Яндекс.Метрика
Меню пользователя
Написать статью Добавить видео Регистрация

Заказать баннер

Распетанно с сайта республика-саха-якутия.рф

Якутский дневник. 8-13 Июня

4 июля 2015
1082 просмотра
     


    Якутский дневник. 8-13 Июня

    8 июля

    Двадцать пятый день экспедиции. Солнечный день.

    И хотя погоду ждали, всё же пришла она как-то неожиданно. Вроде вот только ещё слушал сквозь утреннюю полудрёму, как дождь шуршит по крыше. А потом открываю глаз, а в окошко уже льётся бодрящим и живительным потоком солнечный свет, пробивается во все неприбранные углы. Получается, прозевал я самый интересный момент. Надо пить чай, да идти к наледи.

     

    Якутский дневник. 8-13 Июня

     Якутский дневник. 8-13 Июня

    Солнце уже высоко и свет не очень подходящий. Но на небе гуляют весёлые облака, и это оживляет пейзаж. Можно и показать несколько кадров из фотосессии того позднего утра. Да и расскажу, что я понял про эту часть наледи. Кытыл расположен чуть выше Большой Момской наледи. Кытыл, к сведению, на якутском означает берег. Здесь гораздо удобнее работать, чем с Ытырбы. До наледи можно дойти пешком по хорошим тропам, которые набили лошади, идти примерно три четверти часа. И никаких проток переходить не надо, за исключением нескольких совсем мелких, но не момских, а принадлежащих Эйемю. Это самый верхний фрагмент Момской наледи. Вроде бы так, но при ближайшем рассмотрении я понял, что этот фрагмент относится к Улахан-Тарыну лишь косвенно. На самом деле, эта наледь лежит чуть в стороне от Момы, на протоках Эйемю, отколовшихся и ушедших далеко от основного русла, ещё задолго до впадения в Мому. В это время года этот фрагмент получается локальным и совершенно обособленным. Ниже его Мома километра на три свободна от наледей, и лишь затем появляются какие-то островки льда. А основная часть всё же в нижней части Момского наледного поля, то есть ближе к Ытырбе. Но, по рассказам, весной наледь здесь непрерывная и занимает сплошное поле, включая и этот фрагмент, с которым работаю сейчас. Надо сказать, эта часть более интересна в ландшафтном плане, чем нижняя, горы здесь ближе.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    А теперь опустимся чуть ниже, поближе к земле, и посмотрим что там есть интересного.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Солнечный день.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Иван-чай.

    А здесь придётся обратиться за помощью к энтомологам. Не знаю даже как называется очень распространённая там бабочка на верхнем снимке. А существо на нижнем снимке вообще удивило. Может быть и встречал подобное, но как-то не припомню. Ведёт себя как колибри, собирает нектар на лету. Ни разу не видел, чтобы это насекомое село на цветок. Подлетает, зависает в воздухе у цветка, погружает длинный хоботок между лепестками на секунду, потом летит к другому.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Якутский дневник. 8-13 Июня

     

    На обед вернулся к хозяевам. Настя сегодня напекла целый тазик пампушек, а также на столе оказался вчерашний малосольный ленок, пойманный собственноручно. Хорош однако, лучше даже, чем хариус. На самом деле, это я называю обед, у хозяев всего лишь завтрак. Не так давно поднялись, по крайней мере, мужская составляющая. Настя уже давно на ногах.

     

    Эйемю здорово поднялась. А вот на Моме волна паводка пошла только ближе к вечеру. По реке, превратившейся в мутный поток, поплыли коряги и разный мусор. Несколько лет назад Эйемю существенно поменяла русло, в непосредственной близости у Кытыла. Теперь река течёт ближе к избе, и здорово подмыла берег. Часть поляны уже съела и продолжает поглощать полезную площадь. Склад скоро начнёт нависать над рекой и его неминуемо придётся переносить. Алик даже задумывается о строительстве нового дома подальше от берега.

    Вечером, конечно, тоже была фотосессия. Наледное поле, в это время года, существенно освободившееся ото льда, сейчас больше похоже на озеро. Воды после дождей очень много и все протоки слились воедино. Вот думаю, на месте Момской наледи вполне могло бы образоваться большое озеро, при определённых условиях. Здесь ведь глобальный тектонический разлом — рифт, также как рифт там, где находится Байкал. Может быть, когда-то такое и произойдёт, если рифт продолжит развиваться. Ниже несколько фотографий из вечерней фотосессии.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Пока съёмка закончена и теперь я сижу посреди наледной поляны, в той части, которая освободилась ото льда, распалил костёр, заварил чай и пишу дневник, поглядывая на наледь, реку, горы и половинку стареющего месяца. Время половина второго ночи, довольно прохладно. Неподалёку, не умолкая, канючит обеспокоенный моим присутствием кулик, лишь оттеняя ощущение полной тишины и покоя. Светло. Сейчас допишу дневник и пойду на базу.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    9 июля

    Двадцать шестой день экспедиции. Идём на охоту.

    Погода второй день хорошая. В доме нет мяса, и это означает, что пора приступить к выполнению продовольственной программы. То есть, собираемся идти на охоту. О такой возможности Алик уже давно говорил. Идти нужно к горам, вверх по реке Эйемю, километров 10-12. Там есть солонец, на который выходят снежные бараны – чубуку. Пешком здесь в такие походы не ходят, ехать надо на лошадях. Для меня это, прежде всего, возможность побывать в новых местах, снять что-то интересное, короче говоря, экзотика. А для Алика привычное дело, быт. Смущает только высокий уровень воды в Эйемю. Нам предстоит преодолеть два брода. Первый прямо здесь, на устье, идти нужно по другому берегу. И на устье, хотя и много воды, но вроде преодолимо. Второй уже в горах. И там ситуация непонятна. Тем не менее, хозяева идут за лошадьми, которые где-то гуляют свободно у наледи, и мы начинаем понемногу собираться.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Ведут. Этот будет мой.


    В избе, под нарами, валяется кипа старых журналов, среди которых много про охоту. В этих журналах самый распространённый сюжет – счастливые лица охотников на фоне убиенных животных.

    Высказываю Алику своё отношение к охоте.
    — Не могу понять я это развлечение. Нет, понимаю в таком варианте как у вас здесь. Вы тут живёте своим многовековым укладом, где охота неотъемлемый атрибут существования, и даже просто необходимость, продиктованная потребностями выживания. А эти, которые в больших городах, ради удовольствия ведь убивают.
    Алик задумался.
    — Но они ведь тоже мясо едят.
    — Да не нужно им это мясо. Ради мяса не стали бы они тратить столько денег и времени. Занятие не из дешёвых. И на этом развлечении построена целая индустрия.
    Кажется, Алик так до конца меня и не понял.
    — Ну, раз мясо едят, значит, для того и охотятся.

    Хочу пояснить ещё один нюанс ситуации. Здесь Природный Парк, то есть особо охраняемая природная территория. Вроде бы и нельзя охотиться. Но здесь есть особые условия и для местных жителей. По крайней мере, для малых народностей, к которым как раз и относятся эвены. Им позволено добывать себе пропитание таким образом. Это здесь называется «на котёл». Естественно, только для собственного пропитания. На мой взгляд, это справедливо. Животных охранять и защищать надо, но не нужно забывать и о людях, которые здесь живут. Это не менее важная составляющая окружающей среды.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Настя снова напекла целый тазик пампушек, нам в дорогу.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Смиренные.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Упряжь — это очень важно. Здесь как раз вьючное седло.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    А увязать всё надо очень тщательно.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    На этом пойдёт Алик.

    Вышли только в шестом часу. Две лошади под сёдлами, одна грузовая, пока с небольшой поклажей. Если Байанай позволит, на ней привезём мясо. Брод на устье Эйемю прошли без проблем, хотя вода действительно высокая. Как обычно, фоторюкзак у меня на спине. На лошадь вьючить драгоценный груз очень неосмотрительно. Дальше идём левым берегом Эйёмю, где-то в стороне от реки, по заболоченной низменности. Сначала довольно долго среди горелого леса. Картина безрадостная, дорога нелёгкая. Лишь впереди обнадёживающе, в просветах между почерневшими стволами деревьев, просматриваются горы, кажущиеся такими недосягаемыми уже на первом часу пути. Жарко, душно, комарьё всерьёз намерено загрызть. Наверное, всё же за большие грехи эти животные родились лошадьми. Идут, вязнут в болоте, того гляди на бок завалятся. И если мы как-то можем отгонять от себя комаров и слепней, то лошади совершенно беззащитны перед этими мелкими, но такими противными существами. Сколько же крови из них выпивают за лето? Думаю, не меньше, чем вообще в лошади есть. Жалко скотину, но воли давать, тоже не стоит. Иначе начинают своими делами заниматься: травку щипать, останавливаться в задумчивости, или идти совсем не туда. Мне лично, с непривычки тоже несладко. Всё же ехать верхом на лошади совсем не развлечение. Особенно по болоту. Болтает из стороны в сторону, того гляди вывалишься, только и держись. А уж если лошадка вздумает рысью пробежаться, то все внутренности начинаешь в себе ощущать и наконец-то убеждаешься, что мозги в голове всё-таки есть. Их просто начинаешь чувствовать физически.Ближе к цели, уже у подножия гор, ещё один брод. Этот выглядит гораздо серьёзнее, кажется и не перейти. Но Алик тут всё знает, ведёт по перекату наискосок. Мне остаётся только направлять свою лошадь точно за ним.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Небольшая остановка на перекур в лесу.

    На перекур останавливались на устье правого притока, который на карте обозначен как Багадя, но Алик называет его Бугуюнда. На карте, кстати, много названий неправильных. Здесь есть старая избушка.

    Дальше уже шли между гор, по всё более сужающейся долине, пока не дошли до наледи. Здесь есть своя наледь, никак не связанная с Большой Момской. Вот сразу же выше наледи и остановились на ночлег. Где-то тут неподалёку и есть тот самый солонец, куда пойдём завтра на охоту. Ну а сегодня ещё есть время немного поснимать на местной наледи. Всё же это природное явление всегда привлекает внимание, и даже именно как фотографический объект. Без неё здесь было бы всё тривиально. Не перестаю всё же удивляться этому явлению – наледям. Зимой на ней всегда вода, летом никак не тает. Эта, кстати, частично сохранится до следующей зимы. Так сказал Алик. Он тут всё знает.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    И карты масштаба 1:200 000. Пришлось показать два смежных листа.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    10 июля

    Двадцать седьмой день экспедиции. Охота на чубуку. Байанай не благосклонен.

    Долина здесь узкая, закрыта горами с той стороны, где садится и восходит солнце. Так что, светило сегодня показалось из-за горы только в половине шестого. Нелегко было заставить себя подняться после вчерашнего конного перехода. Но всё же сходил к наледи, в надежде получить какие-то утренние кадры. Удивительно, но эта небольшая по сравнению с Улахан-Тарыном наледь, по мощности ледяных пластов даже превосходит первую. Максимально до 3,5-4 метров. Однако свет сегодня был тривиальным и съёмка, соответственно, такая же. Разве что пару дежурных кадров можно показать.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Вот здесь я стою под ледяным козырьком и смотрю на него снизу вверх.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Алик так рано не собирался подниматься, и я после съёмки тоже решил на часок прикорнуть. Ну а потом солнце так высоко поднялось, что в палатке находиться стало невозможно. Будто в парнике. Часам к десяти и любитель поспать Алик вылез из палатки. Утренний чай. А потом седлаем лошадей и наконец-то отправляемся на охоту. Спрашиваю у Алика, насколько далеко находится солонец. Тот машет рукой в сторону гор по другую сторону долины и говорит, что недалеко совсем. Но на деле оказалось не так уж и рядом. Подниматься пришлось довольно высоко, хотя и на лошадях. В определённом месте, у ручья, в тенистом месте привязали лошадей, а сами пошли уже пешком ещё выше. Дальше на лошадях нельзя, слишком круто, да и можно спугнуть потенциальную добычу.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Алик запрягает лошадей.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Вот здесь мы их и оставили.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Дальше идём пешком.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Отсюда хорошо виден фрагмент местной наледи, а на дальнем плане Улахан-Тарын. Третий день жары и дымка вновь заполнила всё пространство.

    На солонце никаких баранов не обнаружили, и добрых два-три часа в укромном месте просидели сами как бараны, в ожидании, что добыча всё же появится и окажется в наших руках. Здесь очень крутая, почти отвесная стена из чёрного песчаника, на ней белый налёт. Это и есть та самая соль, минеральные вещества, так необходимые диким животным, ради которых сюда и приходят снежные бараны – чубуку. Только этим животным доступен солонец на почти отвесной стене, испещрённой бараньими тропами. Алик рассказывает, что после выстрела уцелевшие бараны бегут по этой стене вертикально вверх. Вот это скалолазы.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Высматриваем в бинокль.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Никого нет. Досадно.

    С того солонца мы так и ушли не солоно хлебавши. Но на этом наша охотничья эпопея не закончилась. Алик подумал и предложил пойти на другой солонец, который находится достаточно далеко, в верховьях Бугуюнды, того самого правого притока, который проходили вчера. Там ещё избушка была почти на устье. Идём к палатке, пьём чай и уходим на Бугуюнду.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Уходим обратно к палатке.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Теперь мы не стали спускаться обратно к устью, а пошли сразу через водораздел в долину этого притока. Какая-то тропа здесь есть. Алик её знает. А потом уже по Бугуюнде поднялись довольно высоко, в его верховья, где уже не растёт лес. В подходящем месте поставили палатку и пошли пешком выше, к солонцу. Здесь точно такие же чёрные песчаники, с белым налётом солей в левом борту ручья. Но и здесь Байанай не был к нам благосклонен. Баранов нет. Видно плохо мы кормили огонь. Ладно, заночуем здесь. Может быть, утром повезёт.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Алик идёт на разведку. Слева на стене хорошо заметен тот самый белый налёт.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    И опять ничего.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Так выглядят верховья Бугуюнды.

    Я сегодня слегка оплошал. Место было неудобное, и я как-то так неудачно запрыгнул в седло, что немного промахнулся и уселся чуть позади него. Лошадь это не поняла. Наверное, расценила как нападение, и начала брыкаться. Какое-то время мне удавалось держаться, но нормально усесться в седло никак не получалось. Так и пришлось из него выпасть на землю. Шлёпнулся на бочок, как мешок с картошкой. На спину падать нельзя, там рюкзак с аппаратурой, помнил об этом. Но там был мягкий мох, и упасть было не страшно. Наездник пока из меня не самый лучший. Ничего, привыкну.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    11 июля

    Двадцать восьмой день экспедиции. Возвращаемся не солоно хлебавши.

    Около четырёх часов ночи выглянул из палатки и увидел серое небо. С мыслью, кажется, испортилась погода, повернулся на другой бок. Не хотелось думать, что придёт время и по палатке зашуршит дождь. Но где-то в восьмом часу, очередной раз проснувшись, увидел отсветы солнца. Выглянул и понял, что ошибался, погода и не собиралась портиться, хотя небо действительно серое. Но серое оно от дыма. Горит где-то очень серьёзно и не очень далеко. В воздухе внятно можно почувствовать запах гари. Всё же противопоказана жара этим краям.

    Первым же делом пошли на солонец, даже чаю не выпили. Опасались, что запах дыма от костра могут учуять бараны. Но нет, Байанай так и остался глух к нашим просьбам. Или, может быть, как раз занимался важными делами, не до нас. Судя по всему, бараны гуляют где-то в других местах. Придётся возвращаться домой с пустыми руками. И хотя в себе не нахожу даже зачатки охотничьих рефлексов, всё же и мне досадно. Неудобно как-то перед женщиной, которую оставили в вигваме дома. Она ведь ждёт добычу, ей семью кормить. Тут ещё и гость на шее сидит.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Снова идём к солонцу.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    И опять никого нет.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Досадно, но ладно.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Мой коняга. На стоянках лошадей стреноживают, чтобы далеко не ушли. В данном случае сдвуноживали. Обе правые ноги связаны вместе.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Готовы к возвращению.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Пьём чай, варим последние и пустые макароны, уходим.

    Домой ехали часа четыре. Третий день в седле, без привычки, даёт себя знать. Напрасно забыл пенку под задницу. Ощущение, что там только кости и кожа, а смягчающей прослойки никакой. И, кажется, натёр мозоль. (Потом ещё недели две вспоминал эту поездку, когда присаживался). Два года назад, когда ходил на Лабынкыр, эта пенка меня выручала. Мой коняга сегодня капризничал. То ему травку обязательно надо ущипнуть особо аппетитную, то начинает рысью бежать, чтобы догнать товарищей. И тогда мне приходится стискивать зубы и тянуть уздечку. Да и рюкзак на спине сильно мешает. Когда всё же сквозь сизую дымку показались горки по ту сторону Момы, у меня уже было большое желание выбраться из седла и пойти пешком. Но так и доехал до самого дома.

    А горит сегодня действительно где-то очень серьёзно. Горы в километре едва угадываются и в воздухе устойчивый запах гари. Летал вертолёт МЧС. Видимо пытаются хоть как-то отслеживать ситуацию. В советское время этому гораздо больше внимания уделялось и больше выделялось средств. Но тогда и услуги вертолётные имели другую стоимость.

    Прибыв домой, мы с Аликом, с чувством вины пошли на рыбалку. У меня почти сразу же какой-то серьёзный парень оторвал блесну, на этом весь клёв и закончился. Что-то не везёт нам на добычу. Наверное, всё же неправильно повели себя с Байанаем. И Алик тоже молодец, не успел вытащить сеть перед паводком. Теперь и без сети остались. Вот так они здесь и живут, и я вместе с ними.

    Сейчас бы дождь не помешал, чтобы затушить пожары и убрать всю эту гадость из атмосферы. Как говорит Алик, нужно медвежьей шкурой потрясти. Так здесь дождь вызывают. Но медвежьей шкуры нет, одни только оленьи, лошадиные, да бараньи.

    Успел сегодня и наледь проведать. Без всякой надежды снять там что-то достойное. На небе тускло просвечивает сквозь дым красный диск солнца и ничего вокруг не видно. Когда уже собирался возвращаться к дому, на берегу заметил медведя. Чёрненький такой, средних размеров. Тот тоже обратил на меня внимание и даже захотел познакомиться поближе, направившись в мою сторону. Но при ближайшем рассмотрении, метров с 300, убедился, что перед ним человек и решил, что лучше не связываться, а идти своей дорогой. Целее будет. Мне оставалось только немного постучать штативом для упрочения статуса, за карабин хвататься не было никакого смысла. Из уважения тот немного потрусил, а потом пошёл спокойно в сторону Кытыла. Так мы и шли какое-то время в одном направлении. Медведь впереди, пощипывая травку и поглядывая иногда на спутника, а я позади не спеша, без всяких намерений догнать. Расстояние между нами оставалось слишком большим, чтобы пытаться снимать. Потом тот совсем ушёл в сторону, ближе к лесу. А там и я вернулся к дому.

    На наледи сегодня было вот так.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    12 июля

    Двадцать девятый день экспедиции. Байанай услышал.

    В доме и семье нечего есть. Нет, продукты какие-то, конечно, есть. Но тут не привыкли питаться пустыми кашками. Нужно мясо или, хотя бы, рыба. А мясо мы не добыли. Хозяйка несколько удручена ситуацией. Чем кормить-то мужиков. Чтобы как-то оправдать своё присутствие, спускаюсь к реке на рыбалку. Но и с рыбалкой всё что-то не ладится. Рыбацких рефлексов во мне также полное отсутствие, как и охотничьих. Но здесь просто надо. Все попытки поймать что-то на блесну не увенчались успехом. Вчерашний крокодил, который блесну оторвал, не спешит больше искушать судьбу в этих местах. Попробовал ловить на мушку и тоже сначала безуспешно. Мысленно попросил хотя бы четырёх хариусов. Нас же четверо. И надо же, именно четырёх немного погодя и дали. Причём сразу, одного за другим. А потом опять как отрезало. Отнёс хариусов Насте. Та хоть заулыбалась.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Четыре хариуса.


    Вот уже месяц пролетел, как уехал из дома. Время давно поменяло свой ход. Здесь оно воспринимается по-другому. И первый месяц всегда проходит очень быстро, оглянуться не успеешь. Потом уже будет не так. Дальше те же самые отрезки времени будут казаться всё длиннее, а в конце начну считать каждый день. Так всегда бывает в подобных длительных экспедициях.

    К сожалению, ситуация с небом и погодой только ухудшается. Всё в дыму, жара, духота и дождя не ожидается. Рассчитывать на пейзажную съёмку не приходится. Ничего не поделаешь, пейзажная съёмка тем и отличается, что слишком зависит от внешних условий, которые не в твоей власти. И эти условия нужно уметь ждать, и их никто не гарантирует. После похода по Эйемю, где не повезло с охотой, планировал сходить на вулкан Балаган-Тас. Но в этих условиях там делать нечего. А идти туда не близко.

    Алик предложил сегодня сходить к устью Балаганнаха, где хорошо ловится ленок. Идём вроде на рыбалку, но Алик почему-то делает ручку для ножа из дерева. Спрашиваю его, почему именно из дерева, а не из оленьего рога, например. Таковые часто приходилось видеть. Тот говорит, что зимой и на морозе, когда обдираешь сохатого или барана, ручка из рога замерзает и скользит в руках. Дерево в этом случае удобнее.

    А ведь не зря Алик делал ручку для ножа. Не дошли мы в тот день до Балаганнаха немного. Не сложилось ничего с рыбалкой. Зато сложилось с охотой. И, хотя собаки наши на охоту не натасканы, но видно инстинкт в них какой-то живёт. По крайней мере, в одном из кобелей. В один момент тот резко побежал куда-то в лес и немного погодя, оттуда стало раздаваться его неуверенное потявкивание. При этом второй кобель не очень на всё это реагировал. Мы, конечно, пошли в ту сторону и вот он трофей, подарок Байаная, сохатый. Тем самым ножом Алик его и разделал.

    Потом нам пришлось вернуться домой. Найти лошадей. Эту задачу Алик поручил Насте. И затем уже с лошадьми вернулись к добыче, чтобы привезти оттуда мясо. Что-то около пяти километров от дома. Как сказал Алик, надо же повезло, прямо рядом с домом. Теперь мясо в доме будет. Хозяйка довольна. Алик просил не показывать его с трофеем, поэтому и не покажу.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Идём на Балаганнах ловить ленка.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Солнце едва просвечивает сквозь дым. Можно смотреть на него даже не прищурившись.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Пригнали несколько лошадей. Те держатся у дымокура. Гнус в последнее время свирепствует.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Готовимся.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Вьючное седло. Лошадей поведём пешком.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Настя с лошадьми управляется не хуже Алика.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    И что этим людям от нас постоянно надо. Пасёмся себе, никого не трогаем. А им всё время надо куда-то идти, что-то везти.

    13 июля

    Тридцатый день экспедиции. Кытыл во мгле.

    Пятница тринадцатое. Не стоит сегодня предпринимать каких-либо серьёзных мероприятий и активных действий. Да и ситуация с погодой и небом такова, что ничего, кроме пассивного ожидания, не остаётся. Всё стабильно, пожары продолжаются, видимости никакой. Дымка поглотила всё окружающее пространство. На небе едва просвечивает тусклое оранжевое пятнышко солнца. О пейзажной съёмке думать даже и не приходится. Днём жара и духота, воздух какой-то липкий. Лишь по ночам, да утром прохладно. Комарьё просто звереет. Лошади уже не хотят пастись, пришли к спасительному дымокуру, колокольчиками звенят, ходят за хозяевами по пятам, соль выпрашивают.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Соль — лошадиный наркотик. Если и не балдеют, то продаться готовы. Этим хозяева их и завлекают, когда идут ловить.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    У Владика свои дела. Постоянно что-нибудь мастерит. Вчера ружьё, сегодня лук.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Иван-чай часто растёт рядом с людскими поселениями или на их развалинах.

    Мы с Аликом вчера всю ночь провозились. Спать легли только около пяти утра. Надо же было разделать добычу, вернуться к избе за лошадьми. Потом с этими лошадьми опять пойти к мясу, разложить его по вьючным сумам. Эти сумы загрузить на лошадей и привести их обратно к избе. А расстояние тут в одну сторону около пяти километров. В итоге получается двадцатник находили.

    Неподалёку от избы, на другом берегу Эйемю, есть болшой подвал, который сделали очень давно. Кажется кто-то, кто ещё до семьи Тарковых здесь обитал. Туда и убрали всё мясо на хранение. На дне подвала толстый слой льда, на который и побросали мясо. А там, где есть вентиляционное отверстие, образовался ледяной сталагмит от пола до потолка. Вот она вечная мерзлота наглядно. Над подвалом есть крыша, которую недавно на прочность испытывал медведь. Теперь надо чинить.

    Кстати, всё забываю рассказать. Оказывается здесь не принято подковывать лошадей. Странно. У ездовых сбиты все копыта об камни. Об этом я ещё у Обручева читал в его книге «В неизведанные края». В своей экспедиции 1926 года он тоже столкнулся с этой проблемой. Не знаю как в остальной Якутии, но в этих регионах лошади действительно не подкованы. Алик говорит, что просто некому это делать. Нет людей, умеющих это делать.

    Вечером, конечно, сходил на наледь. Скорее для очистки совести, нежели с ожиданием что-то интересное снять. Покажу всё как есть. Не прирастает моя пейзажная коллекция пока шедеврами. И ничего с этим не поделать.

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Якутский дневник. 8-13 Июня

    Солнце ушло за горизонт. Стало прохладно. И над наледью стелится туман.

    Автор: СЕРГЕЙ КАРПУХИН

    источник

     

    Похожие статьи:

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть четвёртая

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть четвёртая
     А вот от места ночёвки в кустах дальше совершенно открытое пространство. И погода, кажется, испортилась навсегда. Идём сквозь дождь со снегом. К середине дня дошли до поворота реки, напротив перевала на Тыры. Следы двух поляков постоянно встречались до этого места. Здесь ещё удалось нащипать веточек с кустов полярной берёзки и карликовой ивы. Благодаря заготовленным заранее сухим щепкам, получилось сотворить костёр. Дальше придётся обходиться без живого огня. Впереди кажущееся безжизненным пространство в каменном коридоре неглубокого...

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть пятая.

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть пятая.
     Следующим днём первичные эмоции улеглись. Окружающий мир теперь воспринимался более взвешенно. Каждый из нас занимался своим делом. Виктор устраивал хозяйственные дела, а также изучал близлежащее пространство на предмет флоры и фауны. С фауной здесь оказалось не так богато. Всего одна утка на небольшом озерке, да и та близко не подпустила. Свежих следов крупного зверя не видно, наверное, все ушли ниже. Неподалёку в лесу есть следы стоянки оленеводов....

    Попигайский кратер - по следам катастрофы. Часть 1.

    Попигайский кратер - по следам катастрофы. Часть 1.
     Кратер Попигай — метеоритный кратер в Сибири, в бассейне реки Попигай, делит четвёртое место в мире по размеру с кратером Маникуаган в Канаде.Диаметр кратера — около 100 км, расположен он на севере Сибири, частично в Красноярском крае, частично — в Якутии. Территория кратера практически не заселена, единственный населённый пункт — посёлок Попигай — находится в северо-западной части кратера на расстоянии около 30 км от его центра....

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть третья.

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть третья.
     После Угамыта следующим значимым, и очень ожидаемым пунктом на пути, были указанные на карте избы. На карте их местоположение обозначено на нашем, левом берегу Сунтара, в двух километрах ниже устья левого его притока – Колтоко. Мы с вожделением шли к этим избам. Не делали днёвок, в надежде, что там есть баня и там можно полноценно отдохнуть. Похоже на ожидание большого праздника....

    Якутэтноэксп. Часть II

    Якутэтноэксп. Часть II
     Экспедиция не случайно была назначена на зиму. Дело в том, что зимой в Якутии все замерзает, включая реки. А реки являются единственным способом проехать между основными пунктами назначения. Реки зимой превращаются в дороги. Их чистят, на них ставят дорожные знаки. Зимой происходит «северный завоз» — доставка всех необходимых товаров, топлива, материалов на целый год.Весной дороги тают, а летом их просто нет. В некоторых местах летом работают понтонные переправы. Но наш маршрут летом был бы неосуществим. ...

    Попигайский кратер - по следам катастрофы. Часть 2.

    Попигайский кратер - по следам катастрофы. Часть 2.
     Рассоха. В окрестностях нашего первого лагеря оказалось несколько озер, которые мы решили осмотреть на наличие гольца. В частности озеро Угун-Кюель, имеющее сток в Рассоху, давало все шансы стать гольцовым. На следующий день после нашего прибытия первым делом собрали лодки и опробовали моторы. Японская техника не подвела. В середине дня отправились на ближайшее озеро в 3,5 км от лагеря. На севере Анабарского плато древесной растительности значительно меньше чем южнее — в бассейне Котуйкана. Лиственничники в основном тянутся вдоль русла...
    Партнеры
    Информация

    Весь материал, представленный на сайте республика-саха-якутия.рф взят из открытых источников или прислан посетителями и авторами сайта. Материал используется исключительно в некоммерческих целях. Все права на публикуемые материалы принадлежат авторам. Если Вы являетесь автором материала или обладателем авторских прав на него и против его использования на сайте республика-саха-якутия.рф, пожалуйста, свяжитесь с нами через форму контактов.

    ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ

    Республика Саха Якутия © 2019