Яндекс.Метрика
Меню пользователя
Написать статью Добавить видео Регистрация

Заказать баннер

Распетанно с сайта республика-саха-якутия.рф

Якутский дневник. 3-7 Июля

30 июня 2015
1671 просмотр
     


    Якутский дневник. 3-7 Июля

    3 июля

    Двадцатый день экспедиции. Добрался до Кытыла.

    Ночлег у меня сегодня был короткий. Остановился около двух часов ночного времени. Пока провозился, пока поужинал или позавтракал. Уж не знаю, как назвать трапезу в три часа ночи. И только около четырёх часов утра удалось влезть в палатку. А в восемь уже начал собираться. Всё равно не спится. Да и дорога ещё дальняя.

     

    Якутский дневник. 3-7 Июля

     

    Ставил только внутреннюю часть палатки. Было слишком тепло. За палаткой протока, по которой поднимался.

    Бивачный натюрморт.

    Правильную всё же протоку вчера нашёл. В другом случае не дошёл бы сегодня до цели. И даже при таком раскладе, подниматься вверх по реке не развлечение и не подарок, а тяжкий труд. По ходу дела стало понятно, что иду не совсем по момской протоке, или даже совсем не по момской. Вода в ней прозрачная и изумрудно зелёная. В Моме же до сих пор вода так и оставалась мутной. Эта волшебная протока идёт как бы по краю широкой момской долины правым берегом, параллельно всем её протокам и собирает в себя воду притоков, бегущих с Момского хребта. Самые крупные Бурхатыннах и Балаганнах, плюс куча мелких ручейков. Потом эта протока кончается на устье Балаганнаха. И на Мому перетащиться здесь не трудно и совсем рядом, всего-то метров двести. Но по самой Моме и тут почти не приходится идти. Вновь начинаются удобные боковые протоки, не только момские, но также принадлежащие ещё одному правому притоку Момы – Эйемю, далеко ушедшие в сторону от основного русла. Вот на устье этого притока и стоит изба коневодов.

    Избу, почему-то ожидал найти ещё раньше. Уже и наледь кончилась, и небольшой табунок лошадей встретил, и Мома вошла в единое русло, а избы всё нет. К тому моменту уже слегка покачивался от усталости. И хотелось быстрее дойти до приюта. В определённом месте увидел на берегу хорошо натоптанную тропу. Пошёл по ней на разведку и вышел на большую поляну. И лишь тогда в дальнем конце этой поляны увидел дом. Отсюда ещё надо было прилично пройти вверх по реке. А берег-то здесь оказался обрывистым. Но всё же кое-как удалось протащиться последний километр к устью Эйемю и выйти к заветной избе уже около девяти часов вечера.

    На Кытыле никого не оказалось. И по некоторым признакам было понятно, что люди здесь не были уже несколько дней. Но в избе, на столе, мирно тикали часы, отчего возникало некоторое ощущение уюта, несмотря на затхлый запах от оленьих шкур, набросанных на нары, и некоторую запущенность. Но всё же, какое-никакое, а это человеческое жилище. Здесь останусь на какое-то время, и буду осваивать наледь уже в этой части, которая отсюда гораздо ближе и доступнее, чем с базы на Ытырбе. Непонятно только появятся ли здесь хозяева. Не думаю, что прогонят, даже если появятся. А фотографических подвигов сегодня не совершил. Не до того было. Да и не было ничего по-настоящему интересного. Несколько кадров сделал лишь уже на Кытыле, для первичного ознакомления с новой обстановкой в моём дневнике.

    Кытыл.

    Это что-то вроде летней кухни. Под беседкой очаг.

    4 июля

    Двадцать первый день экспедиции. Знакомлюсь с хозяевами и новой частью наледи.

    Утомлённый вчерашним восхождением по реке, спал очень крепко, что называется без задних ног. И тот момент, когда в избе открылась дверь, и в неё заглянул мальчик, воспринял сначала как отрывок сна. Дверь тут же закрылась, но я проснулся и оставался какое-то время в недоумении, а был ли мальчик. Но мальчик был. Дверь вновь открылась и в неё просунулась в нерешительности детская мордашка.
    — Ты с папой?
    Тот согласно кивнул головой, хмурясь недовольно, но не без любопытства. Всё понятно, пришли хозяева. Надо подниматься, идти знакомиться.

    Выйдя на улицу, нашёл там много лошадей, с которыми возились мужчина и женщина, снимали с них различные тюки и упряжь. Подошел, познакомился. Оказывается, мой визит был не столь уж и неожиданным. Справлялись какое-то время назад обо мне из администрации по связи, не приходил ли фотограф. У дома как раз стоял мой штатив. Так что хозяевам сразу и стало понятно, что пожаловал тот самый фотограф.

    Хозяева представились Аликом и Настей, а мальчика зовут Владик. Я ещё ранее знал, что этот дом принадлежит семье Тарковых из посёлка Сасыр ( здесь чаще употребляют второе название – Чистай), что в верховьях Момы. До самого посёлка отсюда более сотни километров, если по прямой. Но, как уже говорил, точных сведений не имел, обитает ли кто-то здесь в настоящее время. Тарковы очень большая семья — шесть братьев и одна сестра. Алик из них самый маленький, ему тридцать шесть лет. И, можно сказать, Кытыл их родовая земля. Алик своё детство провёл именно здесь. Тут, рядом с наледью, очень удобное пастбище для лошадей. Как я понял, Алик работает в коневодческом кооперативе, в котором около трёх сотен лошадей. У момской наледи на попечении Алика около тридцати, да ещё несколько личных лошадей.

    Оказывается, хозяева уходили на несколько дней к устью реки Тарын-Юрях. Как я понял, это достаточно далеко. По крайней мере, с их слов, они ехали верхом всю ночь. Оттуда им нужно было перегнать несколько лошадей сюда, на Кытыл. В это время года переходы здесь делают именно по ночам. Не так жарко, а значит и животным легче. Алик вот сразу обратил моё внимание. Лошадям нужно дать остыть, сёдла снимают только часа через два. Лишь потом можно отпускать пастись. Но с этой премудростью уже знаком. Когда ходил на Лабынкыр в Оймяконском улусе, Сашка-коневод тоже учил этому.

    Хозяева приняли хорошо. А я и не сомневался. Выделили место на свободных нарах. Ну что же поживу в эвенской семье коневодов. Живут они здесь очень просто, по таёжному, не очень заботятся о комфорте. Так уж испокон веков повелось. Баня даже и не предусмотрена. А хотелось бы. Эти ещё хоть в избе живут. Местные оленеводы же вообще живут в палатках и даже зимой. С печками, конечно, но это всё равно сурово.

    Алик и Настя.

    Владик.

    … иии сопровождающие их лица.

    Устали лошадки после трудного перехода. Не идут даже пастись. Редко можно увидеть лошадь лежащей, видно действительно было нелегко.

    Итак, с хозяевами познакомился, но ещё нужно было познакомиться с наледью в этой части. Вчера было не до того. Но днём погода что-то хмурилась и особого смысла туда идти не возникало. А к вечеру набежала чёрная туча, из которой не слабо хлынуло. Думал уж на сегодня моё свидание со снежной королевой откладывается. Но дождь прекратился и на горизонте показался просвет. Для меня это было стартовой отмашкой. Схватил фоторюкзак, штатив и ружьё, побежал к любимому объекту. И дебют в этой части наледи удался. Поэтому сегодня будет много красивых пейзажей. А с хозяевами ближе познакомимся завтра или в последующие дни. Тут ещё долго поживём.

    Здесь, посреди наледной поляны, много таких вот бугров, который видите в центральной части кадра. Этот ещё небольшой. Дальше увидите гораздо больше. Они как острова. И на некоторых растёт лес. На одном даже встречал небольшое озерцо. Не очень разбирался в их природе, но, похоже, это так называемые булгунняхи. Или более научным термином — гидролакколит. А образно говоря, это что-то вроде ледяной грыжи. То есть ледяные пласты вечной мерзлоты, под давлением верхних слоёв, начинают выдавливаться вверх в ослабленных зонах, поднимая эти верхние слои. Вот так и образуются подобные бугры. Вторая версия такова. Это реликты речной поймы. То есть, какое-то время назад речные протоки поменяли своё русло и размыли лесные и задернованные участки. И остались лишь вот такие реликтовые острова. Протоки здесь, кстати, не момские. Они отходят от русла Эйемю.

    За полосой тумана, на заднем плане видна конусовидная гора со срезанной вершиной. Это и есть недействующий вулкан Балаган-Тас.

    А здесь на дальнем плане уже известная нам гора Ураса-Хая или Эмий-Тас, она же просто сиська.

    5 июля

    Двадцать второй день экспедиции. Кытыл.

    С наледи вчера или уже сегодня вернулся около четырёх утра. Спать завалился около пяти. Наверное, такой режим у меня здесь и установится. Днём там, то есть на наледи, особо делать нечего, зато можно пообщаться с хозяевами, подсмотреть как они тут живут, отснять какие-то сюжеты. А свет интересный на наледи образуется только к вечеру. Можно там же и до утра иногда задержаться. Тоже имеет смысл. Но это ещё как погода себя вести будет. А пока обживаюсь на новом месте и в новых условиях.

    Кытыл. Вид со стороны Эйемю.


    Хозяева поспать любят. Тем более, сегодня с утра дождь. Первой встаёт Настя и начинает шуршать по хозяйству. Мужики вставать не торопятся. Даже когда Настя пытается выйти на связь и громко кричит позывные в микрофон рации, те не шевелятся. Я уж тоже давно на ногах, хотя спать лёг только утром. С другой стороны, а куда здесь торопиться. Тут люди по-другому живут.

    Связь сегодня как отрезало. Это видно моя волна пришла. Давно заметил, на технику иногда влияю просто убойно. У них тут две рации. Одна «Карат», которая на батарейках, такая же, как у меня была на Ытырбе. Там её и оставил, такие были указания. А ещё есть «Ангара» и к ней прилагается такая смешная и допотопная динамомашина. Крутит Настя ручку, машина громко жужжит, а Настя ещё громче в микрофон: — Малтан, Малтан, Малтан. Это такие позывные в какой-то оленеводческой бригаде. Но что-то пока никто не отзывается. Связь здесь важная деталь существования. Это хоть как-то позволяет не чувствовать себя оторванными от людского сообщества, источник информации и новостей. А также элемент безопасности. Две рации, кстати, настроены в разных диапазонах.

    Волшебная динамомашина. Хорошая вещь, если сели батарейки.

    Понемногу ассимилируюсь в простой эвенской семье. Тут и подробности семейные выясняются. Хотя между собой они говорят на якутском, всё же обратил внимание, что Владик обращается к Насте по имени. Так и оказалось, что это его мачеха. У Алика это вторая жена, с первой развёлся и у Владика ещё где-то есть сестра. Надо сказать у Владика с Настей прекрасные отношения, и не подумаешь, что не родные. В этом году он пойдёт в третий класс и где-то в конце августа кто-нибудь должен за ним приехать из Сасыра. Наверное, на моторной лодке. В Сасыре обычная средняя школа. В самом посёлке около 700 жителей и мобильной связи там нет.

    Сегодня и я немного поучаствовал в хозяйстве общественно полезным трудом. Сделал ступеньки к реке, немного сгрёб мусор в кучу. Надо же как-то хлеб отрабатывать. Хотя продукты свои принёс, но не вести же отдельное хозяйство. Да это и способствует сближению с хозяевами. Люди они простые и сдружиться с ними легко. На связь выйти всё же удалось в конце дня. Обо мне сообщили в Сасыр. Теперь оттуда должны позвонить в Хону, в контору парка. Напрямую с Хону отсюда не связаться.

    Сегодня над нами пролетал вертолёт в сторону Сасыра. Вероятно, это был санрейс. Ближайший вертолётный отряд здесь только в Зырянке. Это очень далеко на Колыме. Был там в 2010-м.

    В общении с хозяевами узнаю много нового из местной жизни. Рассказывают, например, что в этих районах почти и нет чистокровных якутов. Давно все перемешались с эвенами, иногда с русскими. И даже язык уже не чисто якутский. Много слов привнесено из эвенского и русского. А вот эвенский язык здесь вымирающий. Многие, особенно молодые эвены его уже не знают, говорят на якутском и русском. Сасыр как раз эвенский посёлок, и там, в школе есть эвенские классы. Но даже учителя не очень знают родной язык. Как сказала Настя, чистокровные якуты живут в южной Якутии и отличаются высокомерием, якутов из северо-восточных регионов называют эвенами.

    Кстати Настя выросла в Кунтэке, в закрытом уже посёлке оленеводов в Магаданской области, в верховьях Омулёвки. Про эту реку уже рассказывал, экспедиция 2010-го года. И даже нашлись общие знакомые. Так вот, оказывается, там они говорили только на русском. В Сасыр она приехала с дедушкой в восемнадцатилетнем возрасте и только там научилась говорить на якутском.

    Печка занимает почётное центральное место.

    Мой уголок.

    Склад.

    Такие здесь лодки. Их называют ветками.

    Настя.

    В качестве топлива для очага на летней кухне используют плавник, который собирают на берегу.

    Алик.

    На рыбалку далеко ходить не надо. Прямо у дома в Мому впадает Эйемю. На устье как раз и ловится рыба.

    Настя дай мне, я тоже хочу рыбу поймать.

    Вот и улов.

    Эвенский способ рыбной ловли сетью. Небольшую сеть бросают в реку, ведут с берега недолго по течению, вытаскивают. А там уже рыба.

    Вечерняя фотосессия на наледи сегодня тоже состоялась. Не такая успешная, как вчера, но что-то всё же покажу.

    Алик там как раз перегонял нескольких лошадей ближе к дому.

    6 июля

    Двадцать третий день экспедиции. Жизнь эвенской семьи коневодов.

    Сегодня у погоды полная и безоговорочная капитуляция. Дождь начался ещё рано утром, и теперь нет никаких сомнений, что это надолго. Для меня это означает, что пейзажной съёмки ноль, зато можно запечатлеть сцены из жизни эвенской семьи. Хозяева немного занимаются лошадьми. Надо было перегнать с острова напротив, несколько лошадок на эту сторону. Среди них один рыжий коняга, кандидат в ездовые. Не каждая лошадь удостаивается подобной чести. А главное, не каждая хочет. Можно даже сказать, каждая не хочет. Этого рыжего ещё предстоит объездить. Для начала просто седло, потом доверят какой-то груз возить. Ну, а потом и человек отважится сесть. Лошади здесь всё же полудикие.

    Я тоже немного поучаствовал в хозяйстве, дрова поколол. Есть что-то в такой простой жизни, без особых устремлений, не кажется она ущербной. Зарплата в их коневодческом кооперативе чисто символическая – 8 тысяч. Так как Алик там устроен, то по правилам для жены уже места нет. Как живут? Традиционно: охотятся, ловят рыбу. Кроме того, есть у них и свои частные лошади. Годовалых жеребят мужеского пола по осени забивают на мясо. Так и выживают.

    Пожалуй, стоит немного рассказать о местной кухне. Понятное дело, упор на мясо и рыбу. Вчера, например, ели суп из оленины. Но как я понял, мясо уже почти закончилось. Поэтому Алик ведёт разговор о возможном походе в горы, для охоты на барана. Сегодня к утреннему чаю был малосольный хариус. А когда пришёл ночью с наледи, на столе меня ждали котлеты из каталки. Из того самого чукучана, что показывал ещё на Ытырбе, смешной донной рыбы с губами-присосками. Говорили, что именно в котлеты она больше всего и годится. Вот теперь и довелось попробовать. Подтверждаю, котлеты отменные. Хлеб пекут сами. Просто укладывают тесто в низкую кастрюлю, и ставят на горячую печку. Хлеб у Насти получается вкусный. А тут она ещё и пампушек напекла. Они их называют оладьями, но они такие пухлые, что я их назвал пампушками. На ужин сегодня был деликатес – лосиные ноздри. А я ещё думал, что же там, на костре так долго варится, в большой, закопченной кастрюле. Ну да, вкусно. Жирновато только слегка и нужно в процессе не забыть срезать внутреннюю, волосистую часть, потому как заранее её не убирают.

    Лошадкам сегодня решили не давать волю, стреножили, колокольчики на шею повязали. Теперь они ходят по поляне и весело позвякивают. Конечно, это только лишь те лошади, которые оказались поблизости. Остальные же гуляют сами по себе вдоль всей наледи и могут уйти очень далеко.

    Душевный разговор.

    Ну не надо меня снимать, я не фотогеничный!

    А! Милый, ну скажи А!

    Надо потуже затянуть.

    Щепотку соли в награду.

    На базу.

    Момская амазонка. Или просто момка.

    Маленький помощник.

    Очаг. В кастрюле как раз лосиные ноздри.

    7 июля

    Двадцать четвёртый день экспедиции. Выражения лица.

    Погода исправляться не хочет. Хляби небесные второй день уже как разверзлись, и закрываться пока не собираются. По всему небу свинцовая замазка. Связь добрых вестей не принесла. Обещают ещё пару дней такой погоды. Это опять означает, что пейзажной съёмки не будет, и с наледью пока не увидимся. Но здесь и без того достаточно сюжетов и персонажей: люди, лошади, собаки. Просто живём и общаемся.

    Хотя я и не рыбак, но всё же вот такого ленка сегодня поймал. Попросил Владика демонстрировать. В его руках он кажется больше, чем в моих. Ленок на якутском — Быит.

     

    Ловлю себя на том, что отношение ко времени у меня всё больше трансформируется. Нет такого критического отношения к нему, как в городе. Ну, течёт себе и течёт. А уж местные тем более весьма отстранённо относятся к этой субстанции. Вижу, что вопросы, например, о возрасте у них вызывают затруднения. Алик обычно обращается за помощью к Насте по этому поводу. Та, похоже, более адекватно воспринимает время и как-то его всё же отслеживает. Короче говоря, совместными усилиями выяснили, что Алику вроде 38 лет. Возраст отца он сначала определил как 80 лет, но всё же оказалось, что только 76 лет.

    Сегодня суббота, и у нас субботник. Кое-какие незначительные дела по хозяйству. А что ещё делать в такую погоду. Периодически моросит дождь, настроение какое-то осеннее.

    На этой странице дневника героями моих фотосюжетов будут люди, собаки и лошади.

    Как уже, наверное, поняли из верхнего кадра, на рыбалку сегодня тоже ходили.

    Из цикла — отец и сын.

    Вырасту — буду как папа.

    Помощник.

    Из представителей собачьего племени на Кытыле живут два кобеля — Деми и Чамек ( на якутском означает тарбаган — это сурок такой, для тех, кто не знает). Эти две собаки и стали героями серии фотозарисовок — собачья жизнь. Несколько сюжетов демонстрирую.

    Из цикла — выражения лица.

    Деми.

    Из цикла — собачьи отношения.

    С Деми уже познакомились. Справа Чамек.

    Собаки здесь работой не загружены и развлекаются собачьими играми, грызутся понарошку.

    Лошадиная серия.

    Наверняка найдётся внимательный и наблюдательный читатель, который заметит, что лошадиная серия снята не в этот день. По какому признаку можно это понять? Вот и пришлите ответ. Разместил серию на этой странице, просто потому что в тему.

    Чтобы дать лошадям возможность хоть как-то отдохнуть от гнуса, делают дымокур. Лошади это дело любят, лезут прямо в дым, хотя вдыхать его и неприятно, от этого свербит в носу и сводит челюсти.

    Из цикла — выржения выражения лица.

    Из цикла — лошадиные отношения.

    автор: СЕРГЕЙ КАРПУХИН

    Источник

     

    Похожие статьи:
    Партнеры

    Информация

    Весь материал, представленный на сайте республика-саха-якутия.рф взят из открытых источников или прислан посетителями и авторами сайта. Материал используется исключительно в некоммерческих целях. Все права на публикуемые материалы принадлежат авторам. Если Вы являетесь автором материала или обладателем авторских прав на него и против его использования на сайте республика-саха-якутия.рф, пожалуйста, свяжитесь с нами через форму контактов.

    ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ

    Республика Саха Якутия © 2020