Яндекс.Метрика
Меню пользователя
Написать статью Добавить видео Регистрация

Заказать баннер

Распетанно с сайта республика-саха-якутия.рф

Якутский дневник. 29августа - 4сентября

19 сентября 2015
1387 просмотров
     


    Якутский дневник. 29августа - 4сентября

    29 августа

    Семьдесят седьмой день экспедиции. Уходим в верховья Матага-Эселях.

    Вчерашний переход показал, что на лошадях ехать не только утомительно, но и мало продуктивно в смысле фотосъёмки. Поэтому сегодня решил передвигаться в другом режиме. Утром, после плотного мясного завтрака, не стал дожидаться, когда мои друзья начнут сворачивать лагерь, пошёл пешком вверх по Матага-Эселях. Какую-то фору они мне дают, за это время спокойно поработаю по пути следования, а когда догонят, видно будет что делать. Может быть, сяду в седло, а может быть, так и буду идти самостоятельно целый день. Пешком ходить для меня более привычно, чем трястись в седле. Мои же друзья предпочитают седло.

    Якутский дневник. 29августа - 4сентября

     

    За ночь лошадки, хотя и стреноженные, ушли гуляючи достаточно далеко. Алик и Тихон их отыскали, теперь гонят к лагерю.

    Когда уходил, мои друзья ещё только собирались пить чай.

    Погода сегодня просто замечательная, идти одно удовольствие. Хотелось бы, чтобы такое состояние продлилось подольше. Удивляет, как быстро наступила осень. Или это просто здесь так, ближе к горам. Всё уже в полном разгаре, тайга почти достигла максимальной насыщенности в своих осенних расцветках. Пройдёт ещё несколько дней и цвета начнут блекнуть. А ведь ещё сентябрь не наступил. Это что же, к моему отъезду вообще всё осыплется.

    Когда утром выходил, Алик далеко впереди, километрах в четырёх — пяти, показал примечательную гору и сказал, что там есть солонец, где могут быть бараны. В этом месте я и собирался дожидаться наш караван. Солонец тот я нашёл и даже прошёлся вдоль него, но баранов не увидел. Зато спокойно поснимал пейзажи, провисел там больше часа и начал волноваться, что-то подозрительно долго не появляется караван. Прошло ещё какое-то время, и тут я обнаружил у берега цепочку следов, очень похожих на конные. Другие лошади здесь быть не могут, только наши. Неужели разминулись? Здесь вроде всё открыто, как можно было друг друга не увидеть. Ну да, есть немного кустов под солонцом, куда ходил, но совсем немного. Ещё какое-то время пребывал в сомнениях, а потом принял эту версию и помчался вверх по реке. Километра через четыре обнаружил честную компанию на абсолютно открытом, продуваемым холодным ветром месте, ожидающую меня. Кажется, они уже успели несколько раз выпить чаю. Да уж, оплошка вышла. Бывает. Потеряли на этом часа два.

    Осенние мотивы Матага-Эселях.

    Вот здесь как раз солонец. И последующий кадр там же.

    Потом был длинный марафон. На лошадь я так и не сел, пошёл и дальше пешком, но теперь уже позади каравана. Но ходить умею быстро, поэтому ещё долго видел своих друзей впереди, но потом всё же отстал. И около девяти часов вечера, когда появились первые признаки приближающихся сумерек, отчего возникла тревога, а не отстал ли я безнадёжно, увидел впереди уже установленный друзьями наш шатёр. Палатка смотрелась инородным белым пятном странной геометрии, на фоне горного склона. Подойдя к новому лагерю от каждого из товарищей, по очереди, услышал удивлённое высказывание по поводу скорости моего перемещения. Они даже не успели чай приготовить, установили только палатку. Впрочем, местность здесь для ходьбы несложная, лес остался позади, зарослей кустов почти нет, болот тоже. Иди себе по камешкам, прямо в русле реки. Иногда только приходится с берега на берег переходить, но река здесь уже совсем мелкая. Если бы не 15 кг. аппаратуры за спиной, да карабин и несколько остановок на съёмку, то совсем не отстал бы от каравана.

    Когда нашлись, попросил ребят немного подождать, а сам чуть ушёл вперёд, чтобы снять проход каравана.

    Караван прошёл мимо и начал удаляться в сторону высоких гор. Я пустился вдогонку.

    Последние островки леса.

    Место нашей новой стоянки открытое, в узкой котловине между довольно высоким горами, на слиянии сразу нескольких ручьёв. А ещё немного выше виднеются белые снежные вершины. Настоящая горная тундра, но есть немного кустов по распадку, оттуда берём дрова, которые ещё нужно найти. По кустам много не наберёшь. Но здесь когда-то была стоянка оленеводов, как-то ведь жили они. Стоянки, кстати, встречались и чуть ниже. Но это всё старые стоянки. Теперь в верховьях Матага-Эселях оленей не пасут. На небе что-то зреет, обещали ведь непогоду в начале сентября. Но у нас есть большая эвенская палатка с печкой, в ней достаточно комфортно, тепло и просторно.

    Наш вигвам

    Место новой стоянки.

    30 августа

    Семьдесят восьмой день экспедиции. В Момских горах.

    С утра Валера объявил, что сегодня остаёмся на месте. То есть база остаётся здесь, а мы будем заниматься каждый своими делами. Кто-то искать баранов, а кто-то снимать. Не уверен, что буду снимать баранов, но местные пейзажи точно пополнят мою коллекцию. И не делать сегодня переход, в этом смысле даже выгодно. Хотя это ещё раз убеждает, что наш маршрут будет сокращён по расстоянию. Всё чаще слышу высказывания и намерения по этому поводу. Ну что же, в Момский хребет мы, по крайней мере, забрались. Не в самые его глубины, конечно, но и это хорошо. Здесь тоже люди крайне редко бывают. Раньше хотя бы оленеводы останавливались, а теперь совсем никого.

    Вид от нашей стоянки.


    Всё же у местных жителей – эвенов и якутов, охота в генах. Именно исходя из этого, они воспринимают окружающий мир. Даже если не собираются охотиться, часами могут высматривать баранов на склонах. И это, видимо, для них наполнено высоким смыслом. Иначе вроде и незачем сюда приходить. Каким-то непонятным чутьём находят добычу на пределе видимости. В этих краях, когда встречаешь человека в лесу, тебя сразу же спросят – что видел? И не стоит сразу же рассказывать, что видел какое-то красивое место, это всё потом, главное какую потенциальную добычу ты видел. Вот это главное, и только это имеет настоящий смысл.

    Это гораздо интереснее, чем смотреть телевизор.

    Вот и штатив наконец-то пригодился.

    Бараньи рога остались от наших предшественников. Длинные палки на оленеводческих стоянках всегда принято оставлять после себя. Они нужны для установки палаток, чем мы и воспользовались. Здесь, где леса нет, это очень актуально.

    Ниже три пейзажа снятые рядом с нашей базой.

    Ниже два пейзажа, снятые со склона рядом с базой.

    Верховья Матага-Эселях.

    Во второй половине дня мои друзья поехали на лошадях по одному из притоков, к перевалу на Сулакан. Я тоже собирался туда пойти, но несколько раньше. Не пустили, сказали, что распугаю там всех. Имеется ввиду баранов, конечно. А, судя по многочисленным и хорошо набитым тропам по склонам, баранов здесь должно быть очень много. Вот опять непонятно, ну распугаю, они ведь вроде не на охоту едут, или я ошибаюсь. Видимо, даже просто лицезреть потенциальную добычу, действительно наполнено смыслом. Поэтому пошёл я по другому распадку, откуда поднялся довольно высоко по склонам, в результате оказался на одной из вершин. Затем постепенно стал перемещаться по гребням обратно в сторону лагеря. Так уж получилось, что к базе я подошёл почти одновременно со своими друзьями.

    Ниже пейзажи, снятые из похода по верхам.

    Для себя назвал морфологию Момских гор мелкоскульптурной. Много мелких и довольно однообразных элементов в рельефе.

    Момский хребет, вид на восток. Вдали не горизонте заснеженная цепь гор уже за долиной Эйемю, там наивысшая точка Чубуку-Тала. Что-то около 2500.

    Здесь вид на один из истоков Матага-Эселях.

    Момские горы.

    Здесь наглядно в правой части кадра видны бараньи тропы. Чубуку в этих горах действительно много.

    Однако одного барана сегодня всё же добыли, так и планировали. Причём на соседнем склоне, ещё в первой половине дня. Охота по лицензии здесь разрешена. И сегодня у меня был кулинарный экстрим. Сырая и ещё тёплая печень барана, это ещё куда не шло. А вот сырой мозг ложкой, практически из черепушки, это уже не так просто далось. Но и это ничто по сравнению с сырым, лишь немного присоленным глазом, который пришлось высосать просто как яйцо. Ну что, приятного аппетита? Но не мог же я отказаться, когда друзья, как уважаемому гостю, предлагают отведать местный деликатес. Уж натурализоваться, так полностью. Да, именно так и принято у местных эвенов охотников, да и якуты не брезгуют. В напутствие было сказано, что теперь буду скакать по склонам как баран, чуять также хорошо как баран, и видеть также хорошо как баран. И уж точно не буду глупее, чем баран.

    31 августа

    Сегодня меняем дислокацию. Делаем новый переход, теперь из верховьев Матага-Эселях уходим в соседнюю долину, в верховья Бурхатанах. Если Матага-Эселях впадает в Мому несколько ниже Большой Момской наледи, то Бурхатанах впадает в Мому как раз где-то в средней части наледи. Торопиться здесь не принято, поэтому собрались только к середине дня. Тут как раз Албан увидел в бинокль на дальнем склоне целое стадо снежных баранов, голов в тридцать. Сожаление моих друзей по поводу необходимости уходить, было невозможно скрыть. Если бы к этому моменту всё уже не свернули, наверное, остались бы ещё на день.

    Утром солнце ещё пробивалось иногда, но небо уже понемногу приобретало металлический оттенок.

    А вершины понемногу стали прятаться в облака

    Наш сегодняшний завтрак.

    Лошади паслись по другую сторону реки. Теперь пора их вести к лагерю.

    Основным помощником Алика был Тихон.

    Вьючимся. Сейчас Алик как раз грузит нашу палатку, в которую завёрнута маленькая печка.

    Караван почти готов.

    Этот переход оказался недолгим. Вышли около двух часов дня и на финише оказались уже в девятом часу. По пути преодолели невысокий и некрутой перевал. Остановились на одной из стоянок оленеводов. В отличие от Матага-Эселях в верховьях Бурхатанаха в летний период есть оленье стадо, но сейчас оленеводы откочевали куда-то в другую долину. От них остались кое-какие дрова и колья для палатки. Благодаря этому палатку установили достаточно быстро.

    Здесь мы идём уже в долине Бурхатанаха.

    Мне всё время приходится держать свой фоторюкзак за спиной, даже если еду на лошади. А сегодня пришлось именно ехать вместе со всеми. Идти самостоятельно здесь не получается, легко потеряться. Невозможно очевидно объяснить, куда именно идём. Алик упорно привязывает позади моего седла какой-нибудь мешок, хотя просил не делать этого. Фоторюкзак упирается в этот мешок и меня клонит вперёд. Сегодня, как только тронулись, нужно было сразу же спуститься вниз к реке. А я ещё не совсем понял своего положения в седле, и чуть было не улетел через голову лошади, прямо в эту реку, чудом удержался. Перепугавшись, начал было громко возмущаться, но на моих друзей это не произвело почти никакого впечатления.
    — Привыкнешь.
    Ну, я и привык, а куда деваться. Никто тут не будет создавать тебе особых условий. Эти люди приучены к трудностям походной жизни и не привыкли к поблажкам. Так же относятся и к другим.

    Теперь у меня окончательно созрел вывод относительно гор Момского хребта. Всё же в пейзажном плане это не очень интересный объект. По внешности я назвал их мелкоскульптурными, таким образом, охарактеризовал морфологию, имеющую множество однообразных мелких элементов – распадков и гребней. Вот это однообразие и есть основной минус. К тому же для осеннего периода, здесь, выше границы леса, слишком приглушённые и однообразные краски. Судя по карте, основная часть Момского хребта именно такая. В этом смысле, хребет Черского более разнообразный и интересный. Ну что же, отрицательный результат, тоже результат, как говорят геологи, когда не находят месторождения. С другой стороны, поход внёс некоторое разнообразие в общий ход экспедиции.

    А погода всё-таки испортилась. Хорошо, что у нас настоящая оленеводческая палатка с печкой. Вот и посмотрим, как в ней живётся в непогоду. Установиться, кстати, успели до дождя. И даже поужинали на улице. А теперь по палатке шуршит дождь, но внутри тепло, сухо и уютно.

    Портреты моих друзей:

    Валера. Прогнозы по погоде неутешительные.

    Албан.

    Тихон.

    Алик.

    1 сентября

    Восьмидесятый день экспедиции. Непогода в Момских горах.

    Вот и дождались обещанной непогоды. На улице то дождь, то снег, то всё вперемешку. Редкий случай, когда прогноз, полученный ещё неделю назад из Интернет, полностью оправдывается. Обычно точность прогноза не далее 2-3 дней, да и то с натягом. А здесь всё как по расписанию. И ещё как минимум один день обещают примерно в таком же духе. Сегодня никуда не идём, отсиживаемся. Хотя друзья мои не усидели, опять отправились искать баранов. А мне идти никуда не надо и нет никакого смысла, поэтому остаюсь на хозяйстве и на кухне.

    Эвенская палатка показала себя просто замечательно. Вполне комфортно можно жить и в такую погоду. Это, кстати, именно сасырское изобретение. Автор какой-то дед из Сасыра. Брезентовая палатка в форме шестигранного шатра, каждая сторона этого шатра около двух метров. Ставится высокий центральный кол и шесть по углам, углы на оттяжках. Внутри можно стоять во весь рост. Нас тут пять человек, и мы вполне свободно размещаемся. Думаю, ещё пара человек здесь уляжется. А если без печки, то и десяток свободно. Такие палатки оленеводы шьют себе сами. Алик жаловался, что теперь нормальный брезент найти сложно. Современный брезент никуда не годится. Уникальный всё же материал, воду ведь пропускает и нормально намокает, но палатка не течёт. Этому ещё способствует, конечно, и то, что печка в палатке топится. Печка здесь походная, совсем небольшая и лёгкая, из тонкой жести. Сама по себе палатка тоже не такая уж тяжёлая, хотя и большая. Думаю, килограмм десять всего. Но это в сухом виде. Если брезент намокнет, то вес существенно прибавится.

    А у нас тут как дома.

    Наш говорун Албан всегда в центре.

    В любой компании находится какой-то человек, который любит поговорить. У нас на должности говоруна Албан. Сегодня целый день не затихал. Между собой мои друзья говорят на якутском, но Алабан и меня периодически затягивает в разговор, всё больше на философские темы. Меня это даже слегка утомило. Тут он целый сценарий фильма рассказал, который сам придумал, не откажешь парню в воображении. Сюжет такой: События происходят на зимней трассе по Индигирке. Машина едет из Хону в Абый. Это ниже по реке, посёлок Абый чаще называют Белая гора. В машине глава администрации, бизнесмен и простой таёжник-охотник, в быту обычный пьяница. Первые двое относятся к нему с пренебрежением. Но возникает экстремальная ситуация, машина сломалась и никого вокруг, а температура около минус пятидесяти, как тут полагается зимой. И охотник, конечно, спасает всех. Деньги, которые вёз бизнесмен, здесь становятся просто бумагой, которая требуется для того, чтобы разжечь огонь. Но бизнесмен долго сопротивляется. В конце концов, всё же отдаёт. Туда же пошли и бумаги чиновника. В итоге стараниями охотника люди спасаются и теперь к нему другое отношение.

    К этому дню стало окончательно понятно, что на этом наш поход закругляется, то есть завтра отсюда пойдём вниз. И хотя планы были несколько более обширные, но уже давно догадывался, что так будет. Ну что же, здесь я просто участник.

    Вот так сегодня неуютно на Бурхатанахе.

    Мы здесь.

    2 сентября

    Восемьдесят первый день экспедиции. Уходим вниз.

    Сегодня всё было по-настоящему. То есть, как в настоящем суровом и трудном походе. Хорошо ещё собраться удалось в относительно нормальных условиях. Даже солнышко пыталось пробиться сквозь облачность, а с неба лишь редкая снежная крупа сыпалась. А потом снег, дождь, всё вперемешку. Иногда казалось, что вот она зима уже пришла. Ну, очень неприятно ехать на лошади и по лесу в такую погоду. Впрочем, пешком тоже не в удовольствие. В один момент, ещё на первых километрах пути, когда и в лес толком не вошли, Алик предложил мне пойти пешком. Он знает мои предпочтения и понимает, что только так я могу что-то снять. Но много не прошёл, а снять и вообще ничего не успел. Небо снова затянуло и с него посыпалось. Пришлось пошевелиться, чтобы догнать караван. А дальше снова верхом, сквозь снежную пелену.

    В самом начале нашего сегодняшнего пути. Пока всё достаточно комфортно.


    Лошадки, конечно, очень удобные животные, но как там себя чувствует седок в седле, им всё равно. Идти они стараются так, как удобнее им. И получается всё время мордой сквозь мокрые ветки. Моей мордой, не лошадиной. Как уже рассказывал, здесь лошадей не подковывают, поэтому по камням ходить они не любят. А обычно камней меньше поближе к деревьям, туда и стремятся. Вот и получается мордой сквозь мокрые ветки. Но, надо сказать, к верховой езде начинаю адаптироваться. Помнится, как было мучительно ехать в 10-м году на Лабынкыр, да и в июле этого года, когда с Аликом ходили вверх по Эйемю, тоже не понравилось. А теперь вполне даже комфортно сижу в седле и не пытаюсь вылететь из него, когда лошадь спускается по крутому склону вниз.

    Вот так и шли все мокрые и холодные. К тому же Бурхатанах на значительном расстоянии течёт в неглубоком каньоне с чёрными мокрыми скалами. И это только усугубляло суровость обстановки. О съёмке и речи не было. Хотя у меня всё есть для таких погодных условий. Имею ввиду одежду. А это значит, мокрый был только снаружи. Но даже при этих условиях, не могу сказать, что было комфортно. Моим же друзьям доставалось больше, их одежда и снаряжение оставляют желать лучшего. Но им не привыкать к подобным условиям, закалённые ребята. Зато на финише маячила надежда согреться. И не в палатке с печкой, а в настоящей избе. Я с утра ещё не знал об этом. Алик уже позднее обрадовал, что едем до какой-то оленеводческой базы, в низовьях Бурхатанаха.

    Вот так было утром.

    Нам удалось почти полностью высушить палатку с помощью печки.

    Как обычно Алик и Тихон ищут, собирают и пригоняют лошадей. И как они только без сёдел могут ездить.

    Собираемся.

    Алик собирает наше жилище. Внутри палатки завёрнута печка.

    Лошади всегда знают куда будем идти, домой или от дома. Сегодня ведут себя смирно, знают, что в сторону дома.

    Походный натюрморт.

    В этом месте сделал попытку пойти пешком, но быстро убедился, что сегодня лучше ехать в седле.

    И вот она благодать, действительно сидим в тёплой натопленной избе сухие и согревшиеся. Это уже недействующая оленеводческая база, хотя постройки не такие уж старые. Она расположена на правом берегу Бурхатанаха, примерно в пятнадцати километрах выше устья. Сейчас эта база практически не используется. Хотя верховья этого притока Момы задействованы оленеводами, в отличие от верховьев Матага-Эселях. Но сейчас это стадо перекочевало в верховья Эйемю, поэтому мы никого и не встретили.

    Но в советское время это была добротная база. Тут даже один дом был отдан под школу. И когда-то в нём стояли парты, а теперь всё завалено нартами. Всё же, видимо иногда оленеводы сюда заглядывают. Тут неподалёку даже есть взлётная полоса для АН-2. Так вот, учителей сюда на самолёте возили. Когда-то оленеводы в этих краях жили гораздо лучше, но теперь другие времена. Может быть, и вымрет этот вид деятельности окончательно, если не поддерживать на государственном уровне. Но тут как-то хитро нужно построить схему. Подачками загубить можно ещё быстрее, нужно как-то стимулировать развитие.

    В этом большом доме ночевали.

    Тут ещё несколько хозяйственных построек, на заднем плане школа.

    Это и есть бывшая школа.

    PS. Улёгся спать, закрыл глаза, и меня закачало, будто на волнах. Всё же часов пять в седле дают себя знать. Вспомнилось что-то, как угощал вчера лошадок солью. Они такие попрошайки по этому поводу. Смотрят на тебя вопросительно, прямо в глаза и низко так голосом – гы-гы-гы. Стоит насыпать соли в ладонь и протянуть её, сразу же бегом, толкая друг друга. И боязно вроде, вон какие челюсти-зубищи, но нет, нежно так шёлковыми губами и горячим влажным языком слижут. И ведь именно из ладони хотят. Стоит насыпать соль на камень или траву, не берут, всё равно ищут ладонь.

    3 сентября

    Восемьдесят второй день экспедиции. Снова на Моме.

    Утром с неба сыпались снежинки, как-то так спокойно, умиротворённо, мелкие и колючие, ложились на пожелтевшую траву. Прямо таки Новым Годом повеяло. Хотя не так уж много и нападало, лишь лёгким налётом на траве. Да и это тут же стаяло. Хорошо отдохнули и согрелись на базе, и теперь остался только один ходовой день и снова будем на Моме, на кордоне Ытырба.

    Готовимся к очередному ходовому дню.Здесь собраться было гораздо проще.

    Директор всё время ехал на вьючном седле. Не позавидуешь.

    Это мой мешок Тихон привязывает.

    Албан сегодня замотал ноги скотчем, чтобы хоть как-то защитить себя от влаги.

    Албан.

    Скоро поедем.

    Сегодня досталось не так серьёзно как вчера. В Хону вообще уже установилась нормальная погода. Это мы узнали по спутниковому телефону. Но здесь ещё полдня периодически с неба что-то сыпалось. То снег, то дождь, то крупа какая-то белая. Сначала шли по болоту. На лошади болтало так, что даже стало жарко. Так и норовило из седла выбросить. Бедные лошадки вязнут, и всё время пытаются завалиться на бок, с трудом вытаскивают ноги из трясины. Потом пошли по реке. Всё время с берега на берег. Бродам и счёт потерялся. И всё по кустам, по кустам, только успевай уворачиваться. Так недолго и на ветках где-нибудь зависнуть.

    От базы оленеводов до устья Бурхатанаха около 15-ти километров. Это расстояние проехал вместе со всеми на лошади. Ехали часов пять. Этого мне обычно хватает, чтобы слегка одуреть. Всё же приучен я больше ходить пешком. Алик тоже это знает, поэтому, когда вышли на Мому предложил мне спешиться. Здесь и расстались. Бурхатанах впадает в Мому примерно в средней части Улахан-Тарына. От его устья до Ытырбы получается около десяти километров. Расстались мы в начале шестого. Прикинул сколько мне идти и понял, что идти нужно быстро, чтобы уверенно придти по светлому времени. Вот и вчесал на полную катушку. Хотя вроде снимать по пути собирался. Но сделал всего пару коротких остановок, на пару плёночных кадров. Короче говоря, так разогнался, что почти не отстал от каравана. Иногда даже видел его не очень далеко впереди. Местность вдоль Большой Момской наледи открытая, видно далеко, идти здесь не трудно. Вдоль берега тянется практически волчья тропа, уж так много следов этого зверя. Итого, добежал за три с половиной часа. Мои друзья были сильно удивлены. Совсем недавно пришли, ещё даже чайник не закипел, а тут и пешеход на пороге. Остановиться сегодня решили не на кордоне, а в избе Тарковых, откуда и стартовала наша конная команда больше недели назад. Мы ведь тут оставили тогда всё лишнее. Поэтому, чтобы не перетаскивать очередной раз всё барахло, разумно заночевать здесь. А завтра уж стартуем вниз, тем более что лодку тоже здесь оставили, недалеко в глухой протоке.

    Так сегодня в долине Момы.

    А от наледи совсем ничего не осталось, полный ноль. Даже трудно поверить, что летом тут была совсем другая картина. Когда увидел знакомые островки с лесом, там, где был нижний край наледи, даже какие-то ностальгические струнки в душе задёргались. Здесь ведь целых две недели провёл в самом начале сезона. Именно отсюда началось моё освоение этой земли. Надо же, не думал, что в душу западёт. И вроде ничего такого уж примечательного здесь не произошло. Но, поди же ты, всё равно отзывается эхом.

    А погода к вечеру всё же устаканилась, небо очистилось. И сразу же подморозило. Ночью явно будет хорошо ниже нуля. А ведь только начало сентября. Но здесь это в норме, скоро совсем зима.

    4 сентября

    Восемьдесят третий день экспедиции. Сияние небес.

    Ночь давно наступила. Мои друзья уже легли спать, даже обычно сверх активный Албан утихомирился. Только Тихон что-то ещё возился в своём углу, да я дописывал дневник. В печке слегка потрескивали дрова. Перед тем, как и мне влезть в спальник, вышел на улицу. Хорошо сегодня подморозило, на ветках деревьев даже выпал иней, а лес в свете полной луны казался каким-то мистическим. Небо абсолютно чистое и до звона, пронзительно звёздное. Лишь клочок совсем небольшого и странно яркого облачка светился над лесом. Тишина. И вдруг это облачко стремительно полетело по небу. Мне это кажется или на самом деле? И тут неожиданно небо взорвалось сполохами. Будто кто-то гигантским факелом стал водить по небу. Полосы света понеслись по небу, причудливо сворачиваясь и разворачиваясь. Так это же полярное сияние! Жаль пока ещё не цветное, рано ещё, зима не наступила. Побежал за камерой, за мной потянулся и Тихон. Это была настоящая космическая феерия. С благоговением я любовался этим настоящим чудом, и всё время ловил себя на ощущении, что человек всего лишь микроскопическая песчинка в этом бескрайнем мироздании, наполненным безграничными силами.

    Сегодня ночью был хороший заморозок. Утром, когда пошёл за водой на глухую и мелкую протоку, пришлось чайником долбить ледок. Сегодня же распрощались с Аликом. Он погнал всех своих лошадей на Кытыл. У нас же всё в обычном духе. Так уж повелось с самого начала в этом походе, что решения менялись каждый день и по нескольку раз, также вышло и сегодня. С утра все очень спешили домой, времени вроде в обрез, да и по жёнам все соскучились. У меня в посёлке жены нет, но тешу себя надеждой ещё успеть поработать на Индигирке.

    Лошади почти готовы. Расстаёмся с Аликом.

    Тихон скучает по жене и детям. Это он так сказал.

    С такими намерениями и выехали. Вода в реке здорово упала и наша протока, в которой оставили лодку, стала теперь закрытой и со стороны реки. Пришлось немного волочить её посуху. Да и по самой реке не разгонишься, слишком мелко. На перекатах приходится поднимать мотор и идти самосплавом, управляя вёслами, иначе можно и без винта остаться. Отъехали вниз километров на двадцать, остановились попить чаю. Но это я так думал. А оказалось, что здесь будем ночевать. Ну и дела, честно сказать меня это уже начало напрягать. Но недовольство своё высказывать не стал, я здесь всего лишь гость. Остановились на устье небольшого левого притока Улахан-Тумул. Выше по этому ручью есть минеральные источники и грязи, куда частенько заглядывают сохатые. Вот это и было целью нашей неожиданной остановки. Мне тут делать совершенно нечего, одна только потеря времени.

    Осенние момские мотивы. Снято в районе устья Улахан-Тумул.

    Почему-то в одной луже листочки нападали одной стороной, а в соседней наоборот.

    Мишаня тоже тут недавно отметился. Маленький.

    И всё же получилось как надо мне. Видно Байанай услышал и принял мою сторону. И откуда что взялось. Ну да, дул настойчиво сегодня ветер с утра, а потом на горизонте появилась белая полоса облачности. Ещё тогда высказал мысль, что погода может испортиться, но друзья не поверили. Но даже я не думал, что всё произойдёт так быстро. Всё было солнечно и прекрасно, когда Валера и Албан уходили вверх по ручью. Тихон решил никуда не ходить и остался со мной. Но немного погодя, облачность стала заполнять небо, и часа через три начался дождь.

    Часам к шести вечера вернулись и ушедшие. Очевидно было, что теперь оставаться здесь нет никакого смысла, нужно ехать ниже, на кордон Тас-Юрях, до самого посёлка уже поздно. И вот мы на базе и мне удалось даже сделать то, что давно мечтал, то есть помыться в бане.

    Но это ещё не всё. С утра начали появляться не очень внятные мысли по поводу оставшихся дней на Момской земле. Билет в Якутск у меня на 12-е число. Из всего, что видел до сих пор, наиболее интересная фактура на Индигирке вверху, где река протекает среди гор хребта Черского. Об этом уже рассказывал и съёмку показывал. Наиболее удачная съёмка была там. Поэтому хотелось туда вернуться, чтобы доработать сезон. Но осень не ждёт, она в полном разгаре, ещё несколько дней и упущу этот золотой период. А ведь ещё надо доехать до посёлка, потом там придумать, как уехать вверх. Это всё драгоценное время, уходящее впустую. Исходя из всего этого, пришла идея остаться на Тас-Юряхе. Да, здесь фактура явно проигрывает Индигирке, но всё же вполне можно поработать. По крайней мере, это лучшее место на Моме, на мой фотографический взгляд. И к тому же, здесь вполне комфортно можно жить, что немаловажно в условиях осени. Да и Валера поддержал этот вариант, для него же меньше хлопот. А забрать к нужному времени отсюда обещал. Пришлёт человека на моторной лодке. Думаю, числа десятого заканчивать здесь работу. И осталось мне всего несколько дней.

    Автор: СЕРГЕЙ КАРПУХИН

    Источник

     

    Похожие статьи:
    Партнеры

    Информация

    Весь материал, представленный на сайте республика-саха-якутия.рф взят из открытых источников или прислан посетителями и авторами сайта. Материал используется исключительно в некоммерческих целях. Все права на публикуемые материалы принадлежат авторам. Если Вы являетесь автором материала или обладателем авторских прав на него и против его использования на сайте республика-саха-якутия.рф, пожалуйста, свяжитесь с нами через форму контактов.

    ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ

    Республика Саха Якутия © 2020