Яндекс.Метрика
Меню пользователя
Написать статью Добавить видео Регистрация

Заказать баннер
Бесплатная доска объявлений по всему миру
Русский сайт

Распетанно с сайта республика-саха-якутия.рф

Язык символики в современном искусстве Дальнего Востока

14320 просмотров

    Язык символики в современном искусстве Дальнего Востока

     Символика – одно из главных выразительных средств художественного творчества, определяющих стиль искусства и специфику локальных культур.

    Язык символики в современном искусстве Дальнего Востока

     Природе символики посвящено большое количество исследований, словари содержат устоявшиеся символы понятий и идей. Известно, что символика зародилась еще в первобытную эпоху как отражение мировоззрения предков, определяющее культуру повседневности и зарождающейся религии. Основоположник истории религий Мирча Элиаде на основе большого фактического материала выявил естественную связь между символом и сакральным. Устойчивость мировосприятия через символы ярко проявляется в народном искусстве, имеющем национальные отличия, связанные с традиционным мифологическим представлением этноса. Каждое лето, в 20-х числах июня по всей Якутии проводится традиционный праздник ысыах, восходящий к древнему культу коня. Для этого любимого народного праздника мастера создают большое количество ритуальных предметов: кумысную посуду из дерева, кожи и бересты, а также нарядное убранство коня. Мир вещей ысыаха наполнен сакральным смыслом, когда каждое изделие, отвечая своему функциональному назначению, одновременно выступает как символ в ритуале и имеет ценность как произведение народного искусства. На региональной и российской выставках экспонируются изделия народных мастеров: расшитые цветными нитками и серебряными бляшками праздничные комплекты коня (чепраки, кычимы, лэпсэ), кумысные сосуды-чороны, коврики из конского волоса. Если сами предметы наделены не только утилитарным, но и сакральным назначением, то определенную символику несет орнамент.

    Язык символики в современном искусстве Дальнего Востока
    Орнамент шапки-дьабака. Сукно

    В нем отражается целый мир изобразительной символики. Происхо­ж­дение и толкование большинства орнаментальных мотивов имеет общий для многих народов характер, однако каждый отдельно взятый этнос отдает предпочтение тому или иному элементу орнамента, наделяя его особым сакральным значением. Например, символом-оберегом эвенков является птица гагара, трехлапчатый след которой стал частью орнамента одежды и украшений эвенков, живущих и в Сибири, и на Амуре, и в Китае. Орел был тотемом для многих якутских родов. Меховые аппликации, имитирующие крылья орла, пришивались на спинках шуб, предназначенных для старинных свадебных обрядов. В конце XIX в. такие шубы вышли из обихода. Единичные экземпляры хотойдоох сон, т.е. шуб «с орлом» хранятся в коллекции музеев имени Петра Великого в Санкт-Петербурге (Кунсткамера) и Среднеколымска, одного из самых отдаленных северных уголков Якутии.

    Нам удалось описать шесть меховых шуб хорошей сохранности, на спинках которых изображены крылья священной птицы в качестве оберега, хранящихся в Американском музее естественной истории в Нью-Йорке1. Музей владеет уникальной коллекцией предметов материальной и духовной культуры народов Северо-Востока Сибири, собранной участниками знаменитой Джезуповской Северо-Тихоокеанской экспедиции (1897–1902) Владимиром Иохельсоном, Владимиром Богоразом и Бертольдом Лауфером. Исследователи обратили внимание на сакральность предметов народного творчества и связанные с ней символические знаки, о чем можно судить по изданным «Ученым запискам…» экспедиции. К сожалению, большинство из них все еще не доступны русскоязычному читателю.

    Язык символики в современном искусстве Дальнего Востока

    Шуба с орлом. АМЕИ

    (Американский музей естественной истории)

    Мы, т.е. автор этих строк и искусствовед В.Х. Иванов, сделали описание сибирской коллекции американского музея – одежды, утвари, прикладного искусства эвенков, юкагиров, коряков и чукчей. Позже перевели на русский язык в полном объеме, с научными комментариями монографию Иохельсона о юкагирах, которая по сей день является бесценным источником изучения культуры этого малочисленного и загадочного народа2. Дополнительным материалом для изучения искусства нивхов, нанайцев и сахалинских эвенков служил бы полный перевод монографии Лауфера «Декоративное искусство амурских племен»3. Ценность экспонатов музея в том, что участники экспедиции приобретали материал у самих носителей культуры, которые еще помнили сакральный смысл деталей орнамента и элементов декора. Практически не исследовано происхождение юкагирских берестяных писем, содержащих своеобразную символику, которую в свое время расшифровал С.? Шарго­родский. Человек на бересте изобра­жается в виде копьевидной фигуры с острым верхом и расширяющимися книзу линиями «юбки». Более узкая фигура символизирует мужчину, чуть шире – женщину. Волнистая линия над острой верхушкой представляет мысли человека.

    Ни у одного народа нет подобного изображения человека. Лишь отдаленное сходство мы обнаруживаем в искусстве индейского племени навахо. С другой стороны, силуэт этого образа напоминает Мировое Древо, характерное для культуры всех древних народов.

    Язык символики в современном искусстве Дальнего Востока
    Г. Окоемова. «Невеста». 2006

    Изучение символики народного искусства в настоящее время имеет важное значение, поскольку символы являются кодом для передачи традиционных представлений о жизни того или иного народа. Понятие «код», введенное выдающимся антропологом и этнологом Леви Строссом, стало в наше время стержневым вопросом для изучения происхождения и мировоззрения народов. Неправильное прочтение того или иного символа может привести к ошибочному представлению об обычаях и обрядах. Возьмем, к примеру, древние головные уборы якутов, юкагиров, чукчей, индейцев Тихоокеанского побережья. Все они были снабжены рожками из ушей мелких зверей, которые символизировали силу и отвагу и имели роль оберега, отпугивающего злых духов. Такие рожки якуты делали из ушек белки, лисы, зайца, соболя.

    В XIX в. исчезают шапки с рожками и вместо них появляется шапка-дьабака с трапециевидным навершием на макушке. Фасон такой шапки очень похож на головной убор североамериканских индейцев, что еще раз указывает на древние связи народов Дальневосточного региона и американского континента, разделенных Беринговым проливом.

    Противоречивые мнения вызывает орнамент из красного или голубого сукна, украшающий затылочную часть шапки и похожий на торчащие вверх заячьи уши. Сейчас распространено мнение, что эта фигура является символом женщины, указывающим ее половые признаки. Для этого делается разворот навершия шапки, переворачивается орнамент и тогда «ушки» превращаются в висячие женские груди.

    Со ссылкой на «палеолитическую Венеру», исследователи считают фигуру символом женской плодовитости. Это правда: орнамент действительно указывает на плодовитость и одновременно является знаком ее защиты. Но зачем так далеко уходить? Проще допустить, что эта орнаментальная фигура на навершии шапки, вошедшей в моду в середине XIX века, является метаморфозой сакральных ушек-рожек, перенесенных с более древних рогатых шапок.

    Язык символики в современном искусстве Дальнего Востока
    Ю. Спиридонов. «Хозяин Момских гор». 2007

    Подобный пример представляет долганский мужской суконный капор XX в., на боковых сторонах которого женщины вышивают бисером раковины ушей, заменяющие древний обычай нашивать настоящие ушки зверей наподобие рогов. При этом декор сохранил былую роль оберега на охоте и сакрального хранителя женской души-кут. В символизме каждая деталь имеет особое значение, в том числе местоположение, которое согласуется с общим ритмом композиции. Располо­женные по вертикали ушки-рожки нельзя переворачивать вниз и приписывать их грудям Венеры. Испанский искусствовед Хуан Кирло прав, когда утверждает, что «…искажение символов вытекает из прямолинейной идентификации их как alter ego…, данный вид интерпретации превышает значение предмета, изменяя его, хотя следует только обозначить выходящее за пределы символа».

    Универ­сальным символом плодовитости являются рога, и именно рога, напоминающие ушки мелкого зверька, изображены на якутской шапке в качестве сакрального декора. И в наши дни шапка-дьабака с традиционным декором является неизменной составной частью якутского национального костюма, что мы наблюдаем как в быту, так и на художественных выставках. Если в народном искусстве символические знаки выступали прежде всего в качестве защитного оберега, то в живописи и графике художники во все времена зашифровывали скрытую и даже запретную мысль. Вся культура общества от Древнего Египта до Нового времени широко использовала язык символов. В средние века каждый предмет, буквы и числа были наполнены особым смыслом, передаваемым через символы, связанные с религией, астрологией и магией. В античности, затем в XV–XVIII вв. символизм носил аллегорический характер.

    В советской живописи середины XX в. символический язык не входил в систему выразительных средств. Принцип социалистического реализма 1930–1950-х гг. требовал от художников визуально-реалистического отражения действительности, исключающего всякие нежелательные аналогии. Причина стремительного взлета советской графики 1960-х гг., в том числе и якутской, как раз и заключается в том, что художники стали пользоваться условным выразительным языком символики. Такие графические листы, как «Сардаана» (1967) Валериана Васильева или «Слушают мир» (1965) Афанасия Мунхалова оказались в тот период новаторскими. Цветок сардаана у якутов традиционно воспринимается как символ чистоты и красоты. Несколькими выразительными штрихами художник передал гармоническое единство человека и природы: форма кумысного сосуда почти повторяет силуэт цветка, а стопа ноги мастера напоминает орнаментированный низ чорона.

    Язык символики в современном искусстве Дальнего Востока
    А. Мунхалов. «Радуга над Леной». 2006. Линогравюра

    Самое поразительное – все это подано так деликатно, что зритель, привыкший к реалистической подаче материала, не сразу замечает эти символические превращения. В линогравюре Мунхалова круги орбиты над палаткой молодых оленеводов символизировали начало освоения космоса, к которому причастна вся Вселенная. Художник и сегодня стоит на позициях не прямого, а более иносказательного выражения своих мыслей и чувств (линогравюры «Радуга», «Илбис», 2008). В живописи 1960-х гг. невозможен был подобный прием условного языка. Но уже в 1970-е гг. живописцы применяют метафору, которая, в отличие от символов, может читаться по-разному в разных случаях, а невнимательный зритель может и не заметить ее.

    В «Групповом портрете народных писателей Якутии» (1974) Афанасия Осипова реалистически написанная раскидистая лиственница, под которой расположились популярные якутские писатели, воспринимается как метафора Древа жизни и мудрости. Родная почва, в которую уходит корнями могучее дерево, питает талант и мудрость любимых народом писателей.

    Афанасий Осипов – яркая фигура на современном этапе развития российской живописи. Его творчество отличается редкой цельностью и ясностью воплощения поставленных целей. Отталкиваясь от натуры, он целеустремленно воссоздает реальный и в то же время идеально-прекрасный мир, утверждая в нем общечеловеческие и национальные ценности.

    Картина А.Н. Осипова «Праздник оленя» (2008) по композиции и цветовому строю как бы продолжает картину «Мунха – праздник ловли карасей» (1985).

    Язык символики в современном искусстве Дальнего Востока
    А. Чикачев. «Воин». 2007

    Общее приподнятое настроение придает картинам мажорная звучность колорита, красота национальной одежды на фоне зас­неженного пейзажа, ритмика движений многолюдной толпы. А если еще вспомнить полотно «Ысыах» (1980), представляющее торжественный летний праздник, то три хоровые картины художника, созданные в разные годы, посвященные главным праздникам якутов и северных оленеводов, выстраиваются в эпическую поэму о древней земле олонхо и о ее жителях, бережно сохранивших до наших дней свои вековые традиции. Осипов не пользуется языком символов, но, пропуская задуманное и пережитое через художественные образы, он создает полотна, которые становятся символом духовной красоты народа, живущего в гармоническом единении с первозданной природой.

    Многие художники пользуются устоявшимся универсальным языком символики не прямым, а опосредованным образом. Например, в словарях символов понятие «гора» имеет разные толкования, такие как «духовное восхождение», «преодоление трудностей», «центр Вселенной» и т.д. Иносказательность якутских художников проявляется во внутреннем строе произведения.

    В картине «Хозяин Момских гор» Юрия Спиридонова горы несут идею красоты нетронутой природы с ее чистым «звенящим» воздухом. А человек воспринимается как аллегорический образ представителя эвенского народа, рожденного у северных гор и ответственного за судьбу родной природы, а не как конкретная личность с индивидуальным характером и психологической характеристикой. Так же метафоричны аппликации на бумаге юкагирского художника Николая Курилова, где сам белый лист и есть заснеженная тундра, населенная людьми и оленями.

    Умение передавать глубокий смысл внешне традиционным произведениям живописи присуще Эдуарду Васильеву. Он одним из первых в среде якутских художников задумался над проблемой истоков духовности национальной интеллигенции. В портретных по своей основе картинах «Писатель Анемподист Софронов с отцом», «В Хамовниках. П.Н.? Соколь­ни­ков у Л.Н.? Толстого. 1898 год», «Полит­ссыльный в Якутске» (1977–1987) нет какого-либо действия или движения, каких-либо символических знаков, но внутренний настрой, объединяющая людей тишина и нечто неуловимое, передаваемое через сдержанный колорит, доверительную интонацию взглядов, приводят к философским размышлениям о глубинных истоках якутской культуры. И все же в конце XX в. символический язык вновь завоевал широкое пространство культурного универсума во всех сферах жизни – в религии, в быту, в искусстве. Меняется характер творчества даже среди художников традиционного академического направления. Так, в живописи Исая Капитонова появляются устойчивые символические мотивы. Это дорога как символ пройденного пути; дерево – символ жизни, как своеобразный храм, куда ведет тернистая дорога. В картине «Портрет сестры» (1989) на первом плане изображена его больная сестра с внешним сходством. Извилистая дорога ведет от нее к чахлому дереву, символу ее жизни. А за спиной женщины возникает фигура доброй богини Айыысыт, покровительницы женского рода, хранительницы семейного очага. Таким приемом художник показывает добрый характер сестры, заменившей ему мать. Здесь реальность и вымысел гармонично сосуществуют. Мотив шествия к Дереву как путь человека к духов­ному совершенству встречается и во многих других картинах Капитонова («Путь к Дереву»).

    Язык символики в современном искусстве Дальнего Востока
    А. Бочкарева-Иннокентьева. «Немы ли рыбы». 2006

    Философские размышления о жизни, тревожное предчувствие страданий и в то же время умиротворенная ясность, сила и красота человека – вся эта сложная картина современного мира находит отражение в творчестве Артура Васильева. Неоднозначно воспринимается зрителями картина «Несущие свет» (2000). Из темноты выступают фигуры стариков, застывшие в торжественной позе со свечами в руках. Они глядят куда-то вдаль, в неведомое… или, может быть, всматриваются в прошлое? Красноватый отсвет бурных прошлых лет освещает их вдохновенные лица, а во взгляде мальчика, повернувшегося к зрителю, читается немой вопрос. Как и следует из названия картины – все они, и старики, и ребенок, несут свет. Свет – символ жизни, символ знаний, символ пути каждого из нас. Триптих Артура Васильева «Разбитое зеркало» (2008) заставляет нас задуматься о судьбах якутской интеллигенции.

    На осколках разбитого зеркала в левой части триптиха отразились поблекшие фотографии двух женщин, одетых по моде 1920-х гг. Правая часть называется «Похо­роны колхозника», но в гробу, прикрытый красным знаменем, лежит не колхозник, а человек, похожий на одного из репрессированных якутских интеллигентов 1930-х? гг. В центральной части изображается река, по зеркалу рассыпаны старые фотографии. Река – символ памяти, символ быстро текущей жизни. Особую остроту триптиху придает оформление в виде деревянной рамы старинного треснутого зеркала.
    В картине Александры Бочкаревой-Иннокентьевой «Немы ли рыбы?» (2002) изображается безводная пустыня, из пес­ков которой торчат головы рыб с беспомощно разинутыми ртами. Здесь можно обнаружить тревожащие художника как экологические, так и политические проблемы современного мира.

    Молодые художники, пришедшие в искусство в 1990-х гг., четко абстрагировались от повседневности, от сюжетного пересказа. Единомышленники объединились в группу «Флогистон», заявляя при этом, что выражают национальное мировоззрение через якутский фольклор, европейский и русский авангард. Сегодня сохранился основной состав группы, переименованной в «Алгыс» («Благо­сло­вение»). Язык символов и иносказаний широко применяют художницы этой группы. Если для их старших коллег более привычным было обращение к героическому эпосуолонхо, то замысел своих произведений поколение 1990-х гг. обычно черпает из богатого арсенала якутской мифологии – сказок, легенд, пословиц. Это придает их произведениям более лирический, камерный, образно-поэтический характер.

    Свое понимание о щедрости человеческой души Катя Шапошникова выражает в серии картин «Илгэ» («Благодать») через сказочное представление о чудесном Дереве счастья, источающем живительные соки в виде янтарной смолы.

    Язык символики в современном искусстве Дальнего Востока
    Т. Шапошникова. «Дом Омогоя». 2008. Литография

    В картине «Гагары» Ирины Мекумяновой лировидный орнамент символизирует ийэ-кут, т.е. мифологическую душу матери, а гагара является устойчивым выражением оберега народов Севера. Символ иногда выступает напрямую, как в народном искусстве. Невеста в одноименной картине Галины Окоемовой предстоит перед зрителем в богатых серебряных украшениях, которые надевали на девушку перед свадьбой («Невеста», 2008). Рядом висит серп луны, повторяя очертания серебряной гривны, а по этой тонкой дорожке бежит маленькая лисица. Художница использовала образ, являющийся символом – оберегом женщины в якутском народном представлении и национальной культуре. Девушки на выданье получали в качестве приданого талисман в виде лисьей мордочки и подвешивали его к нарядному серебряному поясу.

    Герой живописных полотен и графических листов Михаила Старостина, человек с забавной личиной деревянной маски, воспринимается как символ вечного странника, из года в год кочующего по миру то в образе рыбака из средневековья, то мудрого чукчи среди белого безмолвия, то зрителя воинственных танцев самураев. Страсть познать неведомое гонит его по всему свету. Как солнышко, светится в руках странника апельсин – символ познания.

    И в графике Старостин открыто обращается к символике, невольно вызывающей образы средневековья и Северного Возрождения. Персонажей художника сопровождают птенцы в гнездах, рыбки, висящие в воздухе, таинственные черепа.

    В острой выразительности, в меру декоративности, в ироничности языка художника причудливым образом переплетены приемы западного экспрессионизма, наивного примитива и за­бавный юмор якутских народных сказок – и все это вместе создает узнаваемый почерк Михаила Старостина.

    Символичны также названия выставок. Одна из интересных экспозиций летнего сезона в Якутске называлась «Колесо». Колесо – всеобщий символ мироздания, символ вечного движения, что говорит само за себя о замыслах его участников Андрея Чикачева, Марианны Лукиной, Анны Осиповой Дьулустана Бойтунова, Семена Прокопьева. Другая выставка «Хабар, или кочующие свитки» – это проект международный, в котором участвуют художники тюркского мира разных стран. Произведения живописи и графики в форме свитков удобны для передвижных выставок, отсюда название – кочующие свитки. Авторами проекта являются Наталья Николаева из Якутска и Альфия Ильясова из Казани. Участники выставки широко используют символику тюркских народов.

    В названии персональной выставки Веры Ноевой «Лабиринт подсознания» есть главный признак символизма – интуитивные ощущения, пришедшие из необычных снов или фантазий. Окном в космическое пространство можно назвать «Туннель» – в глубине стремительной спирали горит огонь. Спираль сверху имеет план лабиринта и является символом цикличности жизни. Мир, в котором живет художница, есть лабиринт подсознательных ощущений, где переплетены мечты и реальность.

    В триптихе Лукиной «Ысыах» (1994) блеклые по тону три полотна внешне ничем не напоминают летний праздник, а скорее становятся неким символом – ожиданием праздника. Главный персонаж – волосяная крученая веревка, связывающая все три части триптиха. Большие по размерам холсты поначалу кажутся пустыми, поскольку фигуры даны фрагментарно.
    В правой части триптиха изображены только голова и рука старика, осторожно привязывающего волосяную веревку к коновязи. В центральной части триптиха веревкой связаны три березы, а в правой части видны лишь головы двух женщин в шляпах из конского волоса. Традиционная волосяная веревка, необходимая в быту якутов, поднимается до уровня мифологического символа. Она играет роль небесной лестницы, связующей Средний мир с Верхним миром через коновязь, поскольку конь в якутской мифологии – посланник небес и само божество Дьёсёгёй. Нарочито обедненный тонами монохромный колорит триптиха создает торжественную эмоциональную атмосферу и напоминает старинные поблекшие фрески.

    Андрей Чикачев предлагает нам вспомнить о наших детских годах, когда «деревья были большими» и когда мечталось о чем-то необычном. Детские мечты не уходили в заоблачные высоты. Огромный карась в руках маленького рыбака – вот это была мечта мальчика, выросшего в деревне и наслушавшегося охотничьих баек («Мечта», 1997). Карась стал символом детских фантазий. Художник иллюзорно передает фактуру материала, точен в рисунке, скрупулезен в деталях. Умение «оживлять» неживое, когда зрителю хочется потрогать предметы на ощупь (не настоящий ли предмет приклеен?) отличает и другие картины Чикачева («Воин» 2007). В произведениях Туйаары Шапош­ни­ковой, Евдокии Романовой, Ольги Рахле­евой, Анны Осиповой и многих других, чье творчество сформировалось на стыке двух веков, органично сосуществуют реальность и иллюзия, образ и символ. Они усвоили уроки реализма в академической русской школе, являясь выпускниками художественных вузов страны. На самостоятельную дорогу вышли в эпоху постмодерна, имели возможность ближе познакомиться с искусством Запада–Во­с­тока, чего было лишено старшее поколение в их молодые годы. Опираясь на народные истоки, национальное мировоззрение, фольклор и мифологию, не забывая уроки классического искусства, молодежь стремится выработать свой особый изобразительный стиль. Художники нового времени осваивают стилистику символического языка, но это путь сложный, и не всем дано найти большую дорогу в искусстве. В зависимости от личностных качеств и творческого темперамента каждого художника якутское искусство на современном этапе предстает в своем разнообразии направлений и стилей.

    Явное предпочтение фольклорных мотивов и архаических образов выражает мироощущение современного художника, ищущего исторические и духовные корни своего народа. Этим же объясняется растущий интерес к древней тюркской и монгольской культуре, генетические связи с которой обнаруживает и наука.

    Источник

    Похожие статьи:

    Якутская графика

    Якутская графика
    В первые послереволюционные десятилетия графические изображения на страницах газет и журналов, издаваемых в Советской Якутии, имели агитационно-массовую и просветительскую направленность. В середине тридцатых годов появились книжные иллюстрации П. П. Романова, которые вместе с его плакатом и сатирой периода Великой Отечественной войны и многочисленными портретными зарисовками современников положили начало развитию профессиональной графики....

    Национальный художественный музей Республики Саха (Якутия)

    Национальный художественный музей Республики Саха (Якутия)
    Республика Саха (Якутия) — крупнейшая по территории земля в составе Российской Федерации, богатая разнообразными природными ресурсами, один из важнейших в экономическом отношении субъектов России. Народы Якутии сумели не только обжить студеный край, но и создать в экстремальных климатических условиях уникальную культуру, с присущей ей сверхчувственной формой художественного осознания мира, воплощенной в эпической поэзии олонхо, музыке варгана, орнаментально-декоративном искусстве. Предметы старого быта хранят напластованную...

    Якутская живопись

    Якутская живопись
    Характеристику творческого пути художников Якутии следует начать с живописи, ибо прежде всего с ее развитием складывалось представление о зарождении в республике профессионального изобразительного искусства....

    Экономические основы быта якутов

    Экономические основы быта якутов
     Якуты искони известны как скотоводы. Уже Витсен (1692 г.) отзывается о них как о хороших наездниках, содержащих по нескольку тысяч лошадей....

    Шаманы, духи и божества народов севера

    Шаманы, духи и божества народов севера
     Коренные якуты издревле верят в Айыы, в духов Огня, Воды, Земли, Охоты, Дома. Во время моей поездки мы не раз спрашивали о религии, встречаясь с разными людьми, многие рассказывали очень интересные и новые вещи, что стало стимулом прозондировать вопрос чуть глубже по возвращении домой. Конечно мы интересовались, кто же такие настоящие якутские шаманы, существуют ли они на самом деле и какими способностями обладают.Также мы побывали в этно-усадьбе семьи Атласовых, где хозяйка Валентина Иннокентьевна показала нам несколько традиционных...

    Народный художник Иван Васильевич Попов

    Народный художник Иван Васильевич Попов
    Иван Васильевич Попов! Обыкновенное, простое русское имя, которое мы встречаем сотни раз, если не тысячи раз. Однако, это имя звучит для меня как-то по-особому близко и тепло. Ведь каждый из нас имеет имена близкие к сердцу....
    наши друзья

    Округ-ТВ

    Информация

    Весь материал, представленный на сайте республика-саха-якутия.рф взят из открытых источников или прислан посетителями и авторами сайта. Материал используется исключительно в некоммерческих целях. Все права на публикуемые материалы принадлежат авторам. Если Вы являетесь автором материала или обладателем авторских прав на него и против его использования на сайте республика-саха-якутия.рф, пожалуйста, свяжитесь с нами через форму контактов.

    ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ

    Республика Саха Якутия © 2019