Яндекс.Метрика
Меню пользователя
Написать статью Добавить видео Регистрация

Заказать баннер

Распетанно с сайта республика-саха-якутия.рф

Якутский дневник. 19-25 Июня

25 июня 2015
1427 просмотров
     


    Якутский дневник. 19-25 Июня

    19 июня

    Шестой день экспедиции. Ещё ближе к цели и первые разочарования.

    Вчерашний день показался очень длинным, но сегодняшний показался длиннее вдвойне. К концу дня уже даже казалось, что первая его половина была когда-то вчера. Напоминаю, что вчера мы приехали на кордон природного парка, расположенный в сотне километров выше посёлка по реке Мома. Этот кордон называют Тас-Юрях. По имени ручья, рядом с устьем которого и построен кордон. А прямо напротив кордона устье одного из самых крупных притоков Момы – Эрикита.

     

    Якутский дневник. 19-25 Июня

     Для меня это не конечная точка заброски, ещё предстоит подняться на моторной лодке 50 километров выше по Моме, вплотную к Большой Момской наледи, основному объекту моей фотоэкспедиции. Мои же друзья уже достигли своей цели. На кордоне они останутся ещё несколько дней, проведут кое-какие строительные работы. Здесь два жилых дома, хозяйственная постройка и баня. Вполне добротный кордон.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Первый дом кордона.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Баня.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Второй дом кордона, в отличие от первого восьмистенный.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Бивень мамонта на стене первого дома. Да, бивень здесь найти вполне реально.

    Как уже начал привыкать, торопиться тут не принято и не стоит. Поэтому выше по Моме решили ехать во второй половине дня. А пока меня пригласили поехать на рыбалку вверх по Эрикиту. Поехали туда с Аркадием, одним из инспекторов парка и Софьей Егоровной, тоже работницей парка. Эрикитская вода очень отличается от Момской. В Эриките вода зеленоватая и очень прозрачная. В Моме же вода мутная и серая. Хотя впоследствии оказалось, что и Момская вода может быть чистой и прозрачной. А Эрикит тоже не всегда такой безупречный, особенно после дождей.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Едем на рыбалку по Эрикиту.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Софья Егоровна следит за чистотой в конторе природного парка, но она ещё и заядлая рыбачка, попросилась в эту поездку именно за этим. Кстати, Софья Егоровна эвенка.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Аркадий инспектор парка. Прошу его запомнить, ещё много раз он будет фигурировать в моём дневнике. Здесь Аркадий демонстрирует кусок каменного угля, пласт которого обнаружил не так давно в обрыве берега Эрикита.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Берег Эрикита здесь сложен песчаником, в котором полно отпечатков древних растений.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Рыбалка меня не очень увлекает, особенно если не очень ловится. Поэтому снимаем цветы.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Во второй половине дня всё же выехали вверх с Юрой Васильевым. Он в посёлке возглавляет экологический и природоохранный отдел. Здесь оказался вроде как с инспекцией. Хотя в этом тесном и изолированном обществе, где все друг друга очень хорошо знают, служебные взаимоотношения чистая условность. В большей степени отношения здесь просто приятельские. А если и есть у человека какая-то работа или служба, то она тесно вплетается в общий стиль жизни, неразрывно связанный с окружающей природой, тайгой и рекой.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Вот с такой кучкой мешков я сюда и приехал.

    Часа через два мы уже доехали до Ытырбы, ещё одного кордона парка, самого верхнего по Моме. Здесь оставили все вещи, а затем поехали ещё чуть выше, чтобы порыбачить, а для меня получить первое знакомство с наледью. И… она меня разочаровала. Ну не то, чтобы совсем, но всё же ожидал гораздо большего. Увидеть в этот день удалось только краешек этой наледи, и в этот день была очень слабая видимость, всё заволокло дымом из-за пожаров. Но всё же этого было достаточно, чтобы понять, что объект не столь очевиден и чтобы снять здесь что-то достойное, придётся долго ждать каких-то необычных состояний. В принципе обычная практика, но ожидалось всё же, что наледь более впечатляюща и будет интересна сама по себе и без особых состояний. Но это я вперёд забегаю. Может быть там, за сизой дымкой, и прячется что-то прекрасное. Сегодня мало что можно было понять. И не сделал даже ни одного кадра на наледи. Настолько было дымно и не интересно. Тем не менее, я всё равно намерен работать с этим объектом почти месяц, и уверен, что, в конце концов, раскрою внутреннюю суть этого природного объекта, пусть даже это будет не столь очевидно, как я думал.

    В ночь Юра уехал обратно на Тас-Юрях, а я наконец-то остался один в избе на кордоне Ытырба. Сегодня просто лечь спать, уже давно глубокая ночь, но это по времени, светло почти как днём, хотя в избе и полумрак. А завтра будем думать, как подступиться и как работать с главным объектом.

    20 июня

    Седьмой день экспедиции. Улахан-Тарын, что это такое и зачем это нужно.

    Думаю, пора рассказать, что такое Улахан-Тарын или Большая Момская наледь и зачем я здесь. Для подобных северных регионов, в зоне вечной мерзлоты, наледи на реках очень даже распространённое явление. Практически каждая уважающая себя река и даже небольшие ручьи имеют свою наледь, а иногда и не одну. Но от того это явление не становится менее удивительным. Представьте себе середину лета, жара под тридцатник, такое в приполярных областях и резко континентальном климате очень даже возможно летом, а на реке лежит лёд. Лёд, конечно, лежит на земле, по берегам, там, где обычно долина и русло реки существенно расширяется и сама река разбегается на множество мелких проток. Этот лёд, понятное дело, тает, но довольно часто наледи не успевают полностью растаять за лето и доживают до следующей зимы. Наледь наледи, конечно, рознь, но чаще всего в фотографическом плане это весьма привлекательный элемент пейзажа.

    Так вот, среди всех наледей Улахан-Тарын нечто особенное. Просто, даже потому что это самая большая наледь мира. В длину Большая Момская наледь достигает 26 километров, в ширину 5-7 километров. Вот такое огромное ледяное поле на реке. Наледь на якутском языке называется тарын, улахан – это большой. Вот и получается Улахан-Тарын. Момская наледь давняя моя мечта, воплощению которой теперь ничего не мешало. Но не так всё просто. В описаниях говорится, что наледь занимает не только огромную площадь, но имеет также и значительную мощность. Максимальное значение, что встречал в описаниях 8 метров. Вот тут-то и ждало основное разочарование. Здесь опять забегаю вперёд, но нигде не обнаружил мощности льда более двух с половиной метров. Может быть, это оказался неудачный год, но, скорее всего налицо деградация, связанная с глобальным потеплением. Хотя сейчас ведь уже 20 июня, наверное, месяц назад тут было гораздо больше льда. Не буду пока заострять внимание, думаю, ещё поговорим на эту тему.


    В моих планах, несмотря ни на что, уделить максимальное внимание этому уникальному природному и географическому объекту. Две недели намерен потратить на освоение нижней части, затем собираюсь перебраться в верхнюю часть наледи и поработать там ещё две недели. Возможно, многих удивит такой подход. Казалось бы, пришёл, вот она наледь, поснимал несколько дней и достаточно. Всё вроде бы одно и тоже. Но сейчас я раскрою один из основных принципов своей фотографической концепции. Я снимаю не объекты, а их состояния. А вот состояния объектов могут быть очень разными и никогда не повторяться. Но сильные и выразительные состояния случаются не часто и их нужно ждать, вот для этого и нужно время, ну и, конечно, определённое везение. Опять же, забегая вперёд, могу сказать, что этот год оказался очень скудным на интересные состояния и неблагоприятным по дыму, слишком много было пожаров. И вот только благодаря такому подходу, мне хоть что-то удалось, получилось хоть как-то раскрыть внутреннюю суть этого удивительного природного объекта Улахан-Тарына.

    В этот день сделал первый разведочный и ознакомительный выход к наледи и… обломился. Просто даже не получилось выйти на ледяное поле. Протоки реки оказались слишком глубокими, и я не смог нигде перейти реку, сколько не пытался. Так и вернулся на кордон не солоно хлебавши. Лишь издалека сделал несколько дежурных и пристрелочных кадров. Впрочем, сегодня и не ожидал интересной съёмки в любом случае. Всё вокруг заволокло сизой дымкой, где-то горела тайга и такое состояние совершенно не интересно с фотографической точки зрения. Разведка показала, что здесь нужен какой-то другой подход. Понятно, что без байдарки здесь не обойтись, и она у меня есть.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    В этом доме на кордоне Ытырба я и обосновался. Здесь, также как и на Тас-Юряхе, никто постоянно не живёт.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    А это второй дом на кордоне Ытырба. В якутском стиле балаган.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Периферийная часть наледи. Пока не дотянуться.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Всё окружающее пространство погрузилось в дымную мглу. Нужно ждать более благоприятную ситуацию.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Близко, а не подобраться.

    21 июня

    Восьмой день экспедиции. Нежданные гости.

    Вчера, после первичного знакомства с наледью, вернулся очень поздно ночью. То есть получается уже сегодня. Спать улёгся только около четырёх часов утра. А примерно в восемь, когда был самый сладкий сон, в избу ввалились два мужика. Сначала даже подумал, что это Юра вернулся. Но нет, эти парни были мне незнакомы. Надо же, я уж думал, что наконец-то наступило одиночество и можно будет сосредоточиться на основной задаче. Пришлось срочно разгребать вещи, чтобы освободить место для гостей, они тоже ночью не спали, ехали на моторной лодке, поэтому все дружно продолжим ночевать. Здесь это обычная практика, все предпочитают бодрствовать именно в ночное время. Имею ввиду тот период, когда в разгаре полярный день и тёмного времени суток не существует.

    А погода, к тому моменту, оказывается начала портиться. Над горами зависла низкая облачность, похолодало, и откуда-то сверху начали падать пока редкие и мелкие капельки дождя. Кроме всего прочего, это означало ещё и то, что работа с наледью опять откладывается на неопределённое время. Какая-то она прямо таки неприступная. Вот уж действительно, всё не так просто оказалось. Ну что же, время есть, возьмём измором, а пока можно спокойно досматривать сны. Впрочем, есть в этом и положительный момент. В плохой погоде то есть. После дождя атмосфера должна очиститься от дыма. Но пока придётся переждать. Гости сказали, что по прогнозам это безобразие затянется на три дня.


    Нормально пообщаться с гостями удалось только уже днём. Сергей и Михаил дальнобойщики из Хону, это особая каста местных жителей. Впрочем, многие здесь этим зарабатывают на жизнь. Но дороги в этих краях существуют ведь только зимой, поэтому летнее время для местных дальнобойщиков бездельное, то есть все в отпуск. Так что рыбалка и охота. А что ещё остаётся делать летом, не сидеть же без дела. Затем они сюда и приехали.

    В этом путешествии мне достаточно много приходилось общаться с местными жителями, много всяких интересных историй наслушался. Но истории из жизни дальнобойщиков отдельная тема. Уж очень специфические условия работы здесь. Думаю, не каждому по зубам такой твёрдый и мёрзлый кусок хлеба. Вот, например, одна из историй, которую рассказали эти ребята. Основная зимняя трасса через Хону проходит прямо по Индигирке. Выехали как-то некоторые, не очень опытные персонажи, в сторону Усть-Неры на легковой машине. Основной эпизод случился в той части Индигирки, который называют «труба», примерно там, где впадает правый приток Кюэллях-Мустах. (Забегая вперёд, скажу, что там нам ещё предстоит побывать). Там довольно узкое ущелье и зимой почти всегда сильные ветра, потому и «труба». А ещё там как раз начинаются пороги, и этот участок славится своими наледями. То есть, вода там периодически разливается по ледяной поверхности и вот так слоями замерзает. Так что иногда приходится ехать прямо по воде, когда за бортом минус пятьдесят, а иногда и по тонкому льду, и непонятно насколько он тонкий. Герои той истории понадеялись на так уважаемый у нас авось, и решили проскочить на скорости по свежему льду. А лёд и не выдержал. Хорошо ещё водяная прослойка между верхним и нижним ледяными поверхностями оказалась не столь глубокой. Погрузились почти полностью, но всё же не под самую крышу, дышать было возможно. И напоминаю, за бортом минус пятьдесят. Двери открыть не смогли, но смогли взломать крышу автомобиля. Вылезли все мокрые на мороз. Ближайшую избушку проехали десять километров назад, на устье Чибагалаха. (Там ещё тоже побываем). Ничего не оставалось, как быстро-быстро бежать туда. Добежали таки на негнущихся ногах, громыхая ледяным панцирем, смогли затопить печку ничего не чувствующими руками. Иначе бы историю некому было рассказать… Автомобиль тот выручили всё-таки впоследствии. Выпилили прямо ледяным брикетом. В таком виде и увезли в Усть-Неру, где избавили от ледяных оков в тёплом гараже. Вот такая обычная история. Немало народа помороженного на северах, такая уж там жизнь

    Ребята уехали в тот же день, ближе к вечеру. А мне ничего не оставалось как ждать с (моря)гор погоды и просто жить своей таёжной жизнью, хотя и в относительно комфортных условиях. Лики наледи пока не хотят открываться, но не беда, дождёмся.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Ытырба. Новые персонажи дневника — Сергей и Михаил.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Погостили, собрались и уехали ловить хариуса по ручьям. Кстати, привычный здесь туристический коврик не в почёте, все такскают с собой оленью шкуру. Это и понятно, не на себе же таскают, в моторной лодке или в машине или на лошади.

    22 июня

    Девятый день экспедиции. Ожидание тоже работа.

    Прогноз, который привезли гости, оказался верным. Погода не вернулась и сегодня. Очень холодно, даже не верится, что несколько дней назад стояла настоящая жара. Дождь мерно шуршит по крыше, в печке потрескивают дрова, в избушке тепло и уютно. Идти на наледь нет никакого смысла. Вроде бы должно быть скучно, но почему-то этот вынужденный простой не напрягает. Прямо-таки отдохновение души. К тому же в этот раз я предусмотрел на подобный случай некоторое занятие для себя. Мало того, что веду дневник, который тоже занимает время, так ещё и электронную книгу взял, в которую закачал массу разнообразной литературы. По характеристике заряда аккумулятора должно хватить надолго. Вот и посмотрим.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Печки в таёжных избах очень часто делают из железных бочек. Люблю запихнуть туда чурбак или два побольше. Большой чурбак толком не горит, лишь тлеет. В результате долгое время сохраняется умеренное и равномерное тепло без излишеств.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Летом в избе есть одно неудобство. Достаёт комарьё. Как ни старайся, щель найдёт и спать не даст. Из своей палатки соорудил полог. Тем и спасаюсь.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Рация "Карат", которую выдали в парке. Кстати, так толком и не удалось ни с кем связаться. Все слишком далеко. Теоретически я мог связаться только с оленеводами из Сасыра, но их едва слышал.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Вот такая штука висела в моей избе. Это я уже потом узнал, что называется сей предмет дэйбиир. Делается из конских волос. Изначальное предназначение отгонять гнус. Но также можно и злых духов погонять. То есть теперь это больше как оберег используется, и чаще изготавливается в сувенирном варианте.

    У меня сегодня какое-то бесконечно сонливое настроение. Вероятно, это уже рефлекс выработался на непогоду за долгие годы подобных путешествий. Постоянно клонит в сон, да я и не сопротивляюсь, спится здесь сверх меры. А ведь в других условиях я страдаю бессонницей. Да и сны здесь какие-то особенно яркие и выразительные. У меня вообще всегда только цветные сны, но здесь цвета особенно насыщенные. И даже кое-что запомнилось. Вот, например, сегодня я летел куда-то за границу, кажется на чей-то день рождения, и в аэропорту держал в руках какой-то подарок и букет цветов. И почему-то сильно волновался на тему, а можно ли с цветами через таможню. А в другом сне уже оказался секьюрити и спасал заминированную католическую церковь. Как ни странно, бомба оказалась в унитазе женского туалета.

    На это раз у меня очень даже хорошо с продуктами. Благодаря тому, что заброска была на моторной лодке, смог позволить себе взять тушёнку и сгущёнку, да и вообще продукты с запасом. Когда приходится тащить всё на себе, так не разгуляешься. Так что с утра растворимый кофе со сгущёнкой. А на обед сегодня гречка с тушёнкой. Да ещё туда же пережаренный на сале лук. Пока топится печка, можно готовить на ней, когда хорошая погода, костёр на улице. К тому же у меня есть маленькая газовая горелка и достаточно газа. Очень удобно, особенно по утрам, когда нужно быстро приготовить кофе.

    У меня тут по близости живёт очень активная кукушка. Постоянно её слышно. Это сегодня она ещё притихла немного из-за дождя. Очень выгодно спросить эту соседку, сколько осталось жить. Считать устанешь.

    Ветер к вечеру сменился от северо-западного на северо-восточный. Расценил это как благоприятный признак. Вероятно, циклон уходит.

    Кроме всего прочего, у меня сегодня и хозяйственные работы. Обнаружилось, что в двух местах протекает крыша. Нашёл рулон рубероида и как-то закрыл проблемное место. А у реки неудобный спуск к воде. Сделал там нормальные ступеньки. Река здесь, кстати, в сотне метров от избы.

    Как уже рассказывал, здесь две избы. Я живу в обычной избе. А соседняя изба что-то вроде балагана с наклонными внутрь стенками. Внутри на стене вырезана надпись – построен 17.06.06. в честь 10-летия парка. Из этого можно понять, что парк образовался в 1996-м году. Кстати говоря, очень многие ООПТ – особо охраняемые природные территории в пределах Якутии, в том числе и природный парк «Момский», были образованы в эпоху правления президента Николаева. И уж раз зашёл разговор, то обозначим границы этого парка, одним из природных объектов которого является и Улахан-Тарын. Площадь его 2175,6 тыс. га. Наибольшая протяжённость территории парка с запада на восток около 150 километров, с юга на север около 200 километров. Граница в западной части начинается от устья реки Тас-Юрях, правого притока р. Мома, проходит по долине этой реки, далее на северо-восток по водоразделу Момского хребта, пересекает Момскую впадину, по водоразделу бассейна р. Индигирки и Колымы. Далее граница парка следует на юг на хребет Гармычан, достигает хребта Улахан-Чистай и систему хребтов Черского, переходит в западное направление к истокам реки Тиректях — правого притока р. Мома. Потом, поворачивая на северо-запад, граница проходит между двумя речками Эрикит и Кур. Дойдя до их слияния, граница проходит по речке Эрикит до впадения его в р. Мома.

    23 июня

    Десятый день экспедиции. Снежная королева изволила принять.

    Дождь ночью прекратился. Утром на западе появилась полоса голубого неба, постепенно заполняющая всё большую часть небосвода. Погода вернулась. От базы не видно высоких гор, видно лишь покатые вершинки лысых сопок. Они поседели от свежевыпавшего снега. Вот оно Приполярье, зима может напомнить о себе в любое время года, и даже в самый разгар лета. Как ни странно, вода в реке, поднявшись ещё позавчера, теперь снова упала почти к прежнему уровню, несмотря на дожди. Наверное, выше, в истоках рек, не было больших дождей.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Теперь настало время серьёзно подойти к наледи. База всё же слишком далеко расположена от объекта. Если по прямой, то километра 2-3 получается. Напрашивается вывод переселиться туда полностью, поставить палатку и жить. Но в этом тоже есть свои минусы. Торчать там постоянно посреди наледи можно просто одуреть. Да и надобности особой нет. Меня интересует только определённая часть суток, когда солнце достаточно низко над горизонтом. И даже более того, мне нужны особые состояния, которые ещё должны возникнуть. Но для этого должны возникнуть и особые условия: — свет, облачность и многое другое, что бывает не часто. Вот это и нужно ждать, ловить и пасти. И, в какой-то степени это даже предсказуемо, хотя не так уж и очевидно. То есть на наледь можно идти только тогда, когда имеет смысл что-то ожидать интересное. К тому же, если жить в палатке на наледи, то будешь привязан к своему жилищу. Не уйдёшь далеко и не оставишь беспризорным. В гости может наведаться Мишаня и навести свой порядок. Поэтому здесь нужен какой-то комбинированный подход.

    Как уже рассказывал, мой первый подход пешком к объекту, не увенчался успехом. Чтобы выйти непосредственно на наледь, нужна байдарка. Конечно же, я привёз её с собой. И теперь, с помощью байдарки, намерен подняться вверх по реке к рабочим позициям. Это лучше, чем тащить байдарку на себе, а потом использовать её только для преодоления проток. Ближе к вечеру и вышел. Высокое дневное солнце мне было ни к чему. Видел бы кто-нибудь, как я это делал, а лучше снять видео. (Хорошая идея, кстати, снять фильм о фотоэкспедиции в подобных условиях). Мне уже много раз приходилось ходить вверх по рекам с байдаркой и, могу сказать, Мома не очень подходящая река для этого способа передвижения. Пришлось несколько раз пересекать реку поперёк достаточно быстрого течения с одного берега на другой. Но в одном месте всё же залип. Основная проблема – заросли тальника по берегам. Идти вверх, вести байдарку на бечеве, можно только по открытому берегу. Так вот, в одном месте сразу оба берега оказались заросшими. Решение вопроса, то есть обход проблемного участка, нашелся в сухой протоке. Пришлось волочить гружёную байдарку прямо посуху метров 300. Груза, правда, немного. Лишь рюкзак с аппаратурой, штатив и ружьё, что-то около 18 кг. Я уже проделывал с этой байдаркой нечто подобное, и даже в более загруженном варианте, и в более сложных условиях. Вездеход, а не байдарка. У меня даже есть слоган для неё: — «просто добавь воды».

    Короче говоря, на наледь я теперь вышел. Хотя в первый раз и потратил часа три. И это, несомненно, решение проблемы. Так и буду делать впредь. Только, вероятно, туда нужно ходить с ночёвками, чтобы застать не только вечерние, но и утренние часы. Да и ночью сейчас может быть что-то интересное.

    Сегодня, практически, получился фотографический дебют на наледи. А ведь на момской земле уже десятый день. Снежная королева всё же приоткрыла занавес и немного, хотя и скромно, показала свои богатства. Вроде бы и не плохо поснимал. Но нет, не того я жду от этой холодной и неприступной женщины. Знаю, где-то в глубине живёт необузданная страсть. И она должна ещё проявить себя. Нужно только терпение. А назад, кстати, скатился на байдарке всего минут за сорок.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Здесь оставлю байдарку и пойду осваивать наледь.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    В этой части обнаружил необычную структуру наледи, которую можно было обыграть фотографически. Видимо здесь сказывается какая-то неоднородность льда, потому и тает он неравномерно.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    На дальнем плане горы Момского хребта.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    А здесь на дальнем плане горы хребта Черского, где-то за рекой Эрикит.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Быстро стало понятно, что сегодня более композиционные картины будут получаться с длиннофокусным объективом.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Низкое солнце помогает подчеркнуть структуру наледи.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    У наледи яркость даже выше, чем у вечернего неба.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    24 июня

    Одиннадцатый день экспедиции. Ухожу жить во льды.

    Сегодня абсолютно безоблачное небо. Такое чистое и пронзительно голубое, что даже звенит. Пора браться за наледь основательно. Но днём, при высоком солнце, там делать нечего, поэтому выхожу ближе к вечеру. Как попасть на наледь теперь уже понятно, вчера схема отработана. Вновь иду вверх по реке, тащу с берега байдарку. Переплываю с берега на берег, в тех местах, где пройти невозможно по зарослям тальника, свисающим над водой. Опять в определённом месте приходится волочить мою многострадальную лодку прямо по галечнику сухой протоки. Иначе здесь никак не пройти. Но сегодня груза больше. Иду с ночёвкой и даже, наверное, с двумя. Поэтому, кроме фотоаппаратуры и оружия, пришлось взять палатку, спальник, немного продуктов и тёплые вещи. Так что эти триста метров посуху даются мне и байдарке тяжелее, чем вчера. Но в целом дорога теперь известна, и на наледь выхожу быстрее.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Ещё вчера присмотрел для стоянки подходящее местечко. Здесь будто земляной остров посреди льдов, и на нём растёт несколько лиственниц. Это самые последние деревья уже в глубине наледи, лес остался позади. Да и эти деревья наполовину сухие. Несладко им тут живётся во льдах. Хотя здесь наледь уже сдаёт свои позиции и скоро уйдёт совсем. Ставлю в этом оазисе свою палатку и начинаю бродить по ледяным полям, пытаюсь увидеть или почувствовать нечто, достойное внимания. Но небо сегодня пустое как барабан и погода без всяких нюансов. Это как-то совсем не вдохновляет.

    Постоянно слышу грохот, часто заставляющий вздрогнуть. Очень похоже на обычный гром. Но небо здесь не при чём. Это обрушиваются льды. Иногда они рушатся в воду с брызгами и поднимают небольшие цунами. Нужно быть осторожным и не подходить близко к краям ледяных полей, свисающих над речным потоком. Дышит наледь. Ловлю себя на том, что моё отношение к наледи трансформировалось. Это уже не просто интересное природное явление, не просто ландшафтный объект. Теперь это некая сущность, практически живое существо, суть которого и душу пытаюсь постичь. И злюсь на себя, что мне пока не очень это удаётся. Да, погода такова, что не позволяет этой сущности как-то проявить себя по-особенному. Лишает местность какого-либо необычного, выразительного и сильного состояния, Но мне это кажется только оправданием, и я ищу причины в себе.

    Теперь уже окончательно понятно, что мощность льдов здесь везде меньше, чем ожидалось и как есть в описаниях. В среднем не больше двух метров, редко ближе к трём. Но площадь наледи впечатляет. Другой край её теряется в дымке где-то у дальних гор. Но это не сплошное ледяное поле. Видно, что наледь состоит из нескольких отдельных ледяных полей, разбитых к тому же лабиринтом бесчисленных речных проток.

    Здесь, во льдах, есть одно преимущество, комаров гораздо меньше, чем в лесу. Солнце за горы Момского хребта скрывается только около часа ночи. Да и то как-то нехотя: — а зачем, всё равно скоро вставать. Тем не менее, несмотря на высокую температуру днём, становится очень даже прохладно. Вплоть до того, что лужи, образовавшиеся на наледи за день, начинают покрываться корочкой льда. В спальнике совсем не жарко. Да и не спится. Ощущение полной беззащитности. Прислушиваюсь к любому шороху, а грохот обрушивающегося льда выводит из себя. Я будто на теле громадного существа, которое в любой момент может стряхнуть меня, как назойливое насекомое. А в четыре утра солнце вновь показалось из-за гор.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    К съёмке готов. Ну где ещё оружие входит в комплект снаряжения фотографа. Хотя и на этот раз реальной необходимости в оружии не было. Опасных инцидентов не случилось ни разу, как обычно. Но так как-то спокойнее.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Здесь базируюсь.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Иду осваивать наледь. За спиной комплект фотоаппаратуры. Плюс штатив, на котором сейчас закреплена камера, которая меня снимает.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Сегодня стараюсь не включать небо в кадр. Всё равно там ничего нет.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Если вокруг нет пейзажа, следует поискать его под ногами.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Солнце у горизонта и снег становится жёлтым.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Далёкие горы Момского хребта.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Сейчас около часа ночи.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Уходящее солнце окрасило в розовый горы хребта Черского, где-то за Эрикитом.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    25 июня

    Двенадцатый день экспедиции. Вникаю в ледяную суть.

    Вновь солнце показало себя около четырёх утра, поднявшись из-за будто игрушечных гор Момского хребта. И уже было понятно, что этот день будет похож на предыдущий, как две капли воды. Вот странно, кто же придумал такое распространённое сравнение. Капли воды могут быть очень даже разными, если как следует присмотреться. А вода вообще может быть такой разной. И в твёрдом своём состоянии особенно.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Погода, кажется, навсегда установилась абсолютно солнечная, ни одного облачка на небе, скукотища полная. Для пейзажной съёмки не лучший вариант. Вот ведь, хорошая погода понятие относительное. С точки зрения комфорта, конечно, сейчас очень даже хорошая погода. Но мне уже хочется, чтобы она испортилась. И тогда, возможно, появятся совсем другие состояния, гораздо более интересные. Для фотографа хорошая погода это нечто другое, чем просто безоблачное небо.

    И раз уж пока не очень получается пейзажная съёмка, и наледь не торопиться открывать себя, попробуем пойти вглубь и поснимаем микропейзажи. Лёд здесь настолько разнообразен, и если хорошо присмотреться, то всегда можно увидеть что-то необычное.

    Наледь, кстати, стремительно отступает. Всё меняется с каждым днём. Думаю, через месяц от неё останутся жалкие ошмётки или совсем ничего. Солнце и жаркие дни ещё не так губительны для наледи, гораздо быстрее её съедают дожди.

    На небе показался тонкий серпик растущего месяца, лишь немного отстающий от солнца в своём ходе по небосводу. Через луну я всегда передаю привет своим родным и близким. Через луну связь с ними кажется более сильной. Ведь они тоже видят её.

    Двух дней тёплой и солнечной погоды после дождей хватило, чтобы небу вновь стать сизым. Явно опять начались пожары. Сначала дымку принесло откуда-то с запада, со стороны Хону. А теперь я вижу дым не так далеко за горой, с юго-восточной стороны. Всё же непонятна природа этого явления. Можно, конечно, всё на человеческий фактор списать. Но, всё же, это явно не всегда так. Здесь и людей-то почти нет. Тогда отчего же они возникают? Списывают на сухие грозы. Но это тоже что-то непонятное. Ничего подобного в эти дни не наблюдал. Иногда также приводят гипотезу, что пожар может возникнуть от какого-либо предмета, обладающего оптическими свойствами. Что-то вроде линзы. Например, осколок стекла или даже кусок прозрачного полиэтилена. Однако даже нарочно такими предметами не так уж просто добыть огонь, если вообще возможно. Главное, что для фотосъёмки это крайне неблагоприятное явление и состояние.

    Целый день, проведённый на наледи, принёс не так уж много плодов. Но всё же решил ещё одну ночь провести здесь, в надежде, что до утра произойдут какие-то изменения. Ночь, конечно, весьма относительная. Разве что солнце на три часа притаилось где-то недалеко за горой и стало гораздо прохладнее.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Местами лёд имеет столбчатую структуру. Это такие длинные вертикальные многогранники, карандашики и иглы. Иногда до 20 сантиметров в длину, а бывает и больше. Когда они начинают осыпаться, то звенят будто стеклянные.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Во льду достаточно много примесей или, можно сказать, грязи. Эти тёмные частички грязи концентрируют на себе солнечное тепло и под ними лёд тает быстрее, образуя вертикальные скважины.

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Якутский дневник. 19-25 Июня

    Солнце сейчас уходит за горы на северо-северо-западе. Почти за той горой, которая очень выделяется в рельефе и напоминает женскую грудь. У неё два названия Урас(г)а-Хая, что означает, гора похожая на эвенское жилище ураса или урага. А также её ещё называют Эмий-Тас, что означает гора-женская грудь. Ну или попросту её тут называют сиська. А вообще это вулканическая постройка. Одна из двух, в окрестностях наледи.

    Автор: СЕРГЕЙ КАРПУХИН

    Источник

     

    Похожие статьи:

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть третья.

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть третья.
     После Угамыта следующим значимым, и очень ожидаемым пунктом на пути, были указанные на карте избы. На карте их местоположение обозначено на нашем, левом берегу Сунтара, в двух километрах ниже устья левого его притока – Колтоко. Мы с вожделением шли к этим избам. Не делали днёвок, в надежде, что там есть баня и там можно полноценно отдохнуть. Похоже на ожидание большого праздника....

    Попигайский кратер - по следам катастрофы. Часть 2.

    Попигайский кратер - по следам катастрофы. Часть 2.
     Рассоха. В окрестностях нашего первого лагеря оказалось несколько озер, которые мы решили осмотреть на наличие гольца. В частности озеро Угун-Кюель, имеющее сток в Рассоху, давало все шансы стать гольцовым. На следующий день после нашего прибытия первым делом собрали лодки и опробовали моторы. Японская техника не подвела. В середине дня отправились на ближайшее озеро в 3,5 км от лагеря. На севере Анабарского плато древесной растительности значительно меньше чем южнее — в бассейне Котуйкана. Лиственничники в основном тянутся вдоль русла...

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть четвёртая

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть четвёртая
     А вот от места ночёвки в кустах дальше совершенно открытое пространство. И погода, кажется, испортилась навсегда. Идём сквозь дождь со снегом. К середине дня дошли до поворота реки, напротив перевала на Тыры. Следы двух поляков постоянно встречались до этого места. Здесь ещё удалось нащипать веточек с кустов полярной берёзки и карликовой ивы. Благодаря заготовленным заранее сухим щепкам, получилось сотворить костёр. Дальше придётся обходиться без живого огня. Впереди кажущееся безжизненным пространство в каменном коридоре неглубокого...

    Попигайский кратер - по следам катастрофы. Часть 1.

    Попигайский кратер - по следам катастрофы. Часть 1.
     Кратер Попигай — метеоритный кратер в Сибири, в бассейне реки Попигай, делит четвёртое место в мире по размеру с кратером Маникуаган в Канаде.Диаметр кратера — около 100 км, расположен он на севере Сибири, частично в Красноярском крае, частично — в Якутии. Территория кратера практически не заселена, единственный населённый пункт — посёлок Попигай — находится в северо-западной части кратера на расстоянии около 30 км от его центра....

    Якутэтноэксп. Часть II

    Якутэтноэксп. Часть II
     Экспедиция не случайно была назначена на зиму. Дело в том, что зимой в Якутии все замерзает, включая реки. А реки являются единственным способом проехать между основными пунктами назначения. Реки зимой превращаются в дороги. Их чистят, на них ставят дорожные знаки. Зимой происходит «северный завоз» — доставка всех необходимых товаров, топлива, материалов на целый год.Весной дороги тают, а летом их просто нет. В некоторых местах летом работают понтонные переправы. Но наш маршрут летом был бы неосуществим. ...

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть пятая.

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть пятая.
     Следующим днём первичные эмоции улеглись. Окружающий мир теперь воспринимался более взвешенно. Каждый из нас занимался своим делом. Виктор устраивал хозяйственные дела, а также изучал близлежащее пространство на предмет флоры и фауны. С фауной здесь оказалось не так богато. Всего одна утка на небольшом озерке, да и та близко не подпустила. Свежих следов крупного зверя не видно, наверное, все ушли ниже. Неподалёку в лесу есть следы стоянки оленеводов....
    Партнеры
    Информация

    Весь материал, представленный на сайте республика-саха-якутия.рф взят из открытых источников или прислан посетителями и авторами сайта. Материал используется исключительно в некоммерческих целях. Все права на публикуемые материалы принадлежат авторам. Если Вы являетесь автором материала или обладателем авторских прав на него и против его использования на сайте республика-саха-якутия.рф, пожалуйста, свяжитесь с нами через форму контактов.

    ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ

    Республика Саха Якутия © 2019