Яндекс.Метрика
Меню пользователя
Написать статью Добавить видео Регистрация

Заказать баннер
Бесплатная доска объявлений по всему миру
Русский сайт

Распетанно с сайта республика-саха-якутия.рф

Экспедиция "Якутия Алдан" 2013

1509 просмотров


    Экспедиция   "Якутия  Алдан"  2013

    Пейзажи Крайнего Севера таковы, что самая простая картинка, зафиксированная самым любительским образом, с течением времени заставляет замирать, вглядываясь в детали.


     

    Экспедиция "Якутия Алдан" 2013

    8 августа

    Начнём с прилёта в город Якутск. Для публичного созерцания отобраны лишь два фото. Это наши первые шаги по якутской земле, после двенадцатичасового пребывания в самолётах и транзитных зонах. Группа выходит из самолёта в 11:43, по местному времени.

    Экспедиция

    На ожидание багажа ушло 35 минут. В 12:18 мы встречаемся c нашими друзьями, Валерием и Никитой. Следующая остановка — базовый лагерь во владениях Валерия, на окраине Якутска. Там будут упакованы и загружены лодки, моторы, прочее снаряжение и продукты.

    Экспедиция

    В группе не хватает только одного участника. Иван Игошин ждёт нас в Хандыге. Точнее, он ждёт решения группы, об окончательной нитке маршрута. А все мы ждём новостей из закрытого посёлка Нежданинское, до которого должна дойти (или не сможет) наша машина. На всё про всё — сутки.

    9 августа

    На комплектацию груза, загрузку автомобиля и принятие самого сложного решения — по нитке маршрута — ушли сутки с небольшим. В поселок Нежданинское, через который мы должны выйти на Юдому, вчера прошла машина, вахтовикам доставили топливо. Новость не добавляет оптимизма, мы все осознаем, что за Нежданкой — terra incognita. И ключевое для экспедиции решение принимаем по наитию. Оно даётся непросто…

    Заброска на Юдому, по федеральной трассе «Колыма» отменяется. Группа едет в Томмот, в началу судоходного участка реки Алдан. Далее, мы будем идти вниз по реке до впадения в Алдан реки Маи, затем подниматься по Мае до устья Юдомы, далее — идти вверх по Юдоме, сколько позволят обстоятельства. Гора Палатка в этом году нас не увидит. Летнее наводнение 2013 года меняет наш маршрут радикально. Природа всё ещё сильнее человека. И, наверное, так правильно.

    Из Якутска группа выезжает в 14 часов. Первые километры асфальта успокаивают: движение наша стихия, а определённость позволяет отключиться от суетливых мыслей. Впереди — Томмот.

    Экспедиция

    На точку, с которой начнётся сплавная часть путешествия, мы планируем выйти через 10-12 часов. Иллюзия лёгкого катания исчезает быстро: то, что называется асфальтом, постепенно превращается в пересечённую местность, которая чередуется с болотами, колеями, просёлками и участками под условным названием «примите извинения за временные неудобства».

    Каждый час наш водитель делает остановку. Мы покидаем грузопассажирский отсек, чтобы вытянуться на земле, в полный рост, на пару минут.

    Над рекой Лена настоящее северное небо. Полчаса передышки на переправе позволяют отдышаться и впервые разглядеть ту Якутию, с которой мы спешили встретиться. Белый пух облаков, космическая синева небосвода, коричневая вода реки.

    Последнее — не радует, но для нас это не новость. Все сводки получены и усвоены заранее. Главное — верховья Алдана уже чистые. А там будет видно…

    10 августа

    В четыре часа ночи наш «УРАЛ» пришёл в Томмот. На въезде в город консультируемся с дружелюбными сотрудниками ГИБДД на предмет заправки и удобного места для стоянки на берегу. Водитель и владелец машины, наш проводник, житель Якутска Валерий Васютин колесит по тесным улочкам городка, едва вписываясь в повороты. Через полчаса подходящий участок берега найден, приступаем к разгрузке.

    От сна решено отказаться. На рассвете машина уходит на АЗС, за бензином для лодок. А группа начинает собирать и комплектовать средства сплава. В процессе узнаём много нового. Должность «капитана Очевидность» в группе пока свободна, поэтому сакраментальная фраза «читайте инструкцию» так и не прозвучала. Учимся на ошибках, изобретаем велосипеды.

    Самый неприятный сюрприз — несоответствие высоты транцев лодок моторам, которые мы распаковали только что. Все навесные двигатели, в рабочем режиме, располагаются существенно ниже нормы. Весь световой день уходит на конструирование: наращиваем транцы с помощью подручных материалов, снимаем-ставим моторы, делаем пробные заезды с грузом и без.

    Разумеется, некоторые решения применяются впервые. В дело идут лодочные сиденья из многослойной фанеры, отверстия под болты с особой точностью делаем ручной дрелью, сами «пластилиновые» болты покупаем в хозмаге Томмота. Все понимают, что моторы на перекроенных транцах будут висеть три недели. И не просто висеть, а работать в предельно тяжёлых условиях. Есть о чём подумать…

    Экспедиция

    Молодёжь в группе традиционно беззаботна. Хулиганский принцип «мы сделаем это сегодня, а проблемы будут завтра» читается во взглядах. Единственную дрель им лучше не давать, иначе перегреют сверло. Единственное.

    Экспедиция

    Впрочем, старшие товарищи тоже не особенно волнуются. Выше головы нам не прыгнуть и провести лабораторные исследования негде. Единственное что нужно — поднять лодки на глиссирование. Тогда будут выдержаны нормативы графика движения и расхода топлива. Остальное — мелочи.

    Экспедиция

    Каждый мотор имеет разную длину сапога. Устанавливаем их на глаз, помня, что отрезать лишнего нельзя. Запасов пиломатериала нет, как нет и запаса времени. Сегодня нужно стартовать и пройти час-два с полной загрузкой. Виталий в обычной жизни работает аудитором и сейчас выполняет в чём-то схожие задачи. Рассчитать и проверить…

    Экспедиция

    Экспедиция

    Экспедиция

    Экспедиция

    Экспедиция

    Первым на глиссер вышел Tohatsu, установленный на питерской лодке F450 от компании «Мнев». Его 25 лошадиных сил в дальнейшем не раз, по хорошему, нас удивляли. Дмитрий Анатольевич удивился раньше всех. На снимке он возвращается к берегу после удачного скоростного прогона.

    Экспедиция

    На закате, после череды перемещений груза и топлива между лодками, мы находим оптимальные варианты загрузки. Проведена безжалостная ревизия багажа, вторая по счёту (первая была в Якутске). На берегу остаются второй аккумулятор, новый генератор Honda, инструменты, продукты. Группа начинает водную часть путешествия. Нас провожают наши друзья, жители Томмота.

    Экспедиция

    Стартуем в половине десятого. Небо кипит дождевыми тучами, быстро темнеет. В группе ощущается новое настроение, которого все ждали. Описать его проще всего одним «гагаринским» словом: — Поехали!

    Экспедиция

    Вопреки всем обстоятельствам, график передвижения удаётся выполнить. Лодки идут тяжело, однако, мы не гонимся за рекордом. Первое же хорошее место за Томмотом станет нашей стоянкой. Поэтому — вперёд!

    Экспедиция

    Экспедиция

    Экспедиция

    11 августа

    Утро началось густым туманом, нехотя отрывающимся от воды. Мы переночевали на замечательном песчаном берегу, в удивительно тихом месте. Вчера удалось пройти совсем немного, впрочем, цель заключалась в том, чтобы увидеть, на что способны лодки и моторы. По весу — предел.

    Экспедиция

    Этот день путешествия ознаменовался очередной ревизией груза, третьей по счёту. Первый раз мы провели сокращение в Якутске, при погрузке автомобиля. Вторая попытка корректировки состоялась вчера, на месте стапеля, в Томмоте. Казалось, мы достигли предела и всё, что осталось, непременно спасёт нам жизнь. Однако, 30 пройденных по реке километров расставили материальные ценности по местам.

    Мы должны помнить, что используемые нами лодочные двигатели — абсолютно новые. Все они пока работают в режиме обкатки, то есть, в щадящем режиме. И надо постараться облегчить им жизнь. В прямом смысле слова.

    Экспедиция

    Удивительным образом, в процессе переоценки значимости продуктовых запасов, мы обнаруживаем ящик кетчупа и ящик майонеза. Здесь же, на берегу, предпринята попытка оставить второй раскладной стол, совершенно новый. Но, природу жаль и стол (его, кстати, тоже немного жаль) остаётся с нами, ожидая первой же возможности утилизации или дарения. Дикой природе достаются небольшие запасы круп, печенья и прочего малопонятного сырья. Парадоксально, но факт: ещё неделю назад всё, что мы сейчас выбрасываем, казалось жизненно необходимым запасом. Теперь мы смотрим на излишки и удивляемся сами себе — зачем оно здесь?

    Рыбачить не пытаемся, не до того. После сокращения веса, начинаем распределять груз по лодкам заново, с учётом ходовых характеристик, которые проявились на вчерашнем марше. Туман цепляется за реку до одиннадцати часов.

    Экспедиция

    Перед самым выходом, в костёр отправляются роскошные «бундесовские» ботинки, хвалёная армейская обувь НАТО, из двойной кожи. Подошва отвалилась через два дня. Правда, куплены в секонд-хенде. Вывод неоднозначен: либо они не так хороши изначально, либо прошли предпродажную подготовку, перед отправкой в Россию.

    Выходим на воду около полудня, лодки нехотя встают на глиссер. Надувные суда весьма чувствительны к давлению воздуха в баллонах и развесовке. На ходу учимся угадывать оптимальные значения.

    Экспедиция

    Алдан местами гладкий, словно зеркало. Верховья нашей родной реки, в это время года, особенно красивы. Русло стиснуто невысокими скалами или сопками. Судоходства практически нет.

    Экспедиция

    В какой-то момент один из навигаторов, в лодке, которая идёт под мотором HONDA, показывает скорость 36 километров в час. Отличный результат, для полной загрузки.

    Экспедиция

    На участке от города Томмота до посёлка Усть-Мая, берега Алдана местами превращаются в своего рода Ленские столбы — такие же скальные образования, как на реке Лена, в известном природном парке. Здесь они пониже, не так чётко выпилены водой и временем, но не менее живописны.

    Экспедиция

    В 14 часов видим дым из печной трубы. В устье Тимптона стоит избушка, в ней остановились на обед три местных жителя. Общаемся, задаём вопросы, получаем информацию об уровне воды в ближайших притоках Алдана. Наши собеседники только что спустились по Учуру, одной из самых интересных рек в этом районе, в рыболовном отношении. Однако, добыли совсем немного рыбы, помешал дождевой паводок.

    Сегодня нас сопровождает замечательная погода и роскошные пейзажи. Идём не спеша, с остановками на оптимизацию укладки груза. Ближе к вечеру любуемся радугой, поднявшейся из реки.

    Экспедиция

    Несхоженность группы, режим обкатки моторов, остановки для подкачки, прочие нюансы… — приводят к тому, что место для стоянки мы ищем на фоне стремительно уходящего солнца. Появляется первый туман, караван в сумерках выходит на отмель и чудом обходится без аварийных ситуаций. Винты и моторы целые, нужно идти строго по фарватеру, а его уже не видно.

    Экспедиция

    Закат великолепен. Темнота незаметно накрывает реку. Надо вставать раньше …

    Экспедиция

    … четыре лодки, в молочном тумане, в ночи, гуськом, страшась оторваться от каравана и сгинуть навеки, ищут хоть какой-то берег, где можно заночевать. Цепляясь за свет фонарей идущих впереди экипажей, утыкаясь в бакены, обрывы, перекаты — мы находим что-то, похожее на место стоянки. И, через полчаса — спим. Тяжёлая дистанция. За день пройдено 198 километров.

    Экспедиция

    Ниже — ещё несколько фотографий этого ходового дня. Таким было одиннадцатое августа. Южная Якутия, уходящее лето 2013 года.

    Экспедиция

    Экспедиция

    Экспедиция

    Экспедиция

    Экспедиция

    12 августа

    Как выяснилось утром наступившего дня, группа заночевала напротив устья ручья Харангда. Хорошее место, которое с рассвета традиционно укрыто туманом. Дождя нет, что несомненно радует. Рыбачить некогда, собираемся в путь. Погода может поменяться быстро, небо не внушает оптимизма, а под дождём скорость передвижения значительно снизится. Нам же обязательно надо сохранять задел по времени — резерв, который пригодится тогда, когда группу остановит непогода.

    С вечера берег казался неприветливым, а сейчас здесь даже уютно. На любой громкий звук сопки отвечают протяжным многократным эхом. Выходим поздно, в очередной раз перераспределяя груз перед стартом.

    Экспедиция

    После полудня показываются очередные скальники, по левому берегу. Этот ориентир местные называют «красными скалами». По словам рыбаков, с которыми мы общались вчера, мы можем встать в районе трёх островов, первый из которых называется Куобахтах, а два других, ниже по течению — безымянные.

    Экспедиция

    Местами берега совершенно неприступные, однако, рельеф меняется стремительно, с каждым поворотом реки.

    Экспедиция

    Очередной плес, в районе, где в Алдан впадает ручей Сунгнагыын. Слева и справа, рядом с рекой, расположены живописные озёра. А мы спешим дальше.

    Экспедиция

    На таком грунте деревьям сложно выжить. Они цепляются за любые клочки земли, пока не случаются затяжные ливни, такие, как этим летом. Потоки воды смывают молодые деревца, едва пустившие корни. Остаётся каменистый склон, на котором снова пытается укрепиться жизнь.

    Экспедиция

    До точки рекомендованной стоянки группа добирается сравнительно быстро. От вчерашней ночёвки пройдено всего 49 километров. Встаём в устье ручья Оччугуй-Джюнюкян. Сначала место не радует, всюду следы пребывания промысловиков, берег завален мусором. Тем не менее, находим вполне живописный участок, чуть выше точки, где причалили сначала.

    Экспедиция

    В силу обстоятельств непреодолимой силы, а именно, несогласованности и неразберихи, один экипаж отправляется на штурм реки Улахан-Джюнюкян — правого притока Алдана, который впадает на километр ниже нашей стоянки. Пожалуй, здесь мы наблюдали преодоление самого сложного участка мелководья на водомёте, единственном из наших четырёх моторов. Все перекаты, пройденные позже, оказались значительно проще.

    День ознаменовался поимкой первой рыбы. На спиннинг удалось добыть ленка, с первого заброса, без «разогрева». Что называется: где встал — там и взял. Вечером нас ждал роскошный ужин. Впервые на маршруте, спали в избе, по-королевски.

    Экспедиция

    13 августа

    В полдень группа покидает место ночёвки, отправляясь к новым берегам. В дальнейшем, мы не раз вспоминали эту стоянку с сожалением: пожалуй, именно здесь мы могли отснять бо́льшую часть необходимого материала. Чистая река, ещё более чистые притоки в шаговой доступности, утиные места за поворотом, голодный хариус у берега, тихая протока напротив базового лагеря, рубленая баня неподалёку — в общем, все радости таёжной жизни были к нашим услугам.

    Но, нам казалось, что это лишь начало «райских кущ» и дальше откроется что-то и вовсе чарующее. Журавль в небе, в который раз, оказался притягательнее той самой синицы, что в руке.

    Экспедиция

    Туман рассеялся к одиннадцати часам, а на воду группа вышла после полудня. За первым же поворотом реки вновь открываются удивительные скальные нагромождения. Те из нас, кто родился и вырос на этой могучей северной реке, открывают для себя новый Алдан: в его верховьях мы впервые. Все прежние поездки ограничивались посёлком Усть-Мая, до которого сейчас пятьсот километров, вниз по реке.

    Экспедиция

    Экспедиция

    Если бы мы объявили конкурс на лучшую фотографию из описываемого маршрута, то следующий снимок, вероятно, оказался бы победителем. Во всяком случае, для меня эта фотография стала знаковой: именно такой запомнилась Якутия, в августе 2013 года. Зеркало воды, облака — предвестники скорого дождя, ещё зелёные сопки и тишина. Лучшее время года, на Крайнем Севере.

    Экспедиция

    Вип-персоны республиканского масштаба, как оказалось, тоже умеют ценить красоту и чистоту якутской тайги. Через 17 километров от точки нашей ночёвки, видим на правом берегу, в устье ручья Элгяннях, капитальные строения, новые двухэтажные коттеджи и даже вертолётную площадку. Выглядит комплекс немного ирреально, с учётом отдалённости от районных центров.

    Экспедиция

    Солнце незаметно прячется за плотной облачностью, небо приобретает ровный серый цвет. Дождь бродит где-то рядом и угадать место встречи невозможно — по всем приметам видно, что нас ждёт затяжная морось, всепроникающая и тоскливая. Пользуемся благосклонностью природы и спешим вперёд.

    Экспедиция

    В восемь часов вечера первая лодка каравана причаливает в посёлке Чагда. Остальные задерживаются, как выясняется, из-за отсутствия топлива. Одна из наших лодок приводит другую на буксире. Надеемся решить проблему с бензином в посёлке, однако, нас ждёт полное разочарование: АЗС здесь нет, а местные жители бензин не продают и любые уговоры бесполезны. Никакая «валюта», включая спирт, не котируется. Многократно завышенная цена, предлагаемая нами, не интересует.

    Здесь нет бизнеса. Жителей Чагды кормит река и тайга. Бензин для них — важная часть в схеме выживания. Деньги в этой схеме имеют существенно меньшее значение.

    Чагда стоит чуть выше места, где в Алдан впадает река Учур, известная своими промысловыми верховьями всем рыбакам Крайнего Севера и Сибири. До сегодняшнего вечера, мы лелеяли надежду подняться по Учуру, хотя бы на несколько сотен километров. Сейчас, оставшись с чисто символическими запасами топлива для моторов, нам уже не до Учура.

    До села Кутана, где возможно есть бензин (или нет) — сотня километров. Если там топлива нет, следующий посёлок, где может быть АЗС — это Усть-Миль, до которого ещё полторы сотни. Итого, 250 км. Вполне реален вариант, когда экспедиции придётся идти сплавом, без моторов, часть этой дистанции. Скорость течения, в среднем, около пяти кмч, плюс хлипкие вёсла, минус встречный ветер… Можно считать, что пойдём со скоростью пешехода.

    Пока наши представители ведут переговоры и наводят справки в посёлке, устраиваем небольшую фотосессию на высоком берегу. Чагда стоит в живописной излучине. Жаль, облачность скрыла закат, могли бы получиться неповторимые кадры.

    Официально, сельский населённый пункт Чагда создан в 1928 году, причём большую часть своего существования он являлся административным центром Учурского района. Затем произошло так называемое «укрупнение». Теперь здесь живут чуть более двухсот человек и этот посёлок — глухая окраина Алданского района. Таких, обречённых селений в Якутии десятки. Их существование закончилось вместе с уходом из региона геологоразведчиков.

    Аборигены не убирают из лодок на берегу даже баки с бензином, не говоря уже о моторах и прочих материальных ценностях. Охранников нет, за берегом специально никто не смотрит. Ни одному местному жителю и в голову не придёт что-либо украсть у соседа. Такой уклад жизни, такие традиции.

    Экспедиция

    В посёлке пекут хлеб и здесь есть школа, в которой учатся двадцать детей. Среди череды пустеющих населённых пунктов, которые попадались нам на пути, Чагда — наиболее благополучная и обустроенная людьми, как нам показалось.

    Покидаем гостеприимный берег в спешке. Местные жители обнадёжили нас, сообщив, что бензин мы обязательно найдём в старательской артели, которая работает рядом с селом Белькачи. До старателей больше сотни километров, но это уже хоть какая-то определённость. Выходим на воду в сумерках, получив от аборигенов точные рекомендации, где лучше переночевать.

    Через полчаса встаём на левом берегу, в устье ручья Хахан. Это утиный рай, но оценить перспективы охоты не успеваем: начинает накрапывать дождь, лагерь ставим в темноте. На ужин лосятина, купленная у охотника в Чагде, и свежайшая дичь, добытая собственноручно.

    Экспедиция

    Мясо бесподобно, повар великолепен. После вчерашнего рыбного вечера, стол как на заказ, для мясоедов. Да ещё и свежий хлеб! Только погода, кажется, не собирается нас баловать дальше. Все авансы выданы.

    Ходовой день заканчивается сложными подсчётами. Двум моторам нужен смешанный с маслом бензин, ещё двум — чистый. Одного у нас больше, другого меньше. Расход топлива у всех моторов разный, а у водомёта — до неприличия большой.

    Возможно, что одной лодке, без груза, придётся уходить вниз за бензином, либо завтра ближе к вечеру, либо послезавтра. А расходиться на полсотни километров, на такой реке, при полном отсутствии связи — не самое удачное решение. Вся надежда на старателей, к которым мы должны выйти завтра.

    Это наша пятая ночёвка на реке. За день пройдено 130 километров. Засыпаем под звуки дождя. У воды прохладно и сыро.

    14 августа

    Просыпаемся под проливным дождём. Он немного стихает и тут же переходит в ливень. На небе — ни намёка на просвет. Единственное место, к котором есть смысл находиться — там, где проснулся. Спальник и палатка, в такие моменты, дают ни с чем не сравнимое ощущение комфорта.

    Ухудшения метеоусловий мы ждали с первого дня и были к ним готовы. Резерв времени есть, можем позволить себе пересидеть непогоду на суше. По большому счёту, под сильным дождём мы не можем идти на максимальной скорости, такой режим невозможен технически, из-за секущих потоков воды, которые на скорости не позволяют видеть что-либо.

    Поэтому, только сплав без моторов. У нас есть тент размером 6 на 8 метров, укрывающий четыре лодки, стоящие рядом. В худшем случае, используем именно такой вариант, чтобы двигаться хотя бы с минимальной скоростью. А пока… сидим в палатках, «до первой звезды».

    Ближе к полудню начинаем двигаться. Дождь не стихает, придётся жить на воде и под водой. Не спеша ставим на берегу самый большой полиэтилен, готовим завтрак и обед, чтобы «два раза не вставать».

    Экспедиция

    Вода всюду: пытаемся просушить одежду и обувь, забыв о рыбалке и охоте.

    Экспедиция

    В два часа дня дождь выключают резко, без предупреждения. Чуть выше по течению, в устье ручья, не обращая на нас никакого внимания, живёт своей жизнью дичь. Часть группы не выносит такой наглости и отправляется на промысел. Остальные собираются в путь.

    Сливаем из лодок воду, тщательно упаковываем снаряжение.

    Пытаемся просушить палатки и тенты, однако, снова начинает моросить. Пора на воду, иначе, эта борьба станет бесконечной.

    Стартуем в четвёртом часу. Надо дойти до села Кутаны — в худшем случае; до базы старателей в Белькачах — в лучшем. Где-то должен быть бензин, в этом холодном и влажном мире…
    Пожалуй, ходовой день четырнадцатого августа стал самым трудным, в климатическом плане: в общей сложности, группа шла пять часов, и почти всё время — под дождём, временами ливневым. Часть пути преодолевали в связке, под тентом, пережидая самые интенсивные осадки.

    Экспедиция

    В пути, весьма некстати, задержались для промысла. На добычу потратили час. Получили запас свежего мяса. Сгоняли одну лодку в бесцельный пробег, на 30 километров. Из-за организационной неразберихи потеряли один экипаж, который догонял нас, в то время, когда мы догоняли его. Стоянку искали традиционно, в сумерках. Встали на правом берегу Алдана, в двух километрах выше села Кутаны.

    За день преодолели 89 километров. На ужин северные деликатесы. Завтра ищем бензин в деревне. Погода постепенно исправляется, мелкий дождь чередуется с едва заметной моросью. Сушимся, спим.

    15 августа

    Этот день прошёл под дождём. Ходовым его можно назвать с большой натяжкой. На воде группа провела менее трёх часов, передвигаясь либо на средней скорости, либо на малом ходу. К сырости мы начали привыкать, да и к холоду тоже. Однако, проблему с бензином решить не удалось.

    В первой половине дня наша делегация, в составе двух человек, побывала с официальным визитом в селе Кутаны — напротив стоянки, на левом берегу, в двух километрах, ниже по течению Алдана. Жителей около восьмисот человек, которые рассредоточены по трём, расположенным рядом, селениям. Называются они Новые Кутаны, Старые Кутаны и просто Кутаны. Объясняется такая топонимика не борьбой за независимость, а суровой действительностью: одна деревня выгорела когда-то, в сильную засуху; другую смыло рекордным паводком. Люди, с третьего раза, набрались опыта и нашли самое защищённое место для жизни.

    Славянских лиц в деревне не видно, здесь исконное место обитания коренного населения. Первым делом нас встречает крепко выпившая компания в составе двух мужчин и одной старушки. Мужчины пытаются проявить агрессию, но сил не хватает. Представляемся важной государственной комиссией из Якутска, интерес к нам мгновенно пропадает.

    В магазине покупаем странноватый набор продуктов: беляши и пиво. Хлеб здесь привозят после обеда. Нет слов, как досадно. В хозяйственном отделе, среди полотенец и чайников, продаётся Wi-Fi роутер. Смотрится на полке также органично, как если бы в центре Якутска продавали жирафа. Похоже, мы немного одичали, в своих лодках.

    Приветливая продавщица рассказывает нам новости за прошедшую неделю, ещё более приветливый покупатель расспрашивает про жизнь в Москве и про Олимпиаду в Сочи. Самое большое удивление наших собеседников вызывает тот факт, что мы приехали сюда, «с материка», отдыхать. Прямо из Сочи?!

    После магазина посещаем здание администрации, или сельсовет, как здесь говорят по привычке. Хороших новостей нет. Бензин привозят только по заказу, из Томмота, частные лица. Один из них — местный землеустроитель, который работает в этом же здании (что он тут устраивает — загадка). Уверяет, что проще всего найти топливо у тех самых старателей, о которых мы слышали ещё в Чагде.
    Любопытная деталь: в одно время с нами, в Кутаны приехал член районной избирательной комиссии, из Томмота. По совместительству, он же и агитатор за «партию власти». Для нас это параллельная реальность. Фрагменты беседы районного функционера с местной чиновницей звучат так, словно сам-собой включился телевизор, с федеральными новостями. Даже слово «выборы» в таких местах произносится с трудом.

    Спешим оставить цивилизацию, которую совсем не хочется видеть и слышать. На берегу говорим с «таксистом» из Томмота, который и привёз сюда члена избиркома, на своей лодке. Рекомендации всё те же — идти к старателям или в Усть-Миль. Правда, есть ещё небольшая надежда на Белькачи, но нет никакой конкретики. Расстояния слишком велики и рассчитывать на актуальность сведений не стоит.

    Возвращаемся в лагерь, обедаем и выходим на реку. Дождь, как по заказу, усиливается, и временами заставляет караван идти сплавом, без моторов. Одна из трёх лодок оборудована полноразмерным тентом, а вот остальные беззащитны перед небесами. Кроме нехватки бензина, появляется ещё одна проблема: постепенно набирают влагу фото-видео камеры. К вечеру, в распоряжении группы остаётся лишь экшн-камера, в подводном боксе.

    Около шести вечера добираемся до старательской артели. Их база — небольшой городок, на правом берегу Алдана, с причалом, взлётно-посадочной полосой, общежитием, баней, столовой, гаражами, мастерскими и запасами ГСМ. Однако, бензин здесь не продают. И не меняют, и не дарят. Уходим в посёлок Белькачи, до которого семь километров. Там тоже нет бензина, это уже точно известно. Но, бывают же чудеса…

    В Белькачах, на берегу, видим странную картину, которую невозможно забыть: водитель автомобиля «УРАЛ» моет свою машину в реке, под моросящим дождём. Глядя на него с нескрываемым удивлением, поднимаемся в посёлок по размокшей глиняной колее. Первый от реки жилой дом — это крохотный магазинчик, где нас встречают глава семейства, его супруга, а также их сын.
    Покупаем полведра свежих огурцов, с грядки. Убеждаемся, что бензина нет, берут его местные у старателей, а как берут — загадка. Возможно, поспособствует местная власть, с которой хозяйка дома тут же созванивается по телефону. Женщина-чиновница охотно соглашается нас принять, бензин не обещает, но на ночлег устроить можно.

    Нам действительно хочется остаться здесь, в деревне, чтобы просушиться и помыться в бане. Между тем, узнаём от хозяина, что в трёх километрах ниже по реке, есть капитальная большая изба с печью. Рядом хорошее озеро, щука, дичь. После минутного совещания, решаем идти к избе. У нас ещё час светлого времени. Три километра — это рядом, не спешим, долго беседуем на берегу с местными жителями, расспрашиваем про оптимальную заброску на Учур, в расчёте на будущее. На всякий случай, нам показывают координаты избы на наших суперсовременных Гарминах.
    Покидаем гостеприимные Белькачи. Выходим на воду. Не находим избу ни через час, ни через два. Через сорок километров, в темноте, видим огни по правому берегу. Это ещё одна база старателей, но уже заброшенная. Причаливаем, находим людей. Из пятерых аборигенов способность к общению сохранил только один. Бензин не продают. На противоположном берегу есть изба, там можно обсушиться.

    Через четыре километра, каким-то чутьём улавливаем похожее место, на левом берегу, ниже устья ручья Далгакы. Разгрузка и установка лагеря — в полной темноте, под дождём. Через двадцать минут приходит наша четвёртая лодка, которая задержалась у старателей. И задержалась по делу!

    Дополнительный раунд переговоров, как оказалось, не прошёл зря. Нашлись темы для обсуждения, общие интересы, схожие моменты биографии. В результате, Андрей Александрович купил-таки бензин. Целых двадцать литров, на три тысячи рублей. Отличная новость, теперь у нас точно есть запас, который позволит дойти до Усть-Миля хотя бы одной лодкой.
    Поиски избы успешны, до неё полкилометра размытой колеи, она стоит на выработанной заготовителями леса деляне. Строение пропитано солярой, здесь чинили трактора. В срубе есть огромная печь, это плюс. До воды далеко и нужно охранять лодки — это минус.

    Экспедиция

    Группа делится: одни остаются на берегу, спать в палатках, другие уходят под крышу. За день мы прошли 75 километров и они дались нелегко. Засыпаем под шелест дождя. Вспоминаем Белькачи, с баней и сельсоветом.

    16 августа

    День начался раньше обычного, с обращения Ивана Ивановича к Андрею Евгеньевичу. В первой части диалога он, заглянув в окно нашей палатки, попросил закурить. Во второй части, с той же интонацией сообщил, что на берегу осталось только три лодки, из четырёх.
    — Что?! … Иваныч, ты шутишь?
    — Да какие тут шутки, …

    Никто из группы уехать не мог. Отвязалась? Украли? Жестокий розыгрыш? За минуту, пока одеваемся, понимаем что не розыгрыш. В сонных головах пытаемся выстроить схему действий. Получается неважно.

    Выбрасываем из лодки с самым мощным мотором весь тяжёлый груз. Пытаемся подсчитать, насколько хватит бензина. Рации берут не более, чем на четыре-пять километров. До Усть-Миля 75 километров. Возвращаться назад смысла нет, если найдём. Если не найдём — тоже нет. Или есть? Скорее, придётся возвращаться. Но, оставшиеся три лодки тоже надо отправлять. Где встречаемся? До какого времени искать?

    Лихорадочно обдумываем хоть какой-то план на день. А поверх суеты, отчётливо понимаем: если не вернём лодку, экспедицию можно сворачивать. Вместе с грузом, который в ней, мы теряем большие деньги, снаряжение, съёмочное оборудование. А также, утрачиваем мобильность — то, из-за чего и были выбраны моторные лодки, в качестве средств сплава.

    Экспедиция

    По счастью, пока нет дождя, хотя небо хмурится не меньше, чем вчера. Сегодня мимо прошла лишь одна моторка, на рассвете, под противоположным берегом. С утра совсем нет тумана, Иван успел осмотреть русло в бинокль, примерно на 4-5 километров вниз. Дальше левый поворот, на 90 градусов, надеемся что судно прибило за ним. Совершенно непонятно, когда оно ушло: крайний раз к воде мы спускались около полуночи.

    Сейчас видимость ухудшается, снизу по реке поднимается к нам дождь, надо спешить. Под дождём мы не сможем толком разглядеть берега. Берём сухой паёк, договариваемся, что группа будет ждать до полудня, дальше пойдёт вниз. В худшем случае, встречаемся в Усть-Миле.

    Счастливые люди, оставшиеся спать в срубе, встречают новый день в блаженном неведении. У них фотосессия и хорошее настроение.

    Экспедиция

    Лодку мы находим в трёх километрах ниже, прибитую к берегу, в целости и сохранности. Она стоит в прямой видимости от нашего лагеря. Скорее всего, Иван Иванович поспешил с просмотром берега, либо принял её за створ. Она без чалки. То есть, налицо примитивная небрежность: развязался узел на причальной скобе. Полчаса уходит на буксировку против течения.

    Экспедиция

    Погода не обещает сегодня веселья, но в сравнении с тем, что что мы ощущали час назад, любые осадки — пустяки. И то, что нет бензина, и мокрые спальники, и вообще всё — пустяки. Никто никуда не спешит, долго и с удовольствием «гоняем чаи».

    Выходим на реку в три часа, запланированное ходовое время — не более трёх часов. Планируем встать на ночёвку в шесть. Скорее всего, остановимся в посёлке, потому что невыразимо хочется капитальной крыши над головой.

    Экспедиция

    Выбиваемся из графика по двум причинам: случайно обнаруженная яма с одичавшими голодными окунями, все как на подбор по килограмму. И закончившийся в двух лодках бензин. Двумя судами доходим до Усть-Миля, в начале восьмого одна разгруженная лодка, с запасом топлива, отправляется вверх по течению, за отставшими.

    Усть-Миль, как и все остальные якутские селения, встречает дружелюбно. В первые же минуты, после выхода на берег, у нас появляется водитель на УАЗе, готовый помочь с транспортировкой канистр, от заправки к воде. В первой же избе охотно предоставляют возможность включить в сеть зарядные устройства. Первый же встречный подсказывает, что напротив посёлка, на правом берегу, стоит заброшенный лесхоз, где есть добротная изба с печью.

    На лодках местных жителей встречаются настоящие раритеты. Это двигатели «Нептун» и «Вихрь», причём второй — явно из советской эпохи. Страшно ломучие, и вместе с тем, живучие агрегаты, которые кормят своих хозяев десятки лет.

    Экспедиция

    Посещаем магазин (такой у нас ритуал), покупаем свежий хлеб и конфеты. Грузим в оставшуюся лодку, рассчитанную на 600 килограмм, содержимое второго судна. И переправляемся на ночёвку за один раз, втроём. Румпель не поворачивается, моторист завален рюкзаками, скорость минимальна, но мы достигаем цели.

    Изба отличная, разделена на две половины, в одной из которых чинили моторы, а в другой жили вполне хозяйственные люди. Сразу разводим на берегу большой костёр, чтобы не повторить позавчерашнюю ошибку, когда половина дня прошла в «догонялках». На ужин — три десятка окуней и пара щук, которых приходится чистить дотемна. Через час приходит наш караван, без происшествий.

    Совсем нет дождя, небо очищается от туч. Над посёлком гаснет полоса заката. Стараемся не загадывать, но, возможно, завтра будет погожий денёк.

    Печь в срубе сделана толково, дыма нет совсем, а вот жар отменный. Отряжаем двух человек спать на берегу, у лодок. Остальные ночуют в апартаментах. Позади 75 километров, пройденных на «сухих» баках. Впереди устье реки Мая, где мы собираемся уйти с Алдана и подняться по Мае, до Юдомы.

    Экспедиция

    Засыпаем с одной мыслью: как же нам сегодня повезло …


    17 августа

    Утро выдалось нестандартным: чистое синее небо, отменный завтрак, абсолютно сухое снаряжение, выспавшийся коллектив. Отправляем одну лодку за бензином в посёлок, там же надо забрать аккумуляторы и зарядные устройства, оставленные с вечера.

    В Усть-Миле продаётся топливо только одной марки — АИ76. Такого уже не найти в центральной России и мы рискуем моторами, для которых производитель рекомендует АИ95. Поэтому, топливо берём только до Усть-Маи. Правда, жители посёлка говорят, что «девяносто второй», который продаётся в Мае, хуже чем их «семьдесят шестой». Вот мы и проверим.

    Не спеша грузим караван, загорая под неярким августовским солнцем. День действительно выдался как по заказу. Иван Иванович впервые пускает в дело новый коптильный ящик, категорически не соглашаясь выбрасывать не вместившихся в котёл окуней. Мы посмеиваемся, поскольку, рыба уже немного надоела — вообще, а окуни — в особенности. Никто это есть не станет, само собой, думаем мы.

    Всерьёз огорчает несколько деталей. Во-первых, отсырела одна из двух камер CANON и может выйти из строя. Во-вторых, на одной лодке нет весла. Скорее всего, ночью на волне оно слетело сначала с фиксатора горизонтального положения, а затем, упираясь в дно лопастью, вылетело из уключины. Виталий Владимирович проходит по берегу, вниз по течению, в поисках. Однако, безрезультатно. Андрей Евгеньевич хмурится.

    Впрочем, наша основная задача на сегодня остаётся простой и никак не зависит от этих мелочей. Надо дойти до Усть-Маи, купить полный запас бензина и повернуть на Юдому. До посёлка около ста двадцати километров, на три-четыре ходовых часа. Полтора внеплановых часа, на берегу, тратим на просушку камеры. Высохла, заработала.

    Выходим поздно, в четвёртом часу. В Усть-Маю должны дойти в сумерках. Аборигены сообщают, что из реки Маи идёт грязная вода. В таком случае, смысл подъёма на Юдому не очевиден. Тем не менее, надо спешить.

    Караван отчаливает от берега и, в пяти метрах, мы видим на дне потерянное весло. Сюрприз! Оказывается, мало того, что у питерского судна разваливаются уключины — у него ещё и вёсла тонут. Нет худа без добра. Андрей Александрович раздевается, ныряет и достаёт девайс, с глубины в три метра.

    Начинаем движение, то и дело останавливаясь для съёмки. Чарующие пейзажи, сказочные берега, отличный свет — в общем, всё что нужно операторам.

    Экспедиция

    Времени совсем мало, однако, заходим в устья небольших ручьёв для двух-трёх «контрольных» забросов и, заодно, делаем фотографии для партнёров экспедиции.

    Экспедиция

    Скальные выходы местами уходят в воду вертикальными стенами. В таких ямах можно взять хорошего хищника. Однако, с сожалением проходим многообещающие берега. Время — наш главный распорядитель.

    Ближе к вечеру появляются облака, вероятно, ночью задождит. Но, грех жаловаться на природу, сегодня мы и так идём в режиме максимального комфорта.

    Экспедиция

    Экспедиция

    Ширина Алдана здесь, местами, достигает 1 300 метров. Как-то сразу верится, что он — на шестом месте среди рек России по объёму стока и является самым крупным притоком реки на территории страны.

    Экспедиция

    Ждём отставший экипаж, любуясь пейзажами. Темп передвижения неплохой, все лодки идут быстрее тридцати километров в час. В Усть-Мае будем даже раньше, чем планировали.
    Или позже… За тридцать километров до посёлка возникает проблема. При включении заднего хода, с нового американского мотора слетает винт. У нас есть запасной, но он крепится гайкой, которая была одна. Тоже американская. Дюймовая! Приехали.

    Считаем скорость буксировки, расход бензина на буксировке и прочие расходы. Мимо идёт старенький «Крым», голосуем. Подходят, в лодке якутская семья, муж и жена, жители Петропавловска. Они возвращаются со сбора охты (северная ягода). Мужчина достаёт волшебный ящик, находим нечто похожее на утраченную гайку, шплинтуем отечественным гвоздём, вместо американской железки.

    Экспедиция

    Экспедиция

    На закате проходим Троицк, посёлок на правом берегу Алдана, перед устьем Маи. Впереди, на левом берегу Петропавловск, до Усть-Маи десять километров.

    Заметно холодает, идти по реке в это время не комфортно. Пока нет определённости с местом ночёвки, но цвет воды в Алдане постепенно меняется.

    Экспедиция

    Причаливаем в конце посёлка, рядом с АЗС. На руках выносим на берег почти полтонны бензина. Алдан в этом месте широкий, Мая впадает в него четырьмя руслами. Напротив — несколько островов, все заливные. Стремительно темнеет и мы решаем остаться ночевать здесь же, на берегу, чтобы с утра найти злосчастную гайку крепления винта — это раз; и выяснить у местных жителей, какова обстановка на Мае и Юдоме — это два.

    Эта часть Усть-Маи — самая окраина, опустевший посёлок геологоразведчиков, который аборигены так и называют: «экспедиция». Много брошенных домов, где можно провести ночь. Но, дождя нет и мы остаёмся спать в палатках, у воды. Выбрасываем испортившиеся остатки мяса, добытого трое суток назад. Ужинаем чаем и лапшой.

    Один экипаж возвращается из магазина, работающего в центре посёлка. Рассказывают подробности. Самые яркие впечатления от посещения цивилизации — наглядная агитация, которой украшены улицы Усть-Маи. На здании Сбербанка написано что-то про нашу победу.

    Небо не предвещает сложностей. Ясно, холодно и тихо. За день прошли 124 километра. В полночь выпадает обильная роса. В два часа ночи над рекой зажигается голубая звезда, предположительно, Сириус. От её света на воде появляется тонкая дорожка космического сияния. Красиво и неповторимо.

    Экспедиция

    18 августа

    Половину наступившего дня проводим в Усть-Мае. Над нами берёт шефство начальник районной инспекции по маломерным судам. Благодаря его содействию, не сразу, но всё же находим гайки крепления винта, более менее схожие с потерянной.

    А самое главное, получаем ответы на все наши вопросы: пожалуй, из всех встреченных нами на маршруте представителей власти, руководитель ГИМС оказался наиболее информирован и компетентен. Неудивительно, должность обязывает.

    Погода установилась замечательная, греет солнце, не спеша собираемся и загораем. На АЗС заряжаем аккумуляторы и берём питьевую воду. Окончательное решение о маршруте ещё не принято, но вода в Мае действительно грязная, как нам и говорили ещё в Усть-Миле. Похоже, наша мечта о Юдоме несбыточна, в этом году.

    Пока группа занимается сборами, есть полчаса на небольшую экскурсию по административному центру Усть-Майского района. Он, как большинство небольших населённых пунктов на Крайнем Севере, замер на грани закрытия, но благодаря статусу, будет существовать, пока существует сам район. Укрупнять уже некуда.

    Калитка, ведущая во двор частного домовладения, припёрта доской. Значит, хозяев нет дома. Этот знак существует здесь сотни лет, практичный и лаконичный.

    Экспедиция

    Улица Геологов есть в каждом северном городке. Благодаря геологам, российский Крайний Север, ещё во времена СССР, получил значительный импульс социально-экономического развития территорий. Геологические партии и экспедиции постоянного базирования являлись градообразующими предприятиями в каждом районе. Конечно, это была командная экономика и она полностью зависела от политики. Политика изменилась, геологи ушли. А улицы остались.

    Экспедиция

    Тем временем, группа на берегу принимает невесёлое и ожидаемое решение: мы не идём вверх по Мае и не попадаем на Юдому. Второй раз за маршрут, нам приходится отказываться от намеченного, из-за диктата природы. Простая арифметика, в которой ключевыми данными являются расход бензина и километраж, подсказывает нам наиболее прагматичный вариант — идём к устью реки Ханда и поднимаемся по ней, насколько сможем. Места известные, рыбные и большая вода оттуда уже ушла.

    Глядя на коричневую воду, которую выбрасывает в Алдан река Мая, мы вспоминаем первые дни маршрута, после Томмота, и великолепные места, оставшиеся позади. О том, что готовит нам столь желанная Мая, тогда никто и подумать не мог. А масштабы паводка, точнее его последствий, действительно поразили. Вот спутниковый снимок того периода, на котором отчётливо видно происходящее в Якутии, дождливым летом 2013 года.

    Экспедиция

    После полудня покидаем Усть-Маю и через километр после старта попадаем в жесточайший шторм. Высота волн около полуметра, а местами до метра. Невозможно идти даже на средних оборотах двигателя. Продолжаем движение малым ходом, стараясь удержать лодки поперёк волны.

    Караван жмётся к берегу, прячась от ветра и шторма. Некоторые участки невозможно идти на моторах, сплавляемся по 2-3 километра. Самая большая проблема — груз, который от ударов волны постепенно смещается к корме лодки. Удержать его невозможно, вязать внутри судна некуда. Поэтому, на ходу приходится перебрасывать ящики, рюкзаки и канистры вперёд, чтобы хоть как-то сохранить развесовку.

    Алдан в нижнем течении, от Усть-Маи до впадения в Лену, более активно используется речниками, чем средний участок, от Томмота до Усть-Маи. За два часа ходового времени встречаем уже третий транспорт, везущий уголь из посёлка Джебарики-Хая. С мостика нам весело машут беззаботные люди. С завистью провожаем взглядами теплоход, во всех подробностях представляя, как тепло и уютно в его кают-компании.

    Экспедиция

    Около восьми часов вечера проходим посёлок Эльдикан, по правому берегу. Все запасы мы пополнили в Усть-Мае, поэтому, не останавливаемся. Надо найти место ночёвки до темноты.

    В шестнадцати километрах от Эльдикана, в районе села Кюпцы, проходим под проводами новой ЛЭП. Ширина реки здесь составляет 700 метров, расстояние между опорами — километр. Это новая линия от подстанции Сулгачи, благодаря которой Эльдикан получил дешёвую электроэнергию. Высота новой опоры на снимке — 84 метра. Вес конструкции — 64 тонны.

    Экспедиция

    Линия протяженностью 167 километров проложена в междуречье между реками Амга и Алдан, и введена в эксплуатацию в сентябре 2007 года. Напряжение — 110 кВт. Прямо под проводами слышится жужжание, которое не заглушает даже звук лодочного мотора.

    Остановившись через полчаса, чтобы дождаться отставшую лодку, видим плывущую по реке корягу. Только плывёт она поперёк реки, в трёхстах метрах от нас, ниже по течению. Через секунду мы уже рядом, с ружьём наизготовку, провожаем добычу к берегу. Это косуля, которая на свою беду решила переправиться через Алдан именно здесь.

    Экспедиция

    Андрей Александрович предлагает даровать животному жизнь. По здравому разумению, решено предложение поддержать. Времени на разделку нет, еды у нас в достатке, а зверушка проплыла не меньше километра, в ледяной воде, выбиваясь из сил.

    Сумерки приходят раньше, чем этого хотелось бы. Навигаторы показывают интересный приток впереди, по правому берегу. Появляется луна.

    Останавливаемся для совещания в любопытной точке: глубокая яма, у скального берега и своеобразный сбой струй, на котором лодки медленно вращаются по кругу. Невольно приходит мысль об огромных тайменях, которые лежат в таких ямах и ждут, когда их поймают. Или они поймают …

    Через двадцать минут заходим у устье реки Керби. Берег сложный, заросший и крутой. Где вставать — непонятно, времени на поиски нет. Тем не менее, пройдя 200 метров, видим на обрыве строение. Чалимся у скользкого глинистого спуска, в воде лежит пятиметровая лестница. Без неё на берег с грузом не подняться. Обустраиваем причал.

    Экспедиция

    Место для ночёвки оказалось роскошным: крепкая тёплая изба, баня, коптильня, ледник, туалет, родник. И даже веранда, с видом на закат и настоящую северную лагуну.

    Андрей Александрович готовит ужин. Допоздна засиживаемся на веранде, любуясь сначала закатом, а позже — яркой луной на чистом звёздном небе.

    Экспедиция

    Дистанция пройденного ходового дня — 184 километра.

    19 августа

    С вечера мы договорились, что группа останется в устье реки Керби ещё на одну ночь. Пришло время устроить санитарный день и баня на стоянке оказалась весьма кстати. Прогрелась она за полчаса, как всякий добротный сруб, от одной закладки дров.

    Речка выглядит многообещающе, с самого утра мы по очереди выходим на рыбалку и, с переменным успехом, занимаемся любимым делом допоздна. Баня топится практически весь день, участники экспедиции вдоволь парятся и не спеша занимаются стиркой. Погода сказочная, солнце палит как вчера, и даже облака, появившиеся после обеда, ему не мешают.

    Хозяйство здесь поставлено основательное, на берегу стоит дюралевая лодка и лежит прицеп для снегохода. В лесу, на деревьях, попадаются капканы и петли. В избе есть часы, барометр и даже аудиосистема. Много книг, в том числе, стихи на якутском языке.

    Экспедиция

    Керби в устье делится на несколько рукавов, образуя заливные острова, поросшие низким кустарником. Течения почти нет. Ловим в основном окуня, попадается и щука.

    Экспедиция

    На закате просматриваем окрестности, ищем точки для утренней съёмки. В десяти минутах хода от избы, ровно на юг, открывается безупречная панорама Алдана, со скального берега, высотой около пятнадцати метров. Здесь установлены створные знаки, подсказывающие речникам фарватер. Рядом с ними стоит скамеечка. Отличная точка съёмки, завтра с утра работаем здесь.

    Ближе к вечеру поднимаемся на несколько километров вверх по Керби, одной лодкой, поснимать прохождение перекатов на водомёте. Река интересная и сложная для моторных лодок.

    Экспедиция

    Попутно, делаем интересные открытия: наша изба четвёртая по счёту и самая новая, ещё три стояли выше, но они значительно старше, потому пришли в негодность. Один домик можно восстановить, его стены сложены из настоящего бруса, сгнила лишь крыша. Много следов пребывания людей — бутылки, банки, личные вещи. А ещё хороший запас дров, которых хватит на месяц зимнего проживания.

    Возвращаемся в базовый лагерь, успевая «поймать» лучи уходящего солнца. Люди, которые поставили здесь сруб, знают толк в эстетике.

    Экспедиция

    Группа обсуждает дальнейший маршрут, в ожидании ужина. Незаметно доедаем стратегические запасы копчёного окуня, приготовленного в «волшебном сундучке», ещё два дня назад. Читаем прошлогодние газеты. Резервируем отснятый материал.

    На улице так тепло, что очнулись комары, самые жизнеспособные, видимо. Впрочем, с наступлением темноты они исчезают.

    Андрей Александрович занимается привычным делом. Его мастерство повара неоспоримо: в самых сложных условиях, с минимальными затратами, он готовит как никто из нас.

    Экспедиция

    Пейзажи Крайнего Севера таковы, что самая простая картинка, зафиксированная самым любительским образом, с течением времени заставляет замирать, вглядываясь в детали. Ниже — одна из подобных фотографий.

    В избе настолько жарко, что часть группы спит на улице, в палатке и на веранде. Завтра совсем не хочется уходить отсюда. Ханда — очередная лотерея, а у нас не самый фартовый период.

    Экспедиция

    2 часть

    Разбушлат — Экспедиционная группа

    Фотографии и текст Сергея Шинкарева

    Источник: razbushlat.com

    Похожие статьи:

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть третья.

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть третья.
     После Угамыта следующим значимым, и очень ожидаемым пунктом на пути, были указанные на карте избы. На карте их местоположение обозначено на нашем, левом берегу Сунтара, в двух километрах ниже устья левого его притока – Колтоко. Мы с вожделением шли к этим избам. Не делали днёвок, в надежде, что там есть баня и там можно полноценно отдохнуть. Похоже на ожидание большого праздника....

    Попигайский кратер - по следам катастрофы. Часть 2.

    Попигайский кратер - по следам катастрофы. Часть 2.
     Рассоха. В окрестностях нашего первого лагеря оказалось несколько озер, которые мы решили осмотреть на наличие гольца. В частности озеро Угун-Кюель, имеющее сток в Рассоху, давало все шансы стать гольцовым. На следующий день после нашего прибытия первым делом собрали лодки и опробовали моторы. Японская техника не подвела. В середине дня отправились на ближайшее озеро в 3,5 км от лагеря. На севере Анабарского плато древесной растительности значительно меньше чем южнее — в бассейне Котуйкана. Лиственничники в основном тянутся вдоль русла...

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть четвёртая

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть четвёртая
     А вот от места ночёвки в кустах дальше совершенно открытое пространство. И погода, кажется, испортилась навсегда. Идём сквозь дождь со снегом. К середине дня дошли до поворота реки, напротив перевала на Тыры. Следы двух поляков постоянно встречались до этого места. Здесь ещё удалось нащипать веточек с кустов полярной берёзки и карликовой ивы. Благодаря заготовленным заранее сухим щепкам, получилось сотворить костёр. Дальше придётся обходиться без живого огня. Впереди кажущееся безжизненным пространство в каменном коридоре неглубокого...

    Якутэтноэксп. Часть II

    Якутэтноэксп. Часть II
     Экспедиция не случайно была назначена на зиму. Дело в том, что зимой в Якутии все замерзает, включая реки. А реки являются единственным способом проехать между основными пунктами назначения. Реки зимой превращаются в дороги. Их чистят, на них ставят дорожные знаки. Зимой происходит «северный завоз» — доставка всех необходимых товаров, топлива, материалов на целый год.Весной дороги тают, а летом их просто нет. В некоторых местах летом работают понтонные переправы. Но наш маршрут летом был бы неосуществим. ...

    Попигайский кратер - по следам катастрофы. Часть 1.

    Попигайский кратер - по следам катастрофы. Часть 1.
     Кратер Попигай — метеоритный кратер в Сибири, в бассейне реки Попигай, делит четвёртое место в мире по размеру с кратером Маникуаган в Канаде.Диаметр кратера — около 100 км, расположен он на севере Сибири, частично в Красноярском крае, частично — в Якутии. Территория кратера практически не заселена, единственный населённый пункт — посёлок Попигай — находится в северо-западной части кратера на расстоянии около 30 км от его центра....

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть пятая.

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть пятая.
     Следующим днём первичные эмоции улеглись. Окружающий мир теперь воспринимался более взвешенно. Каждый из нас занимался своим делом. Виктор устраивал хозяйственные дела, а также изучал близлежащее пространство на предмет флоры и фауны. С фауной здесь оказалось не так богато. Всего одна утка на небольшом озерке, да и та близко не подпустила. Свежих следов крупного зверя не видно, наверное, все ушли ниже. Неподалёку в лесу есть следы стоянки оленеводов....
    наши друзья

    Округ-ТВ

    Информация

    Весь материал, представленный на сайте республика-саха-якутия.рф взят из открытых источников или прислан посетителями и авторами сайта. Материал используется исключительно в некоммерческих целях. Все права на публикуемые материалы принадлежат авторам. Если Вы являетесь автором материала или обладателем авторских прав на него и против его использования на сайте республика-саха-якутия.рф, пожалуйста, свяжитесь с нами через форму контактов.

    ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ

    Республика Саха Якутия © 2019