамана ножем дернул не досмерти, ожил».

    Использовался нож и для психологического подавления противника. Так, тунгусы взяв в плен служилых «связали и, связав… били и увечили на смерть, и приступали копьями и ножами колоть», а казак Стенка «ножом колол в ногу» взятого в плен якута Айгу, от чего тот, и так уже раненный, умер. «Новокрещенные» буряты, склоняя жену Нерчинского толмача Якова Галки к побегу, «говорили что де ты с нами не побежиш и мы де тебя зарежем ножем и ножи де в руках своих держат наголе а с ними де луков и сайдаков не было». Здесь нож использовали как эффективное средство угрозы.

    Ножи завозились торговыми людьми в больших количествах, наряду с пищалями, топорами, порохом и свинцом, как самое необходимое. Значительная часть ножей поступала в регион для обмена или подарков аборигенам, у которых русские ножи пользовались большой популярностью.

    Так, по «росписи воинским снарядам и других вещей» выданной из Нерчинского острога сыну боярскому Игнатию Милованову «в отпуск на Зею и Селенбу реку» было «150 ножей с чернями с медными и оловянными припоями» подарочной казны. По росписному списку 1691 года в казне Телембинского острога было «таварнои казны дватцат три топора дватцат два ножа с медными припои».

    А в сдаточной описи казенным вещам, вынесенным из Албазина пятидесятником Васильем Смиренниковым в ноябре 1690 года, было «45 ножей с медными припои, в том числе 7 ножей без припои, 368 бердышов целых, 57 бердышов ломаных, 10 топоров целых, 13 топоров держаных».

    В дар различным туземным князцам преподносились хорошие дорогие ножи, так монгольские тайши получали «ножи польские» и ножи «серебряна оправа». В списках товаров, привезенных из Европейской России служилыми Нерчинского острога, указана цена привезенных ножей: «триста ножеи с меднои оправои цена за сто по дватцати по пяти рублев», «двенатцат ножей с меднои оправой с ножнами цена по четыре гривны нож».

    Подводя итог, можно с уверенностью утверждать что, сочетая в себе достаточно высокую боевую эффективность и универсальность, нож являлся одним из наиболее доступных и распространенных видов холодного оружия, состоявшего на вооружении русских служилых людей в XVII веке».

    Автор: Багрин Е.А. Дальневосточный университет им. В.К. Арсеньева (Владивосток).

    Опубликовано в: Научно-теоретический альманах «Ойкумена». № 1 (5). 2008. – Владивосток: Изд-во «Дальнаука». Стр. 46-57.

    Источник

    Похожие статьи:

    Как я работал на севере

    Как я работал на севере
    Вообщем поехал я за длинным рублем на севера нашей родины, а если точнее в республику Саха-Якутия. Это был год 2008. В это время вся страна строила трубопровод для перекачки нефти на восток, который так и назывался ВСТО (Восточная Сибирь-Тихий Океан). Один из участков проходил по непролазным участкам якутской тайги в районе Талаканского месторождения. Вот туда я и поехал....

    Осень на Вилюйском кольце. Якутия, город Мирный

    Осень на Вилюйском кольце. Якутия, город Мирный
     Сегодня перелетели из лета в осень. В Якутске всё зеленое, а здесь уже осень в разгаре. А на севере Якутии уже снег на днях выпал. Обширна и разнообразна Республика Саха ...

    СБЕРЕГАЯ ПАМЯТЬ О ПЕРВОСТРОИТЕЛЯХ И УЛИЦАХ ГОРОДА НЕРЮНГРИ

    СБЕРЕГАЯ ПАМЯТЬ О ПЕРВОСТРОИТЕЛЯХ И УЛИЦАХ ГОРОДА НЕРЮНГРИ
     В нашем городе ценные в историческом и культурном отношении микротопонимы не имеют статуса памятников и не охраняются государством. Писать историю строительства города и нерюнгринских улиц нужно сегодня, пока жива память о событиях 38-летней давности, и еще можно воспроизвести забытые страницы истории со слов очевидцев, первостроителей и строителей города. Первостроители Нерюнгри создали достойное будущее для своих детей и внуков, оставили богатейшую историю целого поколения – историю поколения первопроходцев великой стройки....

    Из топонимики Южной Якутии

    Из топонимики Южной Якутии
    Топонимия Южной Якутии характеризуется тем, что она состоит почти что исключительно из топонимов эвенкийского происхождения, а топонимы якутского происхождения здесь единичны. Это объясняется характером природных условий.В Южной Якутии нет земель, пригодных для скотоводства — лугов и пастбищ. И якуты-скотоводы туда в массовом порядке не смогли проникнуть и обосноваться...

    БАМ: новая надежда

    БАМ: новая надежда
     Железнодорожная магистраль – это не только рельсы, поезда, мосты, тоннели и вокзалы. Как и любая дорога, она не жива без людей, которые ее строили, которые живут рядом с нею и ездят по ней. Этот репортаж – итог встреч с десятками людей БАМа....

    Фотографии старого г. Нерюнгри

    Фотографии старого г. Нерюнгри
      ...
    наши друзья

    Округ-ТВ

    Информация

    Весь материал, представленный на сайте республика-саха-якутия.рф взят из открытых источников или прислан посетителями и авторами сайта. Материал используется исключительно в некоммерческих целях. Все права на публикуемые материалы принадлежат авторам. Если Вы являетесь автором материала или обладателем авторских прав на него и против его использования на сайте республика-саха-якутия.рф, пожалуйста, свяжитесь с нами через форму контактов.

    ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ

    Республика Саха Якутия © 2019