Яндекс.Метрика
Меню пользователя
Написать статью Добавить видео Регистрация

Заказать баннер
Русский сайт

Распетанно с сайта республика-саха-якутия.рф

По следам Семена Дежнева 365 лет спустя... Ноутбук с навигацией умер. Идем по бумажным картам.

1407 просмотров


    По следам Семена Дежнева 365 лет спустя... Ноутбук с навигацией умер. Идем по бумажным картам.

     День 2-го августа выдался насыщенный, непростой, но невероятно драйвовый и запоминающийся. Проснувшись, мы уже четко осознавали, что сегодня будет предпринята еще одна попытка прохода через Буорхаинскую косу. И восточный ветер, включившийся Всевышним ночью на 4-5 часов, и прошедший небольшой караван с ледокольным буксиром вселили надежду.

    По следам Семена Дежнева 365 лет спустя... Ноутбук с навигацией умер. Идем по бумажным картам.

     Быстро позавтракав, начали сниматься со стоянки. Так как стоянку мы себе ранее организовали на отмели в непосредственной близости от косы, то сняться с этой самой отмели было, как всегда, не просто. Старая, уже проверенная двумя годами «кочевых» путешествий традиция гласит: если коч не снимается с мели пятьюдесятью известными способами, то применяется способ полста первый – людская тягловая сила. Итогом, Рогожин и Волобой облачившись в гидрокостюмы достаточно быстро столкнули поочередно оба коча с мели.

    Оба экипажа, побросав все и забыв об основной задаче, похватали фотоаппараты, и каждый отщелкал серию «Нерпа и пингвин встретились однажды в море Лаптевых».

    

    Видео Ленская экспедиция

    ЛЕНСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ-2012. Писаницы.
    ЛЕНСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ-2012. Писаницы.
    ЛЕНСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ-2012. Первые результаты
    ЛЕНСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ-2012. Первые результаты
    О проекте
    О проекте
    ЛЕНСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ-2012. Находки
    ЛЕНСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ-2012. Находки
    ЛЕНСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ-2012. Витим. Установка креста первопроходцам.
    ЛЕНСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ-2012. Витим. Установка креста первопроходцам.
    Арктика - территория открытий
    Арктика - территория открытий
    Ленская экспедиция. Приехали!
    Ленская экспедиция. Приехали!
    кочи Дежнева в Якутске 2012 5тв
    кочи Дежнева в Якутске 2012 5тв
    Семен Дежнев (1983) фильм
    Семен Дежнев (1983) фильм
    Дальше, принимая во внимание некую разреженность льда, мы решили уходить от косы сильно мористее, так как, уже в течение трех дней всячески исследуя и её саму, и карту, и лоцию, понимали, что справится с нагромождениями льда плотно сидящего на мели и найти в этом ледовом хаосе дорожку — просто нереально. В итоге ушли сильно в море, даже несколько дальше, чем линия прошедшего каравана. Также, далее сильно забрались на север, значительно дальше 10-й изобаты, по которой ходят обычно крупнотоннажные суда, пересекли 72 параллель, и, понимая определенный риск, но веря в прогноз и удачу, начали закладывать свой маршрут по очень большой дуге.
    Практически все время перехода, капитан «Святителя Николая» Кирилл Савчук простоял на рее впередсмотрящим и выискивая проход во льдах. Льды, надо признаться, нас несколько пугали и напрягали, так как размер, толщина и высота льдин, к северу оказались значительно и всесторонне больше, виденного ранее… Встречались даже небольшие айсберги, некоторые из которых в высоту легко переплевывали наши малогабаритные суденышки.

    В удачу верили до последнего, но были готовы и к очередному ледовому тупику, поэтому Кирилл заранее уже афишировал план, в случае неудачи оставаться в районе, докуда дойдем и дальше вставать на якорь у какой-нибудь приличной льдины, и ждать следующих изменений.

    Уже практически обогнув и маяк на самой северной оконечности Буорхаинской косы, и даже пройдя её часть, в какой-то момент «коридоры» перестали открываться визуальным наблюдением с реи. Морально были готовы вставать на якорь, но решили отыгрывать все варианты до последнего.

    Итогом была первая маленькая, но очень значимая победа! Мы вырвались из ледового плена мыса Буор-хая, прошли, обогнув, Буорхаинскую косу и перешли в Янский залив – большую акваторию дельты реки Яны. Правда, к моменту нашего прихода в Янском заливе также появился лед, притащенный многодневным северо-восточным ветром, но сориентировавшись, мы выбрали относительно свободный от ледовых полей курс на юг – юго-восток.

    Дальнейшая задача – снова нагонять график из-за потерянного времени в Тикси и в районе мыса Буор-хая, поэтому, с 22 часов снова встали в привычный распорядок вахт и продолжили свой путь.

    Сегодня первый раз Солнце зашло за горизонт, и пусть это было буквально на пять минут, но тем самым и оно дало нам понять, что нужно спешить. Посему, пока погода позволит, будем идти без остановок, чтобы выкроить хотя бы день-два на посещения Большого Ляховского острова в проливе Лаптевых и постараться зайти в село Русское устье на Индигирке.

    Янский залив встретил нас 3 августа весьма неприветливо. Ветер 5-6 метров в секунду, туман, разреженные, но регулярные ледовые поля, простирающиеся полосами по 200-300 метров в глубину и совершенно бескрайние регулярно в длину. Плюс к этому отдельные плавающие льдины самых разных размеров. Налететь в тумане на такую весьма реально, последствия могут быть непредсказуемые.

    Движение – сначала курсом на юго-восток, чтобы приблизиться к берегу, далее на восток. К обеду ветер усилился до стабильных 9 метров в секунду, северо-восток. Скорость упала с 4-4,5 до 2,5 узлов. Задача этого и следующего дня пересечь Янский залив и достичь пролива Дмитрия Лаптева. В зависимости от направления и скорости ветра, возможно, эта задача займет немного больше времени.

    Холодно и промозгло. Даже днем, столбик термометра так и не поднялся выше отметки +2 градуса по Цельсию.

    Как только приблизились к берегу на удаление около 3-4 миль, снова столкнулись с проблемой мелководья. Глубины с 12-16 метров вернулись на отметку 1,5 – 2, что осложняет движение и увеличивает вероятность «посадки» на мель. Пробуем находить «золотую» середину между нужным курсом, ветром, удалением от берега и глубинами. Пока удается.

    Следующие сутки, 4 августа, снова выдались разнообразные и непростые. Ночью ветер разогнался сначала до 7 метров в секунду, а затем и до 9-10. Шли достаточно далеко от берега, чтобы не попадать на отмели, которые в море Лаптевых повсеместно усложняют жизнь не только большим судам, но и даже таким маленьким, как мы, с осадкой чуть больше метра. Поэтому по-прежнему приходилось выбирать между малой волной на мелководье у побережья и весьма ощутимой бортовой качкой в открытой части Янского залива. Кроме этого, выбирая вариант идти открытым морем, ощутимо местами срезаем запланированный маршрут, тем самым нагоняя график.

    Всю ночь продолжалась история с пересечением небольших ледовых полей и регулярной дымкой и туманом. Дважды за ночь весьма кардинально перестраивали курс. Температура снова застыла в районе +1 по Цельсию. В общем, начало суток было непростое и тревожное.

    К утру ветер стих, и часам к девяти – десяти, подойдя к острову Макар с целью дозаправиться пресной водой, которая у «Апостола Андрея» была на исходе, попали в полный штиль. Ручей оказался совсем небольшой, а вода в нем соленая. Проведя на рейде у острова сорок минут (капитаны проводили регламентные ТО на двигателях) и, пользуясь штилем и весьма хорошим прогнозом на ближайшие сутки, снова перестроили курс. Следующая наша точка – мыс Святой Нос у пролива Дмитрия Лаптева, до которой около 70 миль.

    Днем совсем распогодилось. Небо полностью очистилось от туч, солнце радостно светило и море Лаптевых представилось совсем в другом настроении, раскрывая свою красоту. Море посветлело, ледяные поля сменились отдельными большими многолетними льдинами самых разных причудливых форм и весьма внушительных размеров. Некоторые в высоту достигали 5-6 метров – этакие небольшие айсберги. Повсеместно встречались и в воде, и в небе стайки разных птиц, несколько раз появлялись нерпы. За 15 часов от острова Макар прошли около 50 миль.

    К вечеру ветер снова задул, но уже сменив направление. Снова стало пасмурно, пошел дождь, за ним пришел туман, и опять стало холодно и сыро. Практически стопроцентная влажность сказалась на бортовом ноутбуке, на котором у нас стоит морское навигационное программное обеспечение – он умер. Есть надежда, что просохнет и снова заработает, но пока перешли к прокладыванию курсов по бумажным картам и построению маршрута на GPS, которые, как и компас, работают безотказно.

    Первый раз в этой экспедиции появилась возможность поставить парус, но ветер снова не по курсу, хотя прогноз обещает следующую смену под наше прямое парусное вооружение, надеемся.

    Впереди еще один сложный участок по ледовой обстановке – пролив Дмитрия Лаптева. На мысе Святой Нос возьмем уточняющие прогнозы и примем решение по дальнейшему маршруту. Пока в планах – пересечь пролив строго в северном направлении и посетить мыс Кигилях на острове Большой Ляховский. Далее, идти вдоль его берегов в восточном направлении.

    Координаты на 3 часа 40 минут 5 августа: N72°39,3’ E139°56.6’

    Арктика «осваивалась» совершенно варварским способом

    Рано утром 5 августа, примерно часа за полтора до подхода к мысу Святой Нос, попали в полосу густейшего тумана. Видимость упала до 100 метров. В какой-то момент «Апостол Андрей», идущий вторым, чуть не потерял из видимости своего ведущего, что привело к мыслям о возможной необходимости остановить движение и лечь в дрейф в связи с опасностью потерять друг друга и налететь в тумане на ледовые поля, которые периодически появляются. Но, так как до намеченной точки оставалось совсем чуть-чуть, решили сбросить обороты и на малом ходу продолжить движение.

    В 8.20 пристали в берег у бывшей полярной станции Святой Нос. Увы, зрелище удручающее. Насколько красивое само место, настолько же оно загажено и замусорено. К сожалению, приходится с горечью констатировать факт того, что в советские времена Арктика «осваивалась» совершенно варварским способом. И дело не только и не столько в последующей разрухе и запустении арктических широт, сколько в нашем, увы, всеобщем неумении жить аккуратно и бережно по отношению к природе.
    Осмотрев берег и бывшую полярную станцию, еще раз пересмотрев данные последних прогнозов, решаем рискнуть и пересечь пролив Дмитрия Лаптева с целью достичь мыса Кигилях на Большом Ляховском острове. Собственно, риск заключался не в самом пересечении, а в последующем усилении ветра юго-западного направления, которое может сделать нас снова «заложниками» ледового плена. Но, рассчитав все с точностью до часа, выдвигаемся.

    Лед в проливе в северном направлении, как и показывали спутниковые снимки днем ранее, был хорошо разрежен и сплоченных льдов мы не встретили. Лишь пересекли три линии льда, в которых без труда находились коридоры. Днем снова установилась штилевая погода, и море притягивало зеркальными отражениями льда и наших кочей. Затем снова опустился туман, которыми славятся и море Лаптевых, и последующее Восточно-Сибирское, в котором мы окажемся уже через несколько часов.

    В 21.45 пристали к мысу Кигилях. На берегу нас встретил старейший работник здешней полярной метеостанции Федор. В этом году пошел уже восемнадцатый год его работы на этой метеостанции.

    Чуть больше двух часов мы провели в общении с приятнейшими людьми, которые здесь работают. Общих тем для разговоров нашлось много. Увы, но и здесь все держится на силе духа и энтузиазме старых закаленных полярников. Обязательно всю информацию и описание изложим чуть позже в очерках.

    Следующей точкой, в том числе, ради которой мы сделали отклонение в своем маршруте, были останцы на мысе Кигилях. Их всего несколько групп, но из-за тумана и необходимости до 14 часов следующего дня оказаться снова на южном берегу пролива Дмитрия Лаптева, мы осмотрели только одну из них. Конечно, место завораживает, и очень хочется верить, что однажды мы сможем сюда вернуться без спешки.

    В 2.15 ночи мы отчалили от берега Большого Ляховского острова, встав на свой же трек.
    За день пройдено 50 миль. Координаты местонахождения на момент новости: Пролив Дмитрия Лаптева, N73 17’ E140 00’

    Прощай, море Лаптевых! Здравствуй, Восточно-Сибирское!

    Ночная вахта прошла весьма спокойно: туман постепенно рассеялся и больше не докучал, ледовые поля попадались редко и разреженные. Сначала шли назад строго по своему вчерашнему треку, далее, воспользовавшись попутным ветром в нужном нам направлении, повернули на восток. Парус не ставили – во-первых, давали отоспаться экипажам, во-вторых, по данным снимков ледовой обстановки, в восточном направлении были весьма существенные ледовые поля.

    Утром пересекли линию, условно разделяющую моря и перешли из моря Лаптевых в Восточно-Сибирское море. Продолжаем движение на восток по проливу Дмитрия Лаптева.

    В 13.30 используя попутный ветер, поставили парус. Далее, весь день идем под парусами. Средняя скорость движения увеличилась с 4,5 узлов до 6. На порывах лодки разгонялись до 13 км/час. Пользуясь ветром западного направления (а, весь день дуют, сменяя друг друга западный, юго-западный, северо-западный) стараемся максимально быстро двигаться в направлении устья реки Индигирка, до которой около 3 суток хода. Там, в зависимости от обстоятельств, в планах посетить исконное село поморов – Русское устье, которое было основано во времена освоения Сибири и живут в котором потомки тех самых поморов, пришедших с вологодчины и из Архангельской области в давние времена. Южный берег пролива Дмитрия Лаптева выглядит весьма обжитым промысловыми становищами, особенно в его западной части. Предполагаем, что в сезон сюда приходят и эвены-оленеводы, и промысловики за рыбой и зверем. Также частенько именно в этих местах можно встретить «охотников за мамонтами» — искателей бивня мамонта. По мере приближения к восточной оконечности пролива берега становятся все более пустынными…Все живы-здоровы, настроение хорошее. Несмотря, что впереди нас еще ожидает множество трудностей, все-таки первое из четырех морей (и одно из самых сложных по ледовой обстановке) осталось за спиной. Уже отснято, отобрано и отсортировано около 1 000 фотоснимков. В процессе формируем фотоотчеты, которые начнем передавать на большую землю из Певека. До этого момента, спутниковый интернет позволяет передавать лишь небольшие текстовые файлы и совсем немного фотографий.

    Постепенно начинаем пересылать небольшие очерки и дневниковые записи участников. За день прошли около 65 миль. К северо-западным берегам Чукотки планируем подойти к 15 августа, если погода будет благоволить. Экипажи передают родным, близким и друзьям приветы. Скучаем.

    Сутки 7 августа выдались очень тяжелые и изматывающие. Пока, по ощущениям, это был самый сложный день за время нашей экспедиции… Накануне днем подул «наш» ветер и мы поставили парус. Идти под парусом замечательно, но весьма непросто и утомительно при длительном хождении и усилении ветра, что собственно и произошло. К ночи ветер продолжал усиливаться и разогнал весьма сложную волну. Море мелкое, особенно в прибрежной полосе, средняя глубина на удалении 2-4 миль от берега 3-4 метра. Волна получается не совсем морская – пологая и раскатистая, а достаточно крутая и короткая. Притом, что разгон у нее весьма сильный.

    За ночь ветер менял свой курс с юго-западного на западный, а затем на северо-западный. Последний усилился до стабильных 7-8 метров в секунду, на порыве до 12-14. Началась очень сильная боковая качка. Спать было практически невозможно, так как приходилось отрабатывать маятниковое движение коча всеми мышцами в любом положении тела. Вдобавок к смене ветра снова похолодало, периодически начинал лить дождь, затем лег туман, и вместе с ним одновременно появились разреженные ледяные поля. В паре случаев для того, чтобы уйти от неожиданно появляющихся крупных льдин приходилось быстро дорабатывать повороты мотором.

    Вахту приходилось нести полностью всем экипажем. К утру болтанка еще более усилилась, паруса «зарифили» еще под ночь, к утру капитан «Николая» превратил парус чуть ли не в носовой платок по площади, так как «Андрей» не в состоянии был держать заданный темп движения. Средняя скорость под парусом была 6-6,5 узлов. Чтобы не разойтись и не потерять друг друга «Николай» несколько часов к ряду ходил галсами, накручивая круги вокруг «Андрея». Под утро экипажи измотались донельзя, но продолжали движение, пользуясь попутным ветром. Капитан «Святителя Николая» Кирилл Савчук, решил из ситуации выжать все «по полной», и в сложных погодных условиях постоянно преподавал своему экипажу уроки хождения под парусом, постоянно показывая все новые и новые приемы. Попутно с уроками экипажу проверял остойчивость судна на разных курсах к волне. И первым, и вторым остался весьма доволен.

    Утром встала дилемма – или продолжать движение в сложных условиях, используя попутный ветер, или приблизиться к берегу и встать на якоря, хотя бы на 8-10 часов, чтобы дать экипажам хоть какой-то полноценный отдых. Тем более, что были опасения по усилению ветра. Но, в итоге приняли решение идти до устья Индигирки без остановок.

    К 14 часам, спустя сутки движения под парусом, измотанные сдались и перешли на движение под мотором. Тем более, что ветер к этому моменту сменился на север северо-запад. С переходом на мотор, снова перешли на стандартные 6-часовые вахты по двое, тем самым дали возможность хоть немного отоспаться экипажам, и особенно капитанам, которые вообще не спали.

    Восточно-Сибирское море поприветствовав нас экзаменом «на выживание», сменило свой суровый нрав на милость и дало отдохнуть. Ветер продолжал дуть до ночи, и стал затухать постепенно только к 22 часам. К часу ночи скис окончательно, и дальше уже ночь прошла спокойно.

    Льда по нашему курсу нет совсем, море чистое. Ориентировочно к обеду 8 августа подойдем к устью Индигирки, где должны будем принять решение по посещению Русского Устья и полудневной стоянки на отдых, приведение себя и кочей в порядок, чтобы далее делать следующий сложный и продолжительный бросок до Колымы.

    Координаты на момент написания новости: Восточно-Сибирское море, N72° 18’ E149° 07’

    Карты врут!

    Примерно к 14 часам 8 августа вошли в дельту Индигирки и взяли курс на Русско-Устьинскую протоку. К 15 часам, обойдя две весьма обширные банки (песчаные отмели) с глубинами до полуметра, подошли к входному фарватеру, обозначенному на картах и описанному в лоции последнего издания 1998 года выпуска в редакции 2013 года, которая, надо сказать, весьма безбожно устарела и морально и по ряду данных.

    Фарватер должен был пролегать витиеватой ломаной линией между островами с романтичными морскими названиями Фарватерный и Пористый и сулил проход с минимальными глубинами 1,4 метра, что нам было бы более чем достаточно. Однако, изначально мы ставили под сомнение его наличие, особенно в таком виде, как он был обозначен на картах. Особенно сетовал на явные нестыковки Волобой (для тех, кто еще не знает, в недавнем прошлом географ-геоморфолог). Он уверял, что в протоках без ярко-выраженного стрежня на песчано-илистом дне с мощными выносами этого самого песка и оттайки в мелководье Восточно-Сибирского моря не может быть на очень ограниченном участке перепада глубин от 0,2 до 4 и даже в одном указанном случае из 10!!! метров. Только если там не работает постоянно землечерпательная платформа (а, ее там не было отродясь). Также и в администрации Русского устья нам сказали по телефону, что в протоку с моря не войти даже на катере. Но в итоге, как говорится: охота пуще неволи, и мы решили попробовать.

    По следам Семена Дежнева 365 лет спустя... Ноутбук с навигацией умер. Идем по бумажным картам.

    Сначала в течение полутора часа мы лавировали на мелководье с глубинами в районе метра двумя судами. Затем, когда стало ясно, что с каждой лавировкой все больше рискуем посадить на мель «Апостола Андрея» с осадкой 1,1 метра, оставили его болтаться на якоре и продолжили поиски обозначенного фарватера одним кочем. Несколько раз, проходя на грани фола, на глубине 0,8 метра, что является осадкой «Николая», с многочисленными касаниями грунта то носом, то кормой, то миделем, тем не менее, снова выскакивали и снова закладывали следующий возможный коридор прохода.

    В 16.45 решив, что шансы найти проход кочем невелики, а вероятность сесть на обширную банку огромны, встали борт о борт с «Андреем». Дальнейший план был следующий: с помощью Туза (Рогожин на моторе, Скорюков с измерительным шестом, Волобой с картой и GPS) попробовать продолжить какое-то время поиски входа в протоку, затем принять окончательное решение по вариантам посещения или непосещения Русского устья.


    Начав промеры по отмеченным на карте точкам промера глубин, достаточно быстро поняли, что никакого фарватера не существовало и в помине. Волобой уже на местности детально раскладывал по полочкам причины нелепости и нереальности такового. В итоге сошлись на мысли, что ряд работ или при измерении глубин, или при нанесении на карту был сделан халтурно исследователями или составителями, кстати, небезосновательно, так как до этого момента уже неоднократно убеждались в неточностях и расхождениях информации.Через некоторое время у Туза захандрил мотор и мы приостановили промеры.

    Таким образом, шансов попасть в Русское устье практически не осталось, но мы не отказались от еще одной попытки, и после небольшого ремонта мотора, уже вдвоем (Рогожин, Волобой) попробовали пройти в протоку на Тузе, заодно сделав еще пару-тройку десятков промеров.

    Пока часть народа колдовало над совместным ужином (первым (!!!) с момента выхода в море), Туз вышел в направлении протоки. Дальше все было еще веселее. Сначала оказалось, что указанных на картах глубин нет и близко даже, с учетом возможного сильного заиливания за последние два десятилетия с момента промеров, но и надувной лодке не дойти даже до самой протоки (при осадке в 0,3). Два раза садившись с разгону на огромные по размерам банки и выгребая с них на веслах, решили, что риск собрать здесь проблем на ровном месте огромен, особенно учитывая, что начался отлив, а значит глубина уменьшится еще на 10-20 сантиметров, и Туз вернулся к экипажам.

    Тальше был совместный ужин от андреевцев и рыбный салат с дранниками от николаевцев — небольшие посиделки под бутылочку рома (одну на всех — старая добрая поморская традиция.

    Пообщались о том, о сем, обсудили историю возникновения Русского устья и разных непонятных моментов в истории, связанных с этим. Вдоволь нашутились (как обычно, языки об косяк чесал экипаж «Николы»), проговорили разные важные моменты из опыта предыдущих штормовых суток и последующие планы. Далее приняли решение сниматься с якорей сразу с приливом и продолжать максимально возможно без остановок движение на Чукотку.

    В районе часа ночи начали сниматься с якорей и с мели. «Николай» снялся сразу, «Андрею» потребовались на это немалые усилия. В 2.30 ночи встали на прежний курс выхода на относительные глубины, затем взяли курс на главную (среднюю) протоку Индигирки, чтобы прямо с рейда затарить пресную воду и дальше идти в сторону Колымы.

    Воду взяли мутную и слегка солоноватую — другой здесь по близости нигде нет, а делать крюк в 40-60 километров было бы расточительно — и пошли восвояси на встречной волне, раскачиваемой юго-восточным ветром. Ночная вахта прошла относительно спокойно, но усталость и напряжение растет и ощущается с каждым днем все больше.

    Координаты на момент новости: Восточно-Сибирское море, N71°24’ E151°51’

    Как мы на цыпочках по морю ходили.

    Новостей немного. Настолько немного, что решили первый раз за всю экспедицию объединить два дня в один — 11 и 12 августа.

    Около 10 часов утра 11 августа сделали очередную попытку приблизиться к берегу на траверзе впадающей в Восточно-Сибирское море речушки Большая Куропаточья. Основная цель – набрать чистой пресной воды, второстепенная – вдруг, на удачу, наука найдет что-нибудь интересное. И здесь, раз уж дальше новостей у нас будет с гулькин нос, позволим немного себе растечься мыслью по древу и рассказать о Восточно-Сибирском море, пресной воде и, вообще, о каботажных плаваниях по этому самому морю. Подробнее, думаю, расскажем в каком-нибудь отдельном очерке, а пока весьма кратко.

    Восточно-Сибирское море, как и море Лаптевых, особенно выделятся своей малой глубиной, в целом и в районе побережья в частности. Ну что это за глубины для моря 4-5-9-12 метров? Смешно. Но, это уже в их открытой части. А в 4-5 милях от берега и вовсе – от полуметра до трех!

    Плавание у нас изначально заявлено как каботажное – то есть вдоль берега. Заявлено и самим себе и концепцией проекта. Во-первых, это относительно безопасно. Во-вторых, наша задача не просто пройти морями, а и на берега посмотреть, и где возможно точечно исследовать, и понять, попробовать понять, как, собственно, все эти берега открывались казаками и в том числе Дежневым и сотоварищами (Стадухиным, Анкудиновым, Поповым и ещё многими безвестными героями).

    Но вот каботажки-то регулярно и не получается! Так как очень часто просто не позволяют глубины. Среднее безопасное для нас расстояние по глубинам от берега – от 4 до 6 километров!!! То есть все, что ближе, не имеет и метра глубины! Более того, иногда глубины в километре-двух от берега составляют 30 сантиметров! Только представьте себе картину: стоите посередине моря (ибо берег настолько низок, что его просто не видно, и поэтому вода вокруг до горизонта) и воды у вас по колено… Прямо, натурально с виду другой раз, Апостол Андрей – не больше ни меньше… Два дня назад мы пытались на Тузе (осадка и нога мотора – 30 см) безрезультатно войти в Русско-Устьенскую протоку Индигирки – Тузик сидел трижды на мелях. Последний раз чистой воды удалось набрать на Святом Носу. А экипаж «Николая» еще с Тикси на пресной шел — всю еду готовили на морской воде, пресную использовали только под чай и кофе – вот и растянули удовольствие. Но, рано или поздно, всем запасам приходит конец. Поэтому к Индигирке пришли практически пустыми. Но пресной и чистой воды нет нигде. Ручейки вдоль берега регулярно или соленые или малосоленые, протоки и устья с огромным количеством взвеси – ила и песка.

    Именно поэтому в саму Индигирку решили не входить – воду набрали прямо на выходе протоки Средней, основного рукава реки. Вода оказалась почти несоленой, но очень мутной. Так как отстоять её в условиях качки нереально, то Афендиков её методично фильтровал и процеживал. В итоге: для еды она вполне годилась, а чай и кофе из нее получались, прямо скажем, специфические.

    Поэтому после Индигирки методично изучали карты с надеждой найти хоть где-то вероятный подход к берегу у ручья или реки. И при первой возможности попробовали, но снова безрезультатно.

    В этот день, 11 августа, мы подошли насколько могли к берегу на кочах. Последний километр шли чуть ли не на цыпочках – глубина – метр, что для «Апостола» уже край. Встали от него примерно в 4 километрах. Снарядили Туза с Волобоем, Рогожиным – за водой и Рябиковым – мысок оглядеть. Три километра пролетели на глиссере дальше, сбавив скорость, уже через полминуты сидели на мели. Попробовав еще один заход по другой траектории, поняли, что снова безнадежно.

    Вот такая примерно занимательная история и про каботажное плавание и про пресную воду, которую, когда смотришь на топографическую карту побережья – огромное количество, а взять не могёшь. Близок локоток, да не укусишь. Прямо история для урока географии средних классов.

    Ну, а у нас дальше план был попробовать зайти в следующую реку, ибо все равно по пути, на этом участке мы идем строго параллельно берегу. До следующей реки было 6-7 часов хода. Но, планам сбыться не удалось.

    Тоска

    Буквально час спустя от момента, когда мы снялись с якорей, ветер усилился. Направление он имел строго восточное, а для нас значит – в морду. Скорость упала сначала 3,5 до 2 узлов, а затем до узла. Идти с такой скоростью означает – просто жечь топливо впустую, а его у нас под расчет, а на попутный ветер в этой части путешествия мы не рассчитываем – ветра преобладают, по статистике, не наши. Да и волна снова разыгрывается не на шутку. Принимаем решение вставать на якоря, ждать уменьшения скорости ветра и следить за прогнозами.

    Буквально через пару-тройку часов ветер усиливается, и мы вынуждены констатировать, что скорость его никак не меньше 10-11 метров в секунду, а периодически, на усилении, и того больше. Да и прогноз ничего доброго не обещает…

    По следам Семена Дежнева 365 лет спустя... Ноутбук с навигацией умер. Идем по бумажным картам.

    С одной стороны весьма грустно, так как до заветного Певека рукой подать (каких то 4 – 4,5 дня хорошего хода). С другой стороны, воспринимаем ситуацию философски – есть возможность отдохнуть и отоспаться всласть, без вахтенных ограничений. Чем экипажи не преминули воспользоваться тут же. Спали с упоением и всласть. Когда некоторым уже было невмоготу, просыпались, ели и снова ложились. Если бы в этот момент был объявлены Всемирные Олимпийские игры по сну, думаю, что команда «Новые поморы» победила бы команды «Вахтеров» и «Пожарных» с огромным перевесом. По итогам суточного сна в экипаже «Николая» победу одержал Дмитрий Афендиков (Афеня) – если бы мы его не будили, то он бы вообще не просыпался. Второе место за Капитаном Сова (Кирилл Савчук), третье – за Боцманом (Волобоем). Но, спустя сутки, радость и удовольствие от сна сменилась тоскливым и мерзким чувством бессилия и ничего неделания. Посмотрели весьма посредственный сериальчик «Сатисфакция», который прорекламировал Афендиков, немного поработали, пописали, сделали звонки необходимые. И дальше с тоской ждем оправдается прогноз или нет. Настроения на «Николае» упаднические – первый раз со дня начала приготовлений в Тикси экипаж на глазах разлагается и превращается в биомассу или тыквенное пюре.

    Хлеб кончился, дальше только пресные лепешки будем готовить, кофе заварного не сварить — по воде жесткая экономия. Днем еще мало-мальски живенько – солнышко светит, тепло относительно, градусов 5-6, а вот под вечер, с заходом Солнца, совсем тоска — все по спальникам, так как в них замечательно и комфортно.

    А еще за последние несколько дней неоднократно начинали хором рассуждать, как же все это было и происходило те самые 365-380 лет назад в период «первооткрывательства» и освоения этих мест. Думаю, что рассуждения, тоже постепенно сформируются в очерк, ибо мыслей много и в головах нас, жителей 21 века мало что укладывается.

    Ждем ослабления ветра или хотя бы смену его направления. Стоим. Все живы-здоровы.

    23.00, 12 августа, где-то в Восточно-Сибирском море. Координаты на момент новости: Восточно-Сибирское море, N71°08’ E155°44’

    P.S. А еще вы себе даже представить себе не можете, какие здесь неописуемо красивые закаты и рассветы! Только Афеня, гад, не хочет их фотографировать – говорит, все равно не передать, а остальные не поймут — закаты себе и закаты. Эх!

    P.P.S. А еще мы все больше начинаем скучать по домам, по родным и близким. Как бы это пафосно и попсово не звучало. Любим Вас.


    Что ж, и еще одни сутки маеты. Ветер по-прежнему восток-юго-восток, то есть «в морду». Берег на участке нашего перехода тоже ровный и такой же ориентации. За эти сутки предприняли дважды попытку продолжить движение.

    Один раз утром и второй раз – вечером. Оба раза пробовали в «окна», когда ветер немного проседал и со стабильной «восьмерки», на порыве 9-9,5 уходил на отметку в 6-6,5 метров в секунду, что худо-бедно нам позволяло двигаться со средней скоростью около 2,5 узлов. Первый раз прошли около 5 часов, второй раз – 3, в результате одолев всего около 20 миль, что совсем слезы. Двигаться заставляет и ужасная тоска от бездеятельности и маеты, и практически обнуление по пресной воде – осталось слабосоленой литров 25 на два борта. До заветной речушки с пресной водой, в устье которой надеемся зайти на Тузе или, в конце концов, пешком осталось примерно 13 миль.

    Утром ждем очередного ослабления по ветру и постараемся урывками дойти хотя бы до реки, а там Бог даст, и ветер позволит пойти дальше – прогноз по ближайшей метеостанции Амбарчик на Колыме вещает, что ветер скиснет до 2-4 метров. Надеемся. Некоторая нервозность в экипаже лечится старыми арктическими способами – сном и хорошими фильмами. И того, и другого вдоволь, поэтому более-менее все ровно. Хотя, конечно старые поморские добродетели – неспешность и умение выжидать, даны, несомненно, далеко не всем членам экспедиции.

    Самое время части из нас поработать (дел и хвостов с «материка» хватает), но увы, настроя никакого не находим. Радует, что весь день светит солнце и поэтому не так холодно и совсем не промозгло. Только вечера холодноваты, но весьма терпимо, относительно того, что было ранее.

    На якорях стоим на глубинах – около 1,5 -2 метров. Примерно на таких же глубинах идем. До берега около 6 километров, и все они с глубинами меньше метра. Вода катастрофически мутная, бурого коричневого цвета с огромным количеством взвеси из ила, который даже отстоять практически невозможно – это здорово угнетает часть народа. Был бы берег хоть какой приятный взгляду, да вода прозрачная, да живность какая – было бы значительно проще. Места весьма безликие от Индигирки до Колымы – безжизненные, неосвоенные человеком пространства.

    По следам Семена Дежнева 365 лет спустя... Ноутбук с навигацией умер. Идем по бумажным картам.

    Утром еще небольшая, но странная напасть – умер GPS-приемник Garmin GPSMap 62, который считается едва ли не одним из самых надежных. Ни с того, ни с сего. Не велика потеря, есть еще пара, но вообще, с электроникой творятся странные вещи. Хотя, возможно, в целом все объясняется высокой влажностью и соленой водой, пары которой присутствуют и воздухе.

    Все грезим и мечтаем о приходе на Чукотский берег, часть из нас видело его воочию, часть на фото и в фильмах, – все понимают отличия. И, конечно грезим баней и глобальной стиркой в Певеке, ибо, в забортной воде не помыться, не постирать (пардон за бытописание).

    Координаты на момент новости (9.00 утра 14 августа): Восточно-Сибирское море, N71°05’ E157°50’

    Боевой разворот на Колыму.

    Накануне ночью несколько раз начинались весьма горячие дебаты на тему «пробовать двигаться или ждать». Ожидание было хоть и не очень долгим, но сначала ждали: много в Тикси, потом немного, но волнительно, на Буор-хая, теперь в Восточно-Сибирском – наверное поэтому двое суток показались очень длинным ожиданием.

    Капитан «Николая» предлагал весьма решительные меры для попыток двигаться дальше при сильном встречном ветре – увеличивать осадку путем дополнительного балластирования забортной водой, уменьшать парусность путем «заваливания» мачты. Капитан «Андрея» просто нервничал, так как переживал из-за недостатка пресной воды и понимал, что их коч МОЖЕТ двигаться и при 7-8 метрах встречного ветра, а «Николай» — нет. Немного переживали и нервничали и некоторые участники команды. Но Рогожин с Волобоем методично принимали прогнозы и стоически держались поморского принципа «лучше обождать».

    Предыдущий вечер и ночь раз в 30-45 минут замеряли скорость ветра. С 5.30 началось явное ослабление ветра, и, сняв с интервалом в полчаса еще три раза показания анемометра, говорящие о том, что ветер сдулся до 5-6 метров в секунду, было принято решение сделать еще одну попытку дойти до реки с пресной водой. В 7.00 кочи снялись с якорей.

    Скорость поначалу была на грани – в районе двух узлов, с падением на порывах ветра и приходящей периодически большой волне. Но часа через полтора ветер скис до легкого бриза. Тем не менее, до траверза устья реки Гальгаваам шли весьма долго. Дальше была разработана целая операция «Пресная вода» с тактическим планом и расписанными ролями, которая была глупо сорвана по причине невнимательности. Вдаваться в описание подробностей нет особого смысла, ибо в любой экспедиции бывают ситуации, которые можно объединить одной мыслью — «Мелочей не бывает», и все они нас учат именно этому девизу. В общем, не доходя одной мили до устья, «Николай» сделал боевой разворот и лег на новый курс на Колыму. Так как нельзя терять драгоценное время, которое погода отпускает нам для движения. На бортах пересчитали остатки пресной «малосоленой» индигирской воды и решили, что прорвемся. Волобой с Рогожиным скрупулезно изучив карты, нашли еще одну речушку, дающую шанс «опресниться», примерно в 30 милях к востоку. Тем более, что лежит эта речушка с чукотским названием Ватапваам прямо на маршруте.

    К этому времени в обоих экипажах уже были смастерены фильтры для чистки от ила и песка забортной воды и очистки воды, набранной в Индигирке. Были приняты также и другие меры по отношению к качеству воды – нашли и выбрали, что лучше заваривать для питья, чем и как «заглушать» мерзкий специфический привкус.

    На «Андрее» фильтрацией воды занимался большой специалист Вадим Рябиков, а на «Николае» Димой Афендиковым была создана целая производственная лаборатория, которая выпустила первых два фильтра: «ФОПА 1» (Фильтр Очистки Питьевой воды Афендикова) и «ФОТА 1.1.» (Фильтр Очистки Технической воды Афендикова) и продолжила готовить разработку фильтра второго поколения «ФОУА 2». (Фильтр Очистки Универсальный Афендикова).

    Для изготовления фильтров были использованы: пластиковые бутылки из-под минералки (где до этого были ром и вискарь), гигиенические ватные диски, вата стерильная, бумажные салфетки, бинт и активированный уголь. Ну и, конечно, не обошлось без нано-технологий (так заверяет автор). По возвращению из экспедиции Афендиков планирует получить соответствующие патенты на изобретения и пойти со стартапом в Сколково, неподалеку от которого живет (святая наивность).

    Ветер совсем перешел в состояние легкого бриза, и с увеличением скорости кочей поднималось и настроение участников похода. Тем более, что сам по себе день выдался солнечный и необычно теплый – термометр первый раз с Тикси показал полноценных +10 градусов, что было близко к правде.

    Вторую половину дня, после неудачного захода на Гальгаваам, экипаж «Николая» провел в ПХД (полевых хозяйственных делах) – наводили порядки в берлоге. А именно: выгребли пыль и скопившийся мусор из всех щелей в кубрике (кубрик – не совсем правильное название нашего кочевого жилого помещения, правильнее его по-поморски назвать «чердак», но кубрик, наверное, будет понятнее), надраили полы внутри кубрика и на носовой палубе, разобрали кухонную шконку, вычистили гальюн, поправили по мелочи такелаж, зачистили контакты на морской радиостанции (которая начала хандрить последние дни), запаковали и запрессовали скопившийся мусор, профильтровали все оставшиеся скромные запасы воды, подразобрали личные вещи – в общем, коч снова стал похож на обитаемое морское кочевье, а не на медвежью берлогу.

    В светлом и приподнятом настроении продолжали «нагонять» график, снова перешли на стандартные шестичасовые вахты и круглосуточное движение. Прогноз вроде обещает на 2-3 дня вполне приемлемую для движения погоду. Дай то Бог!

    Все живы-здоровы. Завтра к вечеру-ночи должны достигнуть Колымы. Именно отсюда 365 лет назад Семен Дежнев начал свой поход на Чукотку, по пути открыв и пролив между Азией и Америкой, впоследствии названный Беринговым.

    Координаты на момент новости (00.30 15 августа): Восточно-Сибирское море, N70°51’ E159°18’

    Часам к 4 утра 15 августа пришли и встали на рейд в миле от небольшой речушки с чукотским названием Ватапваам. Что характерно, начиная с этих мест, в топонимике все чаще и чаще будут встречаться чукотские названия. Надо будет обязательно уточнить, когда будет возможность, но если не ошибаемся в переводе с чукотского Ватапваам означает «темная вода».

    По следам Семена Дежнева 365 лет спустя... Ноутбук с навигацией умер. Идем по бумажным картам.

    Это первая речка за последнюю неделю, к которой судя по картам есть шанс подойти максимально близко на коче, что мы и сделали. Можно было попробовать и еще ближе, но рисковать не стали. Подкачали Туза, с грехом пополам завели сильно барахлящий мотор Suzuki и отправили в устье речки в поисках пресной воды и осмотра весьма большого рыбацкого становища Волобоя, Афендикова и Вадима Рябикова.

    Поддерживая связь с «десантной» группой узнали, что здесь находится кордон заказника, что наши уже познакомились с приветливыми и отзывчивыми инспекторами и пошли на их лодке за водой вверх по реке до чистого пресного озера.

    Дальше Вадим с Алексеем и Дмитрием были приглашены в зимовье на чай, где и провели около часа в беседах о жизни промысловиков, о заказнике, об увеличении числа белых медведей, шатающихся по весне в этих местах, и рассказали о нашей экспедиции. Обо всем, что узнали, более подробно напишут сами участники «вылазки».

    На обратном пути у нашего Туза совсем перестал работать мотор и их притащили на буксире вместе с водой гостеприимные инспектора – отец и сын (Владислав и Руслан Слепцовы), за что им огромное спасибо. На борту «Николая» в свою очередь они порасспрашивали обо всем нас, и неприминули рассказать, что на Колыме о Дежневе помнят. Отблагодарив за гостеприимный прием и передав немного гостинцев, счастливые «опреснением» выпили за завтраком кофе и чай из чистейшей пресной воды, которой не видели уже несколько дней и взяли дальнейший курс на Амбарчик, решив срезать очередной залив морем и попробовать встать под парус.

    Через несколько часов, набрав нужный для дальнейшей постановки паруса курс, пошли в галфвинд в тишине на парусе. Через полтора часа вновь перешли на мотор в виду изменения курса.

    Около пяти часов вечера стал усиливаться ветер и волна. Снова мы неосмотрительно доверились прогнозу. Итогом «прогнозируемые» 4 метра в секунду в реалии стали 8-9, что опять не дало нам возможности идти штатно. Следующие 10 часов прошли, в уже немного привычном, тяжелом расколбасе в борьбе с волной и ветром. Это уже третья за наш поход «штормовая» история. Опыт постепенно набирается у всех участников команды, навыки совершенствуются. То, что казалось не так давно страшноватым, становится немного привычным. Хотя, тем не менее, весьма беспокойным.

    Ночная вахта в пик волны и при смене направления ветра около полутора часов провела практически на месте, штормуя, – двигатель просто не выгребал. Дальше, когда ветер «завернул», волна стала постепенно ломаться, и движение было продолжено.

    Предполагалось, что достигнув устья реки Чукочья, мы вынуждены будем снова встать на якоря из-за сильного встречного ветра. Около семи утра, подойдя на небольшие глубины под берег ситуация стабилизировалась и мы продолжили свой путь на Амбарчик.

    «Намолотив» в общей сложности за сутки более ста километров, в итоге приблизились к следующей нашей точке только на семьдесят, остальное было «выжрано» ночной борьбой с ветром и волной, которые заставляли неоднократно менять курс и траекторию движения.

    В целом же последняя неделя, проведенная в борьбе с ветрами восточного направления в Восточно-Сибирском море, отодвинула наш приход в Певек до 19 августа. Если дальше погода не будет нам ставить все новые и новые каверзные задачи, то к утру понедельника должны будем придти в ставший заветным уже Певек.

    Координаты на момент новости: Восточно-Сибирское море, N70°51’ E159°18

     

    По следам Семена Дежнева 365 лет спустя

    По следам Семена Дежнева 365 лет спустя. Куда и зачем мы идем

    По следам Семена Дежнева 365 лет спустя… "Апостол Андрей" и "Святитель Николай" пошли по воде!

    По следам Семена Дежнева 365 лет спустя… Здравствуй, Чукотка!

    По следам Семена Дежнева 365 лет спустя… Люди-грибы

    По следам Семена Дежнева 365 лет спустя… Мыс Дежнева взят!

    По следам Семена Дежнева 365 лет спустя. SOS! Пропал коч "Св.Николай"

    Источник

     

    Похожие статьи:

    Якутэтноэксп. Часть II

    Якутэтноэксп. Часть II
     Экспедиция не случайно была назначена на зиму. Дело в том, что зимой в Якутии все замерзает, включая реки. А реки являются единственным способом проехать между основными пунктами назначения. Реки зимой превращаются в дороги. Их чистят, на них ставят дорожные знаки. Зимой происходит «северный завоз» — доставка всех необходимых товаров, топлива, материалов на целый год.Весной дороги тают, а летом их просто нет. В некоторых местах летом работают понтонные переправы. Но наш маршрут летом был бы неосуществим. ...

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть четвёртая

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть четвёртая
     А вот от места ночёвки в кустах дальше совершенно открытое пространство. И погода, кажется, испортилась навсегда. Идём сквозь дождь со снегом. К середине дня дошли до поворота реки, напротив перевала на Тыры. Следы двух поляков постоянно встречались до этого места. Здесь ещё удалось нащипать веточек с кустов полярной берёзки и карликовой ивы. Благодаря заготовленным заранее сухим щепкам, получилось сотворить костёр. Дальше придётся обходиться без живого огня. Впереди кажущееся безжизненным пространство в каменном коридоре неглубокого...

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть третья.

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть третья.
     После Угамыта следующим значимым, и очень ожидаемым пунктом на пути, были указанные на карте избы. На карте их местоположение обозначено на нашем, левом берегу Сунтара, в двух километрах ниже устья левого его притока – Колтоко. Мы с вожделением шли к этим избам. Не делали днёвок, в надежде, что там есть баня и там можно полноценно отдохнуть. Похоже на ожидание большого праздника....

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть пятая.

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть пятая.
     Следующим днём первичные эмоции улеглись. Окружающий мир теперь воспринимался более взвешенно. Каждый из нас занимался своим делом. Виктор устраивал хозяйственные дела, а также изучал близлежащее пространство на предмет флоры и фауны. С фауной здесь оказалось не так богато. Всего одна утка на небольшом озерке, да и та близко не подпустила. Свежих следов крупного зверя не видно, наверное, все ушли ниже. Неподалёку в лесу есть следы стоянки оленеводов....

    Попигайский кратер - по следам катастрофы. Часть 2.

    Попигайский кратер - по следам катастрофы. Часть 2.
     Рассоха. В окрестностях нашего первого лагеря оказалось несколько озер, которые мы решили осмотреть на наличие гольца. В частности озеро Угун-Кюель, имеющее сток в Рассоху, давало все шансы стать гольцовым. На следующий день после нашего прибытия первым делом собрали лодки и опробовали моторы. Японская техника не подвела. В середине дня отправились на ближайшее озеро в 3,5 км от лагеря. На севере Анабарского плато древесной растительности значительно меньше чем южнее — в бассейне Котуйкана. Лиственничники в основном тянутся вдоль русла...

    Попигайский кратер - по следам катастрофы. Часть 1.

    Попигайский кратер - по следам катастрофы. Часть 1.
     Кратер Попигай — метеоритный кратер в Сибири, в бассейне реки Попигай, делит четвёртое место в мире по размеру с кратером Маникуаган в Канаде.Диаметр кратера — около 100 км, расположен он на севере Сибири, частично в Красноярском крае, частично — в Якутии. Территория кратера практически не заселена, единственный населённый пункт — посёлок Попигай — находится в северо-западной части кратера на расстоянии около 30 км от его центра....
    наши друзья

    Округ-ТВ

    Информация

    Весь материал, представленный на сайте республика-саха-якутия.рф взят из открытых источников или прислан посетителями и авторами сайта. Материал используется исключительно в некоммерческих целях. Все права на публикуемые материалы принадлежат авторам. Если Вы являетесь автором материала или обладателем авторских прав на него и против его использования на сайте республика-саха-якутия.рф, пожалуйста, свяжитесь с нами через форму контактов.

    ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ

    Республика Саха Якутия © 2019