Яндекс.Метрика
Меню пользователя
Написать статью Добавить видео Регистрация

Заказать баннер
Бесплатная доска объявлений по всему миру
Русский сайт

Распетанно с сайта республика-саха-якутия.рф

Якутский дневник. 21-28 августа

1964 просмотра


    Якутский дневник. 21-28 августа

     21 августа 

    Шестьдесят девятый день экспедиции. Не стоит торопить время.

    Время записи 9:30.
    Утром привычные уже сюжеты с туманами. Причём ранним утром, около шести часов, небо было пасмурным, зато не было тумана. Туман стал наползать только после семи, а облачность наоборот постепенно убралась на север. Вчера же вечером, с севера шла прямо таки чёрная стена. И я уж думал, что это очередная непогода. Но, похоже, устье Чибагалаха оказалось под зоной высокого давления, и оно вытеснило обратно всю эту гадость. Не зря вчера дул ветер на горе, это боролись разные силы.

    Якутский дневник. 21-28 августа

     Якутский дневник. 21-28 августа

    Вода в Чибагалахе здорово поднялась после недавних дождей, и он теперь не такой безупречно чистый, как раньше. Хотя всё равно гораздо чище Индигирки. Конфигурация кос от этого сильно изменилась. Для меня это означает изменения в переднем плане при съёмке на реке. Любимые большие камни прямо рядом с избушкой, почти полностью ушли под воду. Да и многие другие камни скрылись. Получается, что передний план теперь обеднел.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Время записи 21:00
    Сегодня решил никуда далеко не ходить. Всё вокруг уже разведано. И понятно, что лучшие ракурсы вот они, под боком, то есть прямо на устье. Просто отдыхал, немного читал, гулял по лесу. Сходил лишь вверх по Чибагалаху до моей любимой полянки, километрах в двух от базы. Там песок и уже пожелтевшие тополя. И как-то там уютно, что ли, или умиротворённо. Поснимал, конечно, немного. Но и просто сидел на бревне и смотрел на реку, на небо, вглядывался в силуэты далёких гор. Главное, здесь подавить в себе глупую человеческую привычку – торопить время. Не стоит торопить время, оно и так слишком быстро от нас уходит.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Моё скромное жилище.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Какой тут обычно обитает коллектив, я уже видел.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Вот в лес я вас ещё не водил.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Такие там маслята растут.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    На моей любимой поляне.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Здесь на песке можно отыскать немало макросюжетов.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Якутский дневник. 21-28 августа

    В созерцании.

    Время записи 23:30.
    Закат сегодня получился более, чем скромный. Вот бы поменяться днями. Вчера надо было оставаться здесь, а сегодня идти на гору. Но знать бы наперёд. Так ведь никто же не подскажет.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Якутский дневник. 21-28 августа

    22 августа

    Семидесятый день экспедиции. Плохая погода.

    Время записи 10:30.
    Ну и трансформации. Ложился спать, небо было абсолютно чистым. Рано утром небо затянуло низкой, холодной облачностью. И никаких привычных уже утренних туманов. Разве что облака цепляются за горы. Причём не очень высокие горы. Вот и пойми, облака это или просто туман сегодня немного повыше забрался. Судя по всему, высота облачности явно ниже тысячи метров. Не зря вчера весь день дул ветер с севера, хотя было достаточно тепло. Наверное, это та самая чёрная стена с севера, которую видел ещё позавчера сверху. Одолело таки вражеское полчище. Дождя пока нет, но съёмки тоже практически никакой, в такую пасмурную погоду. Выразительности явно не хватает. Остаётся только отдыхать, о чём-то думать и мечтать, пить чай и читать. Вот только бы Касман не приехал, иначе придётся перебираться в палатку. А там теперь совсем неуютно. Зато убогая избушка с печкой кажется сейчас верхом комфорта.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Моё пристанище.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    И запасная база.

    Время записи 13:15.
    Вот уже час, как по крыше стучит дождь. Прорвало таки. И чувствую, это надолго. Дождь ещё больше оттеняет ощущение комфорта в этой избушке-полуземлянке, с протекающей крышей. Хорошо всё же, что предусмотрительно купил в посёлке рулон полиэтиленовой плёнки и накинул на крышу. На всё не хватило, но надо мной не капает, печка постоянно топится, наружу выходить не хочется.

    Читаю лёгкую фантастику российских авторов. Сюжет сегодняшнего опуса взят из сказок и затёрт до дыр – «пойди туда, не зная куда, принеси то, не зная что». Тут у меня аналогия возникает с моим занятием. Еду всегда куда-то, где ещё не был, и что оттуда привезу, никогда толком не знаю. Хотя опыта уже достаточно, чтобы представлять ситуацию на месте, примерно понимаю, что можно ожидать. Но я ведь снимаю не объекты, а их состояния. Можно снять тысячи кадров в одном и том же месте и только тысяча первый будет именно тем, зачем сюда пришёл. Всё остальное тоже может быть неплохо, но только и всего. Вот отдал я немало сил и времени Улахан-Тарыну, а взамен получил меньше, чем хотелось. Зато Чибагалах не стал медлить и проявил себя сразу же, на что даже и не рассчитывал. Пока я намерен оставаться здесь ещё несколько дней, потом по планам хочу переместиться несколько ниже по Индигирке. И никто не знает, повезёт ли в дальнейшем, или это будут пустые дни. А если и повезёт, то как это будет выглядеть и в чём выражаться. Вот и получается, не знаю, зачем пришёл. Остаётся только ждать и не упустить счастливый момент, когда он возникнет.

    Время записи 20:00.
    А лето, кажется, действительно кончилось. Всё выглядит как-то по-осеннему, хотя тайга ещё только начинает желтеть. Дождь превратился в мелкую водяную пыль, которая летит с неба. Холодно. Давно уже заметил, конец августа неблагоприятное время по погоде. Порой, начало сентября гораздо лучше, чем конец августа. В двадцатых числах августа нужно быть готовым к превратностям погоды и лучше иметь какое-то прибежище. Непогода может и затянуться. Помнится, в 2009-м году на Малыке, что в Магаданской области, целую неделю была откровенно зимняя погода. Постоянно шёл снег, и температура держалась ниже нуля, да ещё с ветром. Погода тогда вернулась только 31-го августа. Практически каждый год с этим сталкиваюсь. Можно ещё вспомнить мою очень жёсткую экспедицию в одиночку по горам Тофаларии. Тогда основательно засыпало снегом прямо на перевале, выпало не меньше метра, палатку несколько раз откапывал, причём в самой дальней точке маршрута, а до населёнки оттуда было больше сотни километров. И всё это в конце августа.

    Хорошо ещё чтиво есть пока. Но это ненадолго, аккумулятор разрядился уже больше, чем наполовину. Зато продуктов пока изобилие, спасибо недавним гостям. Когда приходится отсиживаться, пережидать непогоду, ничего больше не остаётся, как разнообразить своё время едой. Когда очень занят работой, то об этом и не думается. Вот такой парадокс, чем меньше работаешь, тем больше ешь. А уж когда продуктов явный недостаток и надо экономить, то тут возникает психологический фактор, о еде думается ещё больше, а значит и потребление увеличивается, если жёстко не контролировать себя и ограничивать. Вот такие нюансы специфического бытия, в котором пребываю.

    Какая-то съёмка сегодня всё же была. Но вот теперь смотрю на эти фотографии и они у меня вызывают чувство умиротворения. Это не очень передаёт истинное состояние. На самом деле было суровее.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Якутский дневник. 21-28 августа

    23 августа

    Семьдесят первый день экспедиции. Неожиданный поворот.

    Время записи 10:30.
    Серьёзно всё же закрутила непогода, явно надолго. Да это и понятно было. Дождь лил всю ночь, вот только недавно успокоился. Сквозь цепляющиеся за горы низкие облака-туманы проглядывают поседевшие от свежего снега вершины. Невысоко выпал, метрах на восьмистах уж точно лежит. Не так далеко то время, когда выпадет и в самом низу. Впрочем, в этих краях такое явление возможно и в самый разгар лета. Но пока вроде какие-то просветы на небе появились. Может быть, и выйдет погода из этого серьёзного запоя.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Время записи 23:00.
    Не кажется ли вам, что повествование стало немного однообразным и скучноватым? Ну что же, тогда пусть наступят перемены. Если бы сегодня утром мне сказали, что уже во второй половине дня буду в посёлке, ни за что бы ни поверил. Тем не менее, сейчас сижу за столом всё в той же комнатушке конторы парка, откуда началось моё большое путешествие и пишу дневник. И даже успел выпить коньяк с хорошими людьми и помыться в бане у Миши Черёмкина. Вот такой неожиданный поворот.

    Итак, всё по порядку. Оказывается ещё вчера вечером из Хону на Чибагалах выехала моторная лодка всё с тем же Артуром-Касманом, хозяином избушки на Чибагалахе. С ним ещё три человека. Цели всё те же, поохотиться и, как они говорят, отдохнуть. От каких таких трудов праведных отдыхают не знаю, но как отдыхают, видел. И очень хорошо, что отдыхали они вчера по пути настолько изрядно, что так и не смогли доехать, ночевали где-то у берега прямо в моторной лодке. Иначе пришлось бы мне переселяться прямо вчера, когда шёл дождь и было уже темно.

    Но Байанай задержал, настроение испортили только утром и не очень рано. Касман, как обычно в момент приезда, был в полулежащем положении и что говорил, понять было невозможно. Но от других, более вменяемых товарищей, двое из которых были абсолютно трезвые, стало понятно, что для меня есть какое-то письмо от Пономарёва, директора парка «Момский». Некоторое время понадобилось, чтобы это письмо отыскать. Привожу полный текст этого письма на бланке парка, подписанное лично директором:

    «Приветствую Сергей!
    Как ранее планировали, ПП «Момский» по поводу выезда в Ресурсный Резерват «Эселях», в августе текущего года, по нашим планам выезд состоится в субботу 25.08 или в воскресенье 26.08. Выезд состоится на двух моторных лодках до известного места Ытырба, далее на лошадях по Матага-Эселях вверх, затем заденем р. Сулакан или Делькю, далее обратно. Всего по времени около 8 дней. Если есть желание принять долевое участие, то ждём в Хону.»

    Откровенно говоря, процесс принятия решения был мучительным и занял часа два. И до сих пор не уверен в правильности принятого решения. Но всё же в один момент махнул рукой – поехали. Но перед тем, конечно, прикинул варианты. На байдарке слишком долго, да и погода не хочет исправляться. На всякий случай, спросил у вновь прибывшей братии, не отвезут ли за пятёрку. Те как-то очень даже легко согласились. Вызывался даже сам Касман, от чего я категорически отказался. Двое представителей трезвой составляющей везти не могли, то ли не умеют, то ли лодка им не принадлежит. Пришлось принять промежуточный вариант, не очень трезвый, но относительно вменяемый.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Настойчиво упросили всех сфотографировать. Крайний справа Касман — такой, какой уж есть. Крайний слева Алик, его вроде кличут цыганом. Вот с ним и поехал. В центре трезвая составляющая.

    Итак, мы выехали. Это всё же какая-то особая категория людей, основную часть своей жизни, проводящие в полусознательном или полубессознательном состоянии. Не хочу сказать ничего плохого, нет подлости в этих людях и умеют многое делать. Но не ведают они ориентиров что ли, куда идти не знают. И ведь много таких по России и зачастую это принято за норму. Пока ехали в перекатах, где были высокие волны и на самом деле опасно, мой водила ещё как-то собирался и даже вроде неплохо рулил, но когда вышли из гор, тот стал засыпать. Мне периодически приходилось его трясти, чтобы не вылететь на берег или какую-то мель. По пути тот рассказывал о себе: Вот говорит: — жениться собираюсь. А уж не так молод, оказывается и дети в Якутске учатся. А что развёлся? — спрашиваю.
    — Нет, не развёлся, умерла. Потом ещё несколько минут молчания и дополнение:
    — Нет, не умерла, на лодке перевернулись, утонула.
    Тут уж мне немного не по себе стало. В таком виде ездить, не мудрено и утонуть. Вот такое простое отношение к жизни и смерти. А ведь приедет сюда чужой человек, пообщается с такими людьми и подумает, что все здесь такие, что так тут и живут.

    Но мне повезло, я с другими людьми здесь общаюсь, и вообще очень высокого мнения о посёлке. Это совершенно не отсталое какое-то захолустье. Могу даже сказать, что здесь уровень образованности может быть даже выше, нежели в каких-то деревнях центральной России. У меня сложилось такое мнение в общении с людьми. Все элементы, присущие современности здесь есть, в том числе Интернет и мобильная связь. И людей здесь продвинутых довольно много, взять хотя бы того же Мишу Черёмкина. И бизнес у него и творчеством занимается. Или Миша Иванов, например, тоже интересно с человеком поговорить. Вообще Якутия, как я однажды охарактеризовал, очаговая цивилизация. В том смысле, что на многие сотни километров нет ни одного населённого пункта. И очагами разбросаны посёлки по несколько сотен, тысяче или несколько тысяч жителей, где всё вроде есть, что нужно современному человеку. Нет, Якутия не отсталая окраина, это просто малонаселённый регион России. И в этом её прелесть, потому что малонаселённость залог сохранения первозданности. А первозданность – это то качество, которое будет цениться со временем всё больше и больше.

    Завтра у нас муннях, что означает собрание. Будем всё обсуждать, решать, что как. Пока ничего конкретно не знаю.

    24 августа

    Семьдесят второй день экспедиции. Муннях.

    Сегодня был Муннях про Эселях. Это значит судили-рядили что, да как. Выяснилось, что нас идёт пять человек. Начальник парка «Момский», его инспектора и, что самое неожиданное, в это дело подписался сам глава администрации района. У него как раз отпуск начинается. Такой вот поворот. Ну что же, посмотрим, что из этого получится. В любом случае понимаю, что всё там будет не совсем так, как мне надо. Люди идут с какими-то своими целями и мои цели лишь косвенные. Получится мне как-то их совместить с общими целями, значит хорошо, не получится, плохо, но деваться уже некуда, назвался груздем, полезай в кузовок. Изначально планировалось мероприятие дней на 10-12. Но что-то мне подсказывает, что всё будет несколько короче. А это означает, что ещё какое-то время останется до вылета из посёлка. И это время нужно будет куда-то пристроить. Выезжаем на Ытырбу вроде бы завтра. А лето, кажется, действительно кончилось. И погода нормальная так и не вернулась. Хотя дождя почти нет, но пасмурно и холодно. И прогноз не обещает ничего хорошего, в начале сентября снег в горах.

    Так получается, что сегодня рассказать больше нечего, съёмки не было совсем. Поэтому немного познакомлю с творчеством якутских художников.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Ю.В. Спиридонов. Хозяин Момских гор.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Афанасий Осипов. Добытчик.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Афанасий Осипов. Костя и Стёпа.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Афанасий Осипов. Хозяйка очага.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Андрей Чикачёв. Старый оленевод.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Афанасий Осипов. Вечерние зори на Нере.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Николай Марфусалов. Вечерняя трапеза.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Николай Марфусалов. Охотник.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Исай Капитонов. Путник.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Афанасий Мунхалов. Друзья.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Афанасий Мунхалов. Слушают мир.

    25 августа

    Семьдесят третий день экспедиции. Едем на Ытырбу.

    Итак, с места сдвинулись, но пока не в полном составе. Выехали уже во второй половине дня. Напомню, что едем на кордон Ытырба, расположенный в 150-ти километрах от посёлка выше по Моме. Кроме меня едет глава администрации и Володя Стрекаловский, инспектор парка из Сасыра. А везёт всё тот же Владик. Третий раз уже с ним пересекаюсь. Когда-то он вывозил с Тас-Юряха в посёлок, потом забрасывал вверх по Индигирке. И вот опять Владик, отличный мужик, кстати, и реку хорошо знает. Остальная часть экспедиции собирается приехать вроде бы завтра, но по моим предварительным ощущениям, всё как-то неопределённо.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Поехали

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Осень всё больше проявляет себя.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Володя Стрекаловский из Сасыра.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Стелла — собака Владика.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Остановиться, попастись на брусничных полянка

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Вода сейчас в Моме очень высокая. Это хорошо, мелей почти нет, но напор сильный. На кордоне Тас-Юрях случилась неожиданная встреча. Ещё перед отъездом из Москвы познакомился с Виктором Михайличенко, путешественником из Подмосковья. Он планировал пройти в одиночку довольно трудный маршрут в этих краях. Начинался его маршрут где-то в Оймяконье, ещё от Колымской трассы. Точно нитку сейчас не приведу, но на заключительном этапе у него был сплав по Эрикиту и Моме. И вот сейчас он вышел на Тас-Юрях и отдыхает. Его путешествие длилось два месяца. У меня были предположения о возможной встрече, но я уже почти забыл о нём. Иногда задумывался, правда, где же он есть. И вот, пожалуйста, повстречались таки. Рад, что всё благополучно. Представил его главе администрации. Так что, вопросов не возникло.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Виктор Михайличенко.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Встретили человека в тайге, обязательно чаю выпить, распросить обо всём, что-то съедобное оставить..

    На Ытырбу прибыли уже почти в темноте, к одиннадцати с копейками. Не думал, что придётся сюда ещё вернуться. Но так уж сложилось. В некоторой степени даже приятно оказаться в месте, с которым что-то связано. К тому же немного замёрзли, пока ехали, тепла уже нет, а на моторной лодке даже в жару не перегреешься. Поэтому вдвойне приятнее было затопить печку, поужинать и лечь спать в уютной и тёплой избе.

    Пётр Николаевич, кстати, довольно много знает о своём крае, и кое-что рассказывает интересное. С Ытырбы нам предстоит дальше пойти на лошадях вверх по правому притоку Момы, Матага-Эселях. Вот о происхождении этого названия он и рассказал сегодня. Матага – так называют вьючные сумы. Был когда-то такой эвенский князёк, который так и звался Матага. У него были стада оленей, до нескольких тысяч голов. Одно из стад как раз в верховьях Матага-Эселях, куда мы собираемся. Так вот, был этот князёк весь круглый из себя, как заполненные вьючные сумы. От этого и пошло название этого конного атрибута, а также реки. Вторая часть названия образована от якутского Эге – медведь. То есть, Эселях означает медвежье место. И хотя пишется и говорится в русской транскрипции через букву с, но заметил, что сами они говорят именно Эгелях, с мягкой г, почти переходящей в х. Кстати, у матага есть синоним – мэнкэрэ.

    26 августа

    Семьдесят четвёртый день экспедиции. Пока просто рыбалка.

    Время записи 12:30.
    Как и догадывался, ничего здесь быстро делаться не будет. Прибыли мы на Ытырбу, а зачем не понятно. Вернее понятно, чтобы дальше пойти на лошадях вверх по Матага-Эселях в Момский хребет. Во-первых, уже явно, что прогулка будет сокращена и до самого ресурсного резервата «Эселях», который находится уже за водоразделом, мы не дойдём. Это я сужу по настроениям в обществе. В-вторых, Пономарёв, директор парка как-то подозрительно не спешит приезжать. До сих пор не прояснилось, то ли сегодня приедет, то ли завтра. А Володя Стрекаловский сегодня отправился на Кытыл. Кто читал дневник с самого начала, знает, что Кытыл находится по другую сторону Большой Момской наледи и там живёт семья коневодов Алик и Настя. Вот на их лошадях и поедем, и в качестве проводника будет как раз Алик. Володе предстоит пройти около тридцати километров, там помочь хозяевам собрать лошадей и перегнать их на Ытырбу. Теперь уже понятно, что сидеть нам на Ытырбе сегодня и завтра, раньше выйти на маршрут точно не получится. Ну что же, это был мой выбор, можно было и не срываться с Индигирки.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    И снова Ытырба. Вот уж не чаял здесь опять оказаться.


    В ожидании последующих событий ничего больше не остаётся, как заняться рыбалкой. Правда, это Влад и Пётр Николаевич будут заниматься. А я здесь в качестве наблюдателя и фотографа. Пока с пейзажной съёмкой не очень получается. Погода по-осеннему пасмурная, да и пейзажи в окрестностях Ытырбы не впечатляют. Это я ещё летом обнаружил. Хотя сейчас всё изменилось и стало даже интереснее. Лиственница ещё не пожелтела, но тополя и тальник уже вовсю разгорелись. Горки покраснели, а дальние высокие вершины побелели от недавно выпавшего снега. От наледи не осталось вообще ничего, ни кусочка. Даже не догадаешься, что здесь два месяца назад было столько льда. Мне в этой ситуации остаётся только расслабиться, ждать развития событий и попытаться сделать так, чтобы время не прошло даром. Не привык я всё же зависеть от других.

    Время записи 20:00.
    Выдался сегодня сугубо рыболовный день. Ну а что ещё остаётся делать. Ждём лошадей, ждём вторую составляющую нашего похода, во главе с Пономарёвым. Во второй половине дня подъехала ещё одна моторная лодка. Приехали молодые ребята, Люда и Прокопий. Но эти с нами не идут. Они пойдут на Кытыл пешком, будут там дожидаться Володю Стрекаловского, который сейчас как раз на Кытыле, но должен снова вернуться на Ытырбу с лошадьми. И будут ждать его возвращения из похода, чтобы потом пойти с ним в Сасыр. Ну ладно, от Ытырбы до Кытыла всего 30 километров. А ведь от Кытыла ло Сасыра больше сотни по бездорожью. Вот так здесь принято добираться от одного населённого пункта до другого. Самолёт из Хону в Сасыр летает, но в последнее время были какие-то задержки, вот ребята и решили не дожидаться. Хотя могли бы и подождать, всё равно быстрее и уж точно проще. Кажется, просто им захотелось вот так прогуляться. Здесь это даже походом не считается. Мало того, потом Люда с Володей собираются ещё из Сасыра пойти на границу с Оймяконским районом, где сейчас строится кордон парка. А Володе Стрекаловскому, между прочим, около шестидесяти, но ходок он получше многих двадцатилетних будет.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Посиделки на Ытырбе.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    А вот и хариус поспел.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    В азарте.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Вот таких ленков ловит глава администрации.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    А у Владика всё равно больше.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Улов.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    В самом начале дневника фигурировала Софья Егоровна, заядлая рыбачка. А это её дочка Люда, вся в маму.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Главное правильная снасть.

    И несколько сегодняшних пейзажей.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Якутский дневник. 21-28 августа

    27 августа

    Семьдесят пятый день экспедиции. Собираемся в кучу.

    Время записи 14:00.
    Ждём, ждём, ждём. И пока остаёмся на Ытырбе. Для меня это почти пустой день. Но теперь уже деваться некуда. Все должны собраться только к вечеру. И лошадей подгонят, и директор парка ещё с одним участником подъедет из Хону. Погода суровенькая, небо пасмурное, ветер с севера и совсем-совсем не жарко. Хорошо ещё осадков нет. А в составе нашей маленькой экспедиции начали происходить изменения. Пётр Николаевич принял решение не идти. И это разумно, уже явно быстро всё не будет делаться, а у него лимит времени.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Лес на Ытырбе.


    Раз уж сегодня такой пустой и бестолковый день получается, расскажу о кое-каких нюансах местной жизни. Вот, например, распространено здесь одно приветствие, которое вроде и по всей России есть, но здесь оно специфическое. И не знаю, говорят ли так в других частях Якутии. Имею ввиду разговорное приветствие — «здорово». Звучит местное «здорово» несколько иначе. Это что-то вроде «здарова» получается, при этом звук в больше похож на б, и конечная а немного тянется. Особенно это заметно в телефонных разговорах и по рации. А ещё я для себя обнаружил, что в якутском языке нет шипящих звуков. Поэтому по-якутски они говорят, например, не машина, а масына.

    Зашёл у нас с Петром Николаевичем разговор на тему сталинского периода в этих краях. И вот, что он поведал. След эти времена оставили очень даже кровавый. Лагерей тут тоже в округе было достаточно. Бежали из лагерей, конечно, самые отчаянные. И не простые отношения были у беглых с местными жителями. Таковые отношения и власти провоцировали. Достаточно было принести ухо беглого, чтобы получить в сельсовете за это муку и другие продукты. Но и беглые выживали, как могли, и не перед чем не останавливались. Был такой случай. Спала в своей палатке семья оленеводов – муж, жена и трое детей. Вышли на них беглые, повалили палатку, и как только видели, что поднимается чья-то голова, обухом топора по ней. Порешили всю семью только ради пропитания. Впрочем, всё же не верится, что всегда было именно так. Наверняка и помогали беглым, хочется так думать. В районе Сасыра, в труднодоступных горах есть хорошо сохранившиеся лагеря Сугун, которые ранним летом этого года посетил Михаил Черёмкин. Видел я его съёмку, действительно почти всё в сохранности, хоть кино снимай. Вроде бы он планировал туда фототур организовать.

    Время записи 22:00.
    Всё, вроде собрались наконец-то всей честной компанией. С Кытыла пришли Володя Стрекаловский, Алик и Настя и пригнали лошадей. Но лошадей оставили примерно в километре от Ытырбы, где есть немного заброшенная изба Тарковых. Там действительно удобнее оставить лошадей. Есть открытые поляны и с кормом ситуация лучше. Соответственно завтра будем стартовать именно оттуда. Приехал и Валера Пономарёв, директор парка, с ним пока незнакомый мне Тихон, а привёз их Албан. Албан уже фигурировал в моём дневнике в самом его начале, когда забрасывался на Тас-Юрях. Ну и самое главное, в результате всех перетрясок, состав нашей экспедиции ещё немного изменился. Теперь оказывается, не идёт Володя Стрекаловский, вместо него идёт Албан. Воздержусь всё же от оценки всего происходящего, ничего страшного не случилось. Главное, завтра идём.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Слева направо — Настя, Алик, Прокопий, Владик, Тихон.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Стоят — Настя, Валера Пономарёв, Албан, Пётр Николаевич, Владик, Володя Стрекаловский. Сидят — Алик и Прокопий.

    И немного сегодняшних пейзажей. Сегодня получилась, в основном, вечерняя съёмка.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Якутский дневник. 21-28 августа

    28 августа

    Семьдесят шестой день экспедиции. В седле.

    Утром почти весь наш табор перекочевал с Ытырбы на избу Тарковых. Остаются только Пётр Николаевич и Владик, но и они поехали пока с нами провожаться. По лесу до избы чуть больше километра, но не тащить же груз на себе, едем немного выше по реке на моторных лодках до глухой протоки, где оставляем лодку Албана до нашего возвращения. Отсюда к избе нужно перетащиться метров двести. А дальше начинаются суматошные сборы. Нужно ведь разместить весь груз и навьючить лошадей. В первый день похода это всегда занимает много времени. Но на удивление, всё получилось относительно быстро. Этим ведь профессионалы занимались – Алик и Настя.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Стартовая поляна у избы Тарковых.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Предстартовая готовность. Главное сёдла. Слева вьючное седло, остальные ездовые.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Не так-то просто всё упаковать и правильно разложить по матага — вьючным сёдлам.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Алик теперь у нас главный.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    По упаковке и раскладыванию груза главная Настя. Честно сказать, изношенные вьючные сумы не лучший вариант для перевозки груза на лошадях, но ничего другого нет. Я всё же настоял, что мои вещи поедут в моём герметичном транспортном мешке.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Два начальника — директор парка и глава администрации района.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Прокопий(слева) и Тихон. Тихон здесь говорят с ударением на последний слог. Он работает в пожарной службе посёлка, но явно не равнодушен к лошадям.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Этот будет мой.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Предстартовая фотка на память. Слева направо — Алик, Прокопий, Тихон, Владик, Володя Стрекаловский, Албан, Пётр Николаевич, Валерий Пономарёв, Люда, Настя.

    Здесь наша большая компания разделяется на три части, которые расходятся в три разные стороны. Володя Стрекаловский, Настя, Прокопий и Люда уходят на Кытыл. Владик и Пётр Николаевич уедут в Хону, а наша конная команда из пяти человек отправляется вверх по Матага-Эселях, небольшому правому притоку Момы, берущему начало в Момском хребте. Вот куда-то к истокам этой реки и направляемся.

    Вышли относительно рано, около двенадцати дня. Тут и погода решила порадовать, низкая облачность поднялась, небо открылось. И даже солнце стало немного припекать, хотя жары уже не дождаться, осень в тайге. Но зато мошка просто с ума сходит, как же, такое количество горячей крови. Когда едешь на лошади, мошки становится просто на порядок больше. А главное, бороться с ней в таком положении гораздо труднее. Тут и без неё найдется, чем заняться, просто даже в седле удержаться, например, тоже ещё надо постараться. Особенно когда едешь по болоту и тебя мотыляет из стороны в сторону, и кажется, что твоя лошадь сейчас завалится на бок, и будешь ты из-под неё выдираться. Да тут ещё фоторюкзак на спине очень мешает, упирается в мешок, который Алик привязал сзади к седлу. Меня из-за этого клонит вперёд, того гляди, через голову лошади кувырнусь. Особенно крепко приходится держаться, когда вниз по склону едешь. Первые километры ехали именно по болоту, потом по старой вездеходной колее, тоже заболоченной. Потом вышли на русло Матага-Эселях и тогда стало немного легче.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Наш караван на берегу Матага-Эселях. Периодически что-нибудь сваливалось, как например сейчас мой мешок. Тогда приходилось останавливаться и всё поправлять.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Нужно проверять упряжь и подтягивать иногда.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Шеф.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Мои соратники в этом походе. Слева направо — Алик, Тихон, Валерий, Албан.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Лошадки. Дружные животные всё же.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Помните, ещё в самом начале дневника, когда работал на наледи, фигурировала такая характерная гора на горизонте, которая называется Эмий-Тас или Ураса-Хая, но также в народе её называют сиська. Так вот, наконец-то мы подобрались очень близко к этой сиське. Ниже Гора-грудь снята вплотную в трёх ракурсах. Внизу поста на последнем листе карты, эту хорошо выделяющуюся из рельефа гору можно найти на правом борту долины Матага-Эселях на выходе реки из гор. Высота 1324 метров н.у.м.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Якутский дневник. 21-28 августа

    Ехали целый день и на стоянку остановились уже в густых сумерках. Большую брезентовую палатку Алика ставили совсем в темноте, при свете фонариков. Ужинали не совсем сварившимся мясом сохатого. Но прошло на ура, после такого трудного дня. Небо полностью открылось и начало подмораживать. Ночью явно будет ниже нуля.

    Картография маршрута, два смежных листа:

    Якутский дневник. 21-28 августа

    С этого листа начали. 1- Ытырба. 2- изба Тарковых. Идём по Матага-Эселях.

    Якутский дневник. 21-28 августа

    3- сегодняшняя стоянка.

    Автор: СЕРГЕЙ КАРПУХИН

    Источник

     

    Похожие статьи:

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть четвёртая

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть четвёртая
     А вот от места ночёвки в кустах дальше совершенно открытое пространство. И погода, кажется, испортилась навсегда. Идём сквозь дождь со снегом. К середине дня дошли до поворота реки, напротив перевала на Тыры. Следы двух поляков постоянно встречались до этого места. Здесь ещё удалось нащипать веточек с кустов полярной берёзки и карликовой ивы. Благодаря заготовленным заранее сухим щепкам, получилось сотворить костёр. Дальше придётся обходиться без живого огня. Впереди кажущееся безжизненным пространство в каменном коридоре неглубокого...

    Попигайский кратер - по следам катастрофы. Часть 2.

    Попигайский кратер - по следам катастрофы. Часть 2.
     Рассоха. В окрестностях нашего первого лагеря оказалось несколько озер, которые мы решили осмотреть на наличие гольца. В частности озеро Угун-Кюель, имеющее сток в Рассоху, давало все шансы стать гольцовым. На следующий день после нашего прибытия первым делом собрали лодки и опробовали моторы. Японская техника не подвела. В середине дня отправились на ближайшее озеро в 3,5 км от лагеря. На севере Анабарского плато древесной растительности значительно меньше чем южнее — в бассейне Котуйкана. Лиственничники в основном тянутся вдоль русла...

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть третья.

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть третья.
     После Угамыта следующим значимым, и очень ожидаемым пунктом на пути, были указанные на карте избы. На карте их местоположение обозначено на нашем, левом берегу Сунтара, в двух километрах ниже устья левого его притока – Колтоко. Мы с вожделением шли к этим избам. Не делали днёвок, в надежде, что там есть баня и там можно полноценно отдохнуть. Похоже на ожидание большого праздника....

    Попигайский кратер - по следам катастрофы. Часть 1.

    Попигайский кратер - по следам катастрофы. Часть 1.
     Кратер Попигай — метеоритный кратер в Сибири, в бассейне реки Попигай, делит четвёртое место в мире по размеру с кратером Маникуаган в Канаде.Диаметр кратера — около 100 км, расположен он на севере Сибири, частично в Красноярском крае, частично — в Якутии. Территория кратера практически не заселена, единственный населённый пункт — посёлок Попигай — находится в северо-западной части кратера на расстоянии около 30 км от его центра....

    Якутэтноэксп. Часть II

    Якутэтноэксп. Часть II
     Экспедиция не случайно была назначена на зиму. Дело в том, что зимой в Якутии все замерзает, включая реки. А реки являются единственным способом проехать между основными пунктами назначения. Реки зимой превращаются в дороги. Их чистят, на них ставят дорожные знаки. Зимой происходит «северный завоз» — доставка всех необходимых товаров, топлива, материалов на целый год.Весной дороги тают, а летом их просто нет. В некоторых местах летом работают понтонные переправы. Но наш маршрут летом был бы неосуществим. ...

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть пятая.

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть пятая.
     Следующим днём первичные эмоции улеглись. Окружающий мир теперь воспринимался более взвешенно. Каждый из нас занимался своим делом. Виктор устраивал хозяйственные дела, а также изучал близлежащее пространство на предмет флоры и фауны. С фауной здесь оказалось не так богато. Всего одна утка на небольшом озерке, да и та близко не подпустила. Свежих следов крупного зверя не видно, наверное, все ушли ниже. Неподалёку в лесу есть следы стоянки оленеводов....
    наши друзья

    Округ-ТВ

    Информация

    Весь материал, представленный на сайте республика-саха-якутия.рф взят из открытых источников или прислан посетителями и авторами сайта. Материал используется исключительно в некоммерческих целях. Все права на публикуемые материалы принадлежат авторам. Если Вы являетесь автором материала или обладателем авторских прав на него и против его использования на сайте республика-саха-якутия.рф, пожалуйста, свяжитесь с нами через форму контактов.

    ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ

    Республика Саха Якутия © 2019