Написать статью Добавить видео Регистрация

Распетанно с сайта республика-саха-якутия.рф

Река Оленёк

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1966 просмотров


    Река Оленёк

    Оленёк (якут. Өлөөн) — река в России в Восточной Сибири, берёт начало на территории Красноярского края, затем течёт по Якутии. Одна из самых длинных рек России.

    Судоходна на 92 км от устья.

    Протекает в северной части Среднесибирского плоскогорья и по Северо-Сибирской низменности. При впадении в Оленёкский залив моря Лаптевых образует дельту площадью 475 км². Длина реки — 2270 км, площадь бассейна — 219 тыс. км².

    Острова

    В русле реки недалеко от устья расположен остров Шахталах-Ары.
    В дельте реки расположен ряд крупных островов (Джангылах, Кугун-Арыта, Улахан-Ары) и множество более мелких:
    Былыктах-Арыта
    Оччугуй-Ары
    От-Ары
    Болдёр-Арыта
    Сюгюлдёр-Арыта
    Олёте-Арыта
    Окуоллах-Арыта
    Кёрсюсе-Арыта
    Хобуох-Арыта
    Касьян-Арыта
    Швед-Маяктах-Арыта
    Кюрюр-Ары
    Тонголох-Бёлькёё
    Хастах-Ары
    Тигян-Ары
    Хахыс-Бёлькёё
    Борис-Арыта
    Исай-Бёлькёё — песчаный необитаемый остров, расположен в 6,7 км от материка в дельте реки, от соседнего острова Хастах-Ары отделён протокой.
    Огоннёр-Белькёйдере — группа песчаных наносных необитаемых островов в заливе Огоннёр-Кубата, образуемая рукавами Улахан-Уэс и частично Кубалах-Уэся дельты реки Оленёк. Соседний остров с востока — Улахан-Ары. В эту группу островов входят:
    Алахан-Эппет-Арыта — самый западный в группе островов, с расположенным рядом островом Оччугуй-Эппет-Арыта.
    Оччугуй-Эппет-Арыта — на острове 6 озёр.
    Эппет-Белькей
    Огоннёр-Арыта — на острове имеются 14 небольших озёр.

    Притоки

    Арга-Сала, Бур, Укукит, Биректе, Куойка, Беенчиме, Буолкалах — слева,

    Силигир, Алакит — справа.

    Населённые пункты

    Оленёк
    Харыялах
    Таймылыр
    Усть-Оленёк

    Гидрология

    Питание снеговое и дождевое.

    Половодье с июня по сентябрь, с октября по май — межень. Среднегодовой расход воды — в устье 1210 м³/с, в нижнем течении перед вскрытием расход может быть менее 1 м³/с, а в отдельные годы Оленёк на 1 мес. перемерзает.

    В верхнем течении перемерзает систематически с января до апреля. Замерзает в конце сентября — октябре, вскрывается в конце мая — первой половине июня.

    Среднемесячный расходы воды в м³/с, измерения производились в 196 км от устья (площадь водосбора 197 908 км²) на интервале времени 1965—1984 гг.


    Хозяйственное использование

    В низовьях река судоходна.

    Природа

    Река богата рыбой, главным образом это ряпушка, омуль, нельма и муксун.

    Достопримечательности

    Вблизи устья реки находится могила Прончищева Василия Васильевича и его супруги Татьяны Фёдоровны (умерли в 1736 году), участников Великой Северной экспедиции.

    В нижнем течении на левом берегу находится Беенчиме-Салатинский кратер.

    Беенчиме-Салатинский кратер — импактный кратер в Якутии, в Булунском улусе на берегу реки Оленёк. Кратер имеет примерно 8 км в диаметре. Его возраст, по разным оценкам, составляет 40 ± 20 миллионов лет (эоцен). Кратер находится на поверхности земли.

    ОПИСАНИЕ РЕКИ ОЛЕНЁК

    Оленёк — река в Сибири, берет начало на территории Красноярского края, затем течет по Якутии. Протекает в северной части Среднесибирского плоскогорья и по Северо-Сибирской низменности. При впадении в Оленёкский залив моря Лаптевых образует дельту площадью 475 км². Длина реки — 2292 км, площадь бассейна — 219 тыс. км².

    Река порожистая, половодье с июня по сентябрь. Ледостав начинается в конце сентября. Лед вскрывается в конце мая начале июня. В верхнем течении перемерзает с января по апрель. В низовьях судоходна. Основные притоки — реки Бур, Арга-Сала.

    Впервые серьезные научные исследования бассейна реки Оленек были предприняты в 1874 году известным российским путешественником и геологом, Александром Лаврентьевичем Чекановским.
    Чекановский и Миллер покинули Иркутск 25 декабря 1873 года и тронулись в направлении Ербочагена. Сначала к озерам, из которых берет начало водная система Хатанги и Оленёка. Путешествие длилось два месяца, и, наконец, в апреле экспедиция достигла берегов Сюрунгны (Вилюя).

    После нескольких недель исследования берегов озера Яконгна, 6 июня 1874 года, экспедиция достигла довольно значительной реки. Чекановский, решил, что это Оленёк, но встретившийся тунгус объяснил, что это Мойеро (приток Котуя), а Оленёк находится к северо-востоку. С Мойеро через невысокий водораздел Чекановский перешел на Оленёк, примерно в 150 километрах ниже истока, и на плоту в июле начал сплав по реке.

    Чекановский установил, что по Оленёку нет высоких гор. "Долина [реки] вообще узка и расширяется только на устьях больших притоков, и настолько значительно, что один из склонов теряется из виду". Чекановский завершил пересечение Среднесибирского плоскогорья в северо-восточном направлении, добравшись к устью Оленёка в начале ноября. По его определению, длина реки составляет около 2350 километров (по последним данным — 2292 километра). Ф. Миллер впервые провел измерения высот Восточной Сибири.

    В настоящее время река – одна из пресноводных жемчужин Восточной Сибири России. Кроме отличной рыбалки путешественников ожидает великолепная, первозданная по красоте природа российского севера. Береговые скалы, являющиеся современниками динозавров, хранят в своих обломках отпечатки аммонитов, трилобитов и других исчезнувших представителей древнейшей истории планеты.

    РЫБАЛКА НА РЕКЕ ОЛЕНЁК

    Много раз доводилось нам ходить в поход по большим и малым рекам Сибири. В один из таких походов мы попали в Западную Якутию, на реку с удивительным названием Оленёк.

    Большая часть бассейна этой реки находится за Полярным кругом. Начинаясь со склонов горы Янкан, Оленёк, причудливо извиваясь, течет сначала на восток, затем на северо-восток и, проделав путь длиной более 2200 километров, впадает в Оленёкский залив моря Лаптевых. В нижнем течении Оленёк пересекает всхолмленную тундровую равнину, в верхнем и среднем — восточную часть Среднесибирского плоскогорья, для которого характерно чередование понижений и пологих подъемов высотой до 600 метров.

    Лиственный лес, местами с вкраплениями ели, растет по долинам Оленька и его притоков. Из кустарников чаще всего встречаются ольха, ива, береза, красная смородина, шиповник, можжевельник. На водоразделах — редколесье, каменистые россыпи и болота.

    В верхнем течении Оленька много перекатов. Берега и дно реки выстланы галькой и валунами. После впадения крупного притока Арга-Салы русло Оленька становится шире. Появляются песчано-галечные острова и отмели. В среднем течении Оленёк — уже мощная река шириной 500-600 метров.

    В местах сужения долины, там, где Оленёк глубоко врезается в плато, по его берегам встают скальные стенки, увенчанные поверху столбами-останцами самых фантастических форм и размеров. Под нависающими карнизами береговых террас лепят гнезда ласточки, на вершинах скал — убежища орланов и канюков.

    В малую воду на обнаженных широких береговых косах и отмелях реки можно собрать неплохую коллекцию камней-самоцветов: сердоликов, агатов, халцедонов. Часто встречаются окаменелые останки древних растений и животных.

    Ихтиофауна Оленька насчитывает около 30 видов рыб, среди которых немало ценных (сиговые, нельма, таймень, ленок). Проходные и полупроходные рыбы (пыжьян, омуль, чир, муксун, ряпушка) заходят только в приморский участок реки. Таймень, ленок, тугун, непроходной сиг распространены по всему течению. Обычны для Оленька также щука, окунь, налим.

    Для путешествия по Оленьку лучше всего подходит верховье реки, нижней границей которого может условно служить поселок Оленёк, расположенный на реке в нескольких десятках километров ниже впадения Арга-Салы. На этом отрезке Оленёк еще не так широк, как в среднем течении, тут много хороших мест для стоянок и ловли рыбы.

    По окончании маршрута в поселке Оленёк выезд с реки не доставит особых затруднений (имеется регулярное воздушное сообщение с Якутском). Отправными пунктами для путешествия по верховью Оленька и его притокам может служить тот же поселок Оленёк или лежащий несколько в стороне от реки поселок Айхал, откуда можно организовать вертолетную переброску группы в исходную точку маршрута.

    Наша группа из пяти человек спускалась с верховья Оленька на двух надувных лодках от устья правого притока Алакита до поселка Оленёк.

    … Подходил к концу первый день сплава. Уже пройдено немало плесов и перекатов, но все попытки добыть рыбу хотя бы на жиденькую уху пока безрезультатны. С утра так и не было ни одной поклевки ни на блесны, ни на "мышь". И это Оленёк?! Тот самый, про который взахлеб рассказывали нам геологи, встреченные однажды в походе по Верхоянскому хребту?

    После очередного переката решили стать на ночевку на левом берегу реки. Пока остальные разбивали лагерь, мы с приятелем взяли спиннинги и переправились на правый пологий берег, с которого веером стекал в реку небольшой ручей. Вытащив лодку на косу, без особых надежд на успех (слишком мелко) не спеша направились к ручью.

    Спокойная вода в устье ручья неожиданно пришла в движение: черные тени молниями скользнули под правый берег. Ленки! Торопливо забрасываем приманки: я — "мышь", приятель — блесну. Хватки последовали незамедлительно. Есть первые трофеи! Новые забросы. Опять удачно. Видим, как оставшиеся в лагере, побросав все дела, спешно гребут к нам. Рыбалку продолжаем уже впятером. Забросы следуют один за другим, все радостно возбуждены. Несмотря на поднятую нами суматоху, рыба продолжает исправно хватать приманку. Смотрю на быстро растущую горку пойманных ленков: на обед уже вполне достаточно. Но мыслимое ли дело прекратить рыбалку, когда она, по сути, только началась? Приходится переходить на ловлю по принципу "поймал — отпусти".

    На маленьком пятачке возле ручья всем вместе тесно. Поднимаюсь по реке метров на двадцать вверх. Делаю заброс. "Мышь" медленно сносит течением. Начинаю понемногу подматывать. Резкий хлопок. "Мышь" исчезает в белом буруне. На мгновенье из воды показывается малиновый хвост. Таймень! Делая стремительные броски в стороны и извиваясь, рыба пытается освободиться от тройника, но быстро утомляется и через несколько минут сдается. Отходя к кустам, вывожу ее на ровный галечник. Он оказался некрупным, этот первый таймень, килограммов на шесть-семь.

    Стало понятно, почему раньше рыба не брала, — в тех "классических" местах, где мы пробовали ловить, ее просто не было. Накануне стояла жаркая погода, вода в реке сильно прогрелась, и холодолюбивые ленок и таймень устремились к более прохладным струям впадающих в Оленёк ручьев и речек.

    Рыбалка спиннингом на реке Оленёк (Якутия)Ленки нам попадались чаще других рыб. Медно-золотистые, с россыпью черных горошин по бокам, оленёкские ленки не слишком велики. Редкие особи дотягивают до двух килограммов. Нам обычно попадались ленки по 0,8-1,5 килограмма. Даже самые маленькие, попавшие на крючок, всегда яростно сопротивлялись, показывая настоящие чудеса рыбьей "акробатики".

    Однажды при ловле ленков у одного из притоков я решил поэкспериментировать. Стоя в струях впадающей речки в нескольких метрах от берега Оленька, стравил леску с "мышью" по течению прямо перед собой, а потом повел приманку вверх.

    Известно, что "мышь", плывущую против течения, рыба обычно не берет. Действительно, сначала при таком маневре на "мышь" никто не нападал. Через какое-то время при очередной проводке была предпринята робкая попытка схватить "мышь". Я настойчиво продолжал "опыты". И, наконец, один из ленков схватил приманку. В течение получаса плывущую против течения "мышь" взяли три ленка.

    Гордость Оленька — таймени. Еще не так давно попадались в этой реке гиганты в 30-40 килограммов и даже больше. Говорят, что и сейчас экземпляры в 20-25 килограммов не редкость. Жаль, нам таких поймать не посчастливилось. Но и таймень в 12-15 килограммов (таких мы ловили) способен доставить спиннингисту массу хлопот. Ловля его требует немалой сноровки, большого самообладания.

    … К левому притоку Оленька Маайынде мы подплывали в пасмурный день. Моросил мелкий, нудный дождь. Долина Оленька в этом месте открытая. Низкий левый берег реки усеян галькой, правый — приподнятый. Маайында впадает в Оленёк несколькими рукавами, скатываясь с невысокого уступа в яму с бирюзовой водой. Лучшего места для рыбалки не придумать.

    Наладив спиннинг с тяжелым "Норичем", перебрался через ближнюю протоку Маайынды, устроился на небольшом камне и начал блеснить. Сделал пять-шесть забросов — вхолостую. При очередной проводке блесны, когда она была метрах в двенадцати, леска сильно натянулась. Первое ощущение — зацеп. Но уже через секунду-другую убедился, что тяжесть на конце — живая. Резкий рывок, удилище рвется из рук, согнувшись дугой. Едва удается сдерживать броски рыбы. В какой-то момент рука соскользнула с ручки катушки, барабан начал раскручиваться назад. Леска тут же провисла. Таймень сошел. Я подтянул блесну. Два крюка на якоре наполовину разогнуты.

    Правая рука опухла от синяков, в нескольких местах содрана кожа на пальцах. Но что боль по сравнению с азартом! Поменял тройник на более прочный и вновь раз за разом начал забрасывать блесну. Однако поклевок больше нет.

    Рыбалка спиннингом на реке Оленёк (Якутия)Конечно, сошедший таймень вряд ли будет сегодня брать. Но неужели он тут один? Или, может, плохо играет блесна? Надо проверить. Немного стравил леску и круговым движением удилища стал проводить блесну недалеко от камня, на котором стоял. Блесна, описав в воде дугу, почти остановилась, когда таймень напал на нее. Это было так неожиданно, что я даже вздрогнул. Подсечка не удалась, и хищник выплюнул приманку. Я моментально послал блесну вдогонку. Таймень взял! Он уже отказался от борьбы, был измотан, когда случилось непредвиденное — соскочившая с желоба барабана леска обмоталась вокруг ручек катушки. Оставалась одна надежда — тащить тайменя волоком: иначе сойдет.

    Установил удилище в одну линию с леской и, упираясь в камни, начал отступать назад. Спотыкаясь и не спуская глаз с добычи, тянул ее изо всех сил к берегу. Только бы выдержала леска! Подняв фонтан брызг, таймень вполз, наконец, на брюхе на мокрую от дождя гальку.

    Только теперь, когда борьба окончилась, я почувствовал, как сильно болит ушибленная рука. От напряжения дрожали ноги, кружилась голова. В этот день моим друзьям удалось поймать еще двух тайменей. Самый большой из них весил более 17 килограммов.

    На спокойных плесах и в заводях изредка попадались на блесну сиги. Оленёкский туводный сиг — красивая серебристо-серая рыба с крупной чешуей. Вес самых больших экземпляров достигает 2-2,5 килограмма. Рот у сига маленький, беззубый. Питается он планктоном и донными беспозвоночными, а также мелкой рыбой. Ловили мы сига на небольшие вращающиеся блесны типа "Лепесток". Однако соблазнить его блесной оказалось непросто.

    Вода в Оленьке настолько прозрачна, что часто мы могли наблюдать весь процесс ловли. Некоторые сиги блесной вообще не интересовались, другие только "тюкали" по ней, сопровождая ее почти до берега, а затем разворачивались и уходили. Ну, а те, что решались в конце концов взять блесну, хватали вяло. Возможно, причиной вялости рыбы была слишком высокая температура воды.

    Июль — самый теплый месяц на Оленьке. В верховьях реки в это время, как правило, стоит сухая безветренная погода. Температура воздуха часто поднимается до 30°С и выше. Мы начинали сплав по Оленьку в третьей декаде июля. Первое время стояли солнечные дни при полном штиле и мы регулярно купались в реке. С августа погода начала меняться, прошли небольшие дожди. Временами на реке дул сильный встречный ветер. На длинных открытых плесах поднималась крутая волна. Приходилось спускать лодки бечевой. Под конец сплава снова установилась ясная тихая погода.

    С середины августа здесь начинаются регулярные дожди. После сильных дождей случаются паводки. Подъем уровня в реке происходит очень быстро. С третьей декады августа наступает осень и ночные заморозки в это время -дело обычное. В сентябре выпадает снег.

    Интересным для туриста может оказаться также участок реки, лежащий выше Алакита. Места здесь очень красивые, много скалистых обрывов и живописных останцев. Физически хорошо подготовленная группа может совершить отсюда переход через лесотундру на левый приток Оленька — Арга-Салу и сплавиться по нему до поселка Оленёк. Арга-Сала славится красотой своих берегов и обилием рыбы.

     

    ПУТЕШЕСТВИЕ НА РЕКУ ОЛЕНЁК (рассказ)

    Вряд ли теория вероятностей может объяснить то, как часто встречаются в метро знакомые мне лица. Но вот такой встречи уж никак не ожидал. Будто внезапно в душный воздух тесного московского подземелья, жарким июньским днем, вмешался свежий поток прохладного северного ветерка. На мгновение возникло сомнение в моем местонахождении. Знакомая согбенная фигура проследовала мимо в сопровождении молодой женщины и девочки. Миг растерянности проходит, и я бегу вслед:

    — Прасковья Васильевна. Вы ли это? Вы узнаете меня?

    Старушка какое-то время не понимает, что мне нужно. Но наконец-то в глазах осознание:

    — Да, да, конечно, узнала. Я ведь совсем недавно вспоминала о Вас.

    В Доме Прасковьи Васильевны я нашел приют в поселке Оленек, где завершил свой прошлогодний маршрут и ожидал пару дней самолет на Полярный. Предки ее кочевали на тех огромных пространствах, которые мне удалось преодолеть в прошлом году. До ее поколения дошли смутные рассказы о высоких русских людях, спускавшихся на плоту по реке Оленек. Старушка, также как и я, оказалась рада неожиданной встрече. Мы долго беседовали, а на прощание она вытащила заколку из волос и протянула мне:

    — Возьмите, приедете в Оленек, остановитесь в том же доме, замок легко этим открывается.

    Ах, Прасковья Васильевна, вестница Вы моя. Значит, ждет меня Оленек.

    Тем не менее, время уходило, но я все оставался в Москве. В транспортной авиации нет расписания. А я, поверив в процессе предыдущих двух экспедиций в магию чисел, решил этому не сопротивляться и уже намеренно рассчитывал встать на воду 12-го июня, также как и в других двух случаях. Но вылет все откладывался, и мои планы уже явно не совмещались с реальностью. Тогда я прислушался к своим предчувствиям и понял, что если не 12, значит 21. Так оно и получилось. Аэропорт «Полярный» встретил неожиданной жарой. Здесь пришлось прожить еще несколько дней в ожидании борта в поселок Оленек. За это время погода приняла нормальные для этого региона параметры и даже ударилась в другую крайность. И 20-го июня, сидя на любезно предложенном месте между командиром экипажа и штурманом в кабине МИ-8, сквозь периодически возникающие по курсу полета снежные заряды, я разглядывал знакомые очертания реки Оленек.

    Я не знаю другой реки такого масштаба, настолько слабо освоенной и мало населенной. Очень редко встречались люди и в прошлой экспедиции и в этой. Но уж если они встречались, то об этом можно рассказывать отдельно. Их забота и доброе отношение ко мне всегда поддерживали ощущение безопасности в этих длительных путешествиях.

    Это относится и к моему появлению в поселке Оленек. Заколка от Прасковьи Васильевны не пригодилась. Выйдя из вертолета, я озаботился необходимостью доставить весь свой груз к ее дому. И некоторое время озирался в поисках какой-либо оказии. Через полчаса появился УАЗик и из него вышел респектабельный молодой человек при галстуке. На мою просьбу он сразу же откликнулся. Леонид оказался управляющим местного отделения сбербанка. За те несколько минут, что мы ехали, он успел проникнуться участием к моему мероприятию, и я был приглашен заночевать у него, от чего, и не отказался.

    На следующий день, т.е. 21-го июня меня и уже подготовленную байдарку доставили прямо к реке, предварительно ознакомив с местным музеем. Итак, на данном этапе ожидания закончились, экспедиция началась. Впереди полторы тысячи километров реки.

    Какое-то время никак не удавалось втянуться в рабочий ритм. А самое главное — не удавалось обрести психологический комфорт. Этому, кроме всего прочего, не способствовала погода. Оленек сразу решил показать свой нрав, поливал дождями, разгонял волну ветрами. Первые три дня еще встречались редко люди. Потом я остался наедине с Рекой. Хотя избы иногда пока попадались, и, в основном, не приходилось ставить палатку для ночлега. Вокруг этих мелких очагов жизнедеятельности местного населения можно было наблюдать разбросанные в беспорядке рога и шкуры оленей. А иногда на берегу валялись скелеты щук, которых тут видимо и за рыбу не считают, просто вытряхивают из сетей, и оставляют на месте. Избы принимали по-разному. Иногда чувствовалась теплота и уют, а иногда странное отторжение. В одной из них так и не удалось уснуть. Только сон подбирался, как сразу же просыпался от ощущения, будто кто-то толкает в бок. Потом внезапно сама собой открывалась дверь. Может быть виноват ветер, а может быть, не принял невидимый хозяин.

    Тем не менее, я перемещался в пространстве и постепенно втягивался в работу. Время также не стояло на месте и незаметно ускорило свой ход. Каждый новый день стал казаться короче предыдущего. Изредка появляющиеся на берегу олени и волки скрашивали мое одиночество.

    К исходу девятого дня путешествия стало понятно, что уже завтра реально достичь метеостанции Маак, где должны быть люди, как обещали в поселке. Ночевать в этот день запланировал на устье реки Бекэ. Там, судя по карте и рассказам местных жителей, должна быть изба. Оттуда как раз получается полный ходовой день до метеостанции.

    Все шло по плану, и когда Солнце слегка спряталось за горизонт, показалось устье нужного притока. В легких сумерках на берегу реки угадывались очертания избы, подозрительно неправильных геометрических форм. Чуть ближе, прямо на краю обрыва торчало несколько пней. Подгребая к берегу, я всматривался в то место, где стояла изба, пытаясь понять логику ее очертаний. Внезапно боковым зрением уловил какое-то движение. Те самые молчаливые пни превратились в трех волков. Появление гостя оказалось для них также неожиданным. Какое-то время видимо они не понимали, что за зверь передвигается по реке и стремится к их берегу. Волки сбежали к воде и стали сопровождать, несколько отставая. Только когда подошел к берегу и встал во весь рост, они остановились. Все береговое семейство завыло, и, что самое удивительное, выло, иногда переходя на лай. Вот уж не знал, что волки умеют это делать. По крайней мере, двое из стаи явно были годовалыми щенками и проявляли наибольшее любопытство. Может быть, они никогда не видели человека, но инстинкт заставлял их бояться.

    — Мы с вами одной крови, — сказал я вслух, но избу осматривать пошел, захватив ружье. Серая троица же спряталась недалеко в кустах и устроила настоящий концерт. Мои подозрения подтвердились, изба оказалась полуразрушенной, с обвалившейся крышей. Потоптавшись на месте, решил, что палатку здесь ставить не имеет смысла. Растревоженная семейка не на шутку распелась. Вряд ли под это представление можно будет спокойно поспать.

    Противоположный берег показался более интересным, но еще 2-3 км пришлось плыть вдоль него в поисках подходящего места для лагеря. Долго еще по долине реки разносился протяжный вой, переходящий иногда на отрывистый и сухой лай.

    Постановка лагеря и вечерний быт сегодня затянулись, и в суете удалось лечь спать только в пять часов утра, когда другой, южный берег уже был полностью освещен лучами Солнца. Небо оставалось абсолютно чистым, но холод заставил тепло одеться. Как же я удивился, когда через некоторое время проснулся оттого, что по палатке не стучал, а просто хлестал дождь. На часах оказалось около восьми. Приняв новое состояние окружающей среды как естественную реальность, провалялся в палатке еще несколько часов. За это время дождь надо мной хотя и кончился, но по небу разгуливали угрожающе черные тучи, разгружаясь дождями в некоторых сторонах горизонта.

    В этот день для начала влетел в настоящий шторм прямо посреди реки. Встречный ветер поднял серьезную волну, усиленную действием течения на перекате. Уйти к берегу долгое время не удавалось, слишком рискованным казалось встать бортом к волне. Так и пришлось потом долгое время красться вдоль берега, борясь с волной и ветром. Иногда это надоедало, и тогда я вел байдарку с берега. К вечеру ветер успокоился, и на закате Солнца вдали на правом берегу показались долгожданные дома метеостанции Маак. А еще через час вытащил байдарку на берег рядом с кучей разнообразного барахла, говорившего о наличии населения. Поднявшись на высокий берег, увидел несколько изб, в окне одной из них какое-то шевеление.

    Первоначальный прием несколько удивил. За столом, погруженная в сигаретный дым, сидела троица и резалась в карты. Среди них одна женщина, явно местной национальности. На меня они почти не обратили никакого внимания. Только спросили, на чем так незаметно приехал. Некоторое время я топтался на месте в растерянности от почти нулевого эффекта моего присутствия. Потом в соседней комнате что-то зашевелилось, и из нее вывалил лохматый седой русский мужик лет пятидесяти средней комплекции. Он сразу же представился как Петро. Тут все наконец-то встало на свои места. Игроки бросили карты, начали задавать вопросы, предложили чай и еду, помогли разгрузить байдарку. Через час я уже был полноправным жителем метеостанции. А на завтра запланирована баня.

    Метеостанция названа в честь первопроходца и исследователя этих мест Ричарда Карловича Маака. Открыта она еще в довоенные годы, а закрыта в 1995 году. Наличие людей объясняется тем, что сюда любит наведываться на охоту глава администрации района. Вот Петро и остался жить тут в качестве егеря и сторожа. За это ему предоставлена возможность вести охоту и рыбалку, а также торговать добычей. Иногда на вертолете или по зимнику сюда проникают некоторые коммерсанты, в основном из Айхала или Полярного. Петро здесь живет с незапамятных времен, когда метеостанция была в расцвете, а рядом стояли геологи. С ним сейчас промышляют его подруга Сардана, Костик-бурят и Николай Васильевич, брат бывшей жены Петра, тоже якутки.
    На следующий день была хорошая, жаркая погода, активная фотосъемка, которой мешали взбесившиеся полчища комарья. А основным мероприятием конечно можно считать баню. Неожиданно пришлось оставаться жителем метеостанции не только этот день, но и последующий, потому что пришел циклон и сутки шел дождь с ветром. Моей задержке остальные жители были рады. Не часто здесь появляются гости.

    Погода утихомирилась только утром третьего июля, и мне удалось продолжить движение по реке. А двигаться теперь можно было гораздо быстрее. Обильный дождь существенно добавил воды в реке, и скорость течения увеличилась.

    В городской жизни мы, конечно обращаем внимание на отдельные проявления погоды, но не так уж часто в суете смотрим на небо. Но погода в условиях такой экспедиции, отдельная тема, привлекающая внимание практически все время. Ведь от этого зависит степень психологического и физического комфорта. Если же пытаться передать состояние и суть окружающего мира с помощью фотоаппарата, то это вдвойне актуально. Крупные перемены и тончайшие изменения обращают на себя внимание, отзываются и на внутреннем настроении. В этом году погода явно не хотела баловать. За всю экспедицию теплых и солнечных дней набралось не более недели. Все остальное время было холодно, даже при наличии ясного неба. Особенно удивляло мое постоянное нахождение в пограничных зонах. Надо мной все время боролись различные воздушные массы. Из-за этого приходилось быть готовым к любым переменам. Все попытки лета установить здесь свои права заканчивались обычно тем, что пришедшее было тепло, выдавливалось обратно на юг холодным ветром с севера. Иногда скорость моего перемещения по реке оказывалась выше скорости перемещения границы зон, и тогда удавалось убежать от дождя. Зато такая неопределенность погоды часто вызывала интересные и неожиданные настроения окружающего мира.
    На четвертый день пути от Маака погода также развивалась в неопределенном направлении, но к вечеру неожиданно разгулялась. Стало тепло и безветренно, тянувшиеся с запада щупальца перистых облаков убрались за горизонт. На небе впервые за экспедицию показался тонкий серпик нарождающегося месяца, согрев душу мыслью, что он виден не только мне, но и моим близким и любимым за тысячи километров отсюда. На ночевку остановился в неожиданно обнаруженной избе напротив устья небольшого притока под названием Басалай. Это находится в 70 км, не доходя метеостанции Сухана. В дневнике по поводу погоды записей делать не стал, дабы не сглазить.

    Изба оказалась очень маленькой и тесной, но приняла хорошо, подарила уют и спокойствие. А, проснувшись утром, увидел через северное окно изумительно голубое небо и радостно потянулся. Но вот через южное окно, затянутое драной полиэтиленовой пленкой, шел какой-то подозрительно белесый свет. Так оно и оказалось. Ушедшие вчера за горизонт щупальца снова выползли, и вокруг Солнца нарисовалось яркое гало. В южной части небосклона низко над горизонтом уже показались первые серые облака.

    Надо сказать, что в этой экспедиции мой график движения сам собой сориентировался не по местному времени, а с западным смещением часа на четыре. Выходил приблизительно в районе двух часов, останавливался в полночь, а просыпался около одиннадцати. Хотя все это было относительно в условиях постоянного дня. Также отправился и в этот раз, провожаемый взглядом выскочившего из леса волка, следы которого видел вчера.

    Через некоторое время задул сильный ветер с юга, толкая прямо в спину и добавляя скорости. Хотя поднявшаяся река итак позволяла иметь приличный ход. Показалось вполне реальным пройти 70 км, разделяющих с Суханой, уже сегодня. Тем временем события на небесах развивались по вполне определенному сценарию. Вот уже передовые отряды пока еще белых облаков, как вражеская конница, протянулись дугой через все небо, выгнутой в мою сторону. За ними, через некоторые промежутки, поспевали все новые и новые волны все более серых и более мрачных туч. А далее, низко над горизонтом, уже проглядывало сплошное иссиня-черное поле небесной орды. Как ни велика была моя скорость в этот раз, они были быстрее, и постепенно все эти волны настигали, и каждая из них опускалась все ниже. Часа через четыре за моей спиной зависла сплошная стена клубившейся черной массы. Тут неожиданно навстречу из-за горы вынырнул летящий низко АН-2, волокущий за собой на тросу какую-то болванку. Пролетел надо мной, потом заложил крутой вираж прямо перед угрожающе черной стеной, и полетел в обратную сторону. В знак приветствия я помахал ему веслом. А еще через полчаса наконец-то пошел дождь. Я соответственно ситуации экипировался, затянул бесконечную песню, и стал пробиваться сквозь пелену дождя, пребывая в непонятной эйфории. Всего девять часов понадобилось, чтобы преодолеть эти 70 км и дойти до Суханы. Небывалая скорость в этом путешествии.

    Сухана — действующая метеостанция и была основана давно еще как фактория. Кроме того, она выполняет также и роль перевалочной и топливной базы для удаленных геологических участков, работающих в основном по алмазам. Топливо сюда завозится на больших грузовых вертолетах, для самолетов здесь полосы нет. Метеонаблюдения и хозяйство здесь ведут трое радистов-метеорологов, выпускников Новосибирского специализированного училища, поставляющего молодых специалистов для всего Якутского управления. Периодически в эфир морзянкой разносятся сведения стараниями молодой семейной пары Сергеем и Наташей, а также совсем юной девушки Юлечки. Кроме того, здесь обитает Вадим Парфентьевич, исполняющий роль начальника топливной базы и ведущий наблюдения за магнитным полем с целью корректировки магниторазведки, ведущейся как раз с помощью вчерашнего самолета с магнитометром на тросу. Этот метод используется для поиска кимберлитовых трубок. Пятым жителем оказался гостивший у Вадима Парфентьевича его сын Женя.

    На Сухане, конечно же, ждал радушный прием. Сразу посадили за стол, накормили, уложили спать в настоящую постель. А на следующий день истопили жаркую баню. Это был день полного отдыха и блаженства. Даже на час включили телевизор. Больше нельзя, потому-что электричество здесь дефицит, так как почти не осталось бензина для движка. Хозяева все время пытались накормить, а Юля взяла личное шефство надо мной. Старалась подсунуть что-нибудь повкуснее, ругалась, если забывал положить сахар в чай. Я безропотно исполнял роль подшефного и называл ее принцессой. К вечеру погода улучшилась, и у меня не осталось шансов пожить здесь еще денек. И девятого июля все население Суханы вышло на берег Оленька провожать гостя в дальнейшее плавание. Каждый пытался одарить чем-нибудь съедобным, и я старался не обидеть отказом. А принцесса по имени Юлечка испекла хлеб и пирожки в дорогу. Но легкая грусть читалась в ее глазах.
    Чтобы быстрее уйти от расслабляющего комфорта и вновь войти в рабочий ритм, я решил непременно дойти до ближайшей избы, находящейся в 60 км ниже. О существовании которой поведал ее хозяин Семен из поселка Оленек еще в прошлом году. Это удалось сделать, но, правда, только в шестом часу утра следующего дня.

    Я часто ловил себя на непонятных ощущениях в этой экспедиции. Еще за несколько дней до Маака начал слышать странный гул. Поначалу принимал его за звуки летящего где-то за горизонтом вертолета или моторной лодки за поворотом реки. Но ни то, ни другое не проявляло себя визуально, а гул не прекращался, возрастая порой по ощущениям до силы, не уступающей гулу высоковольтной ЛЭП. В голову лезли разные мысли, иногда пугая. Потом я старался не обращать внимания. И наконец-то понял. Из начального озера и окрестных болот, в которых пробивался с байдаркой в прошлом году, в самых истоках Оленька, из всех питающих ручейков, малых и больших притоков, притекающих с огромной территории, собирает Река воду, носитель энергии и информации. Река — это не просто путь следования для воды. Это энергоинформационный поток, имеющий высокое напряжение, несущий к морю. Как кровеносные сосуды раскинулись такие же потоки по поверхности Земли, призванные очищать, питать, поддерживать жизнь планеты и ее развитие. Думаю, никто и никогда не видел весь Оленек, от начала до конца. Мне удалось пройти вместе с ним весь путь, от самых истоков. Став малой частицей великого потока, я смог услышать Реку.

    В рабочий ритм удалось на этот раз войти достаточно быстро. Моя жизнь снова потекла размеренно, вместе с течением Реки. И 13-го июля вечером подошел к устью реки Укукит, достаточно большого левого притока. Это приблизительно середина пути всего маршрута. Вот уж никак не ожидал встретить такой роскошный терем в этой глуши. Привычными стали редкие неказистые избы, часто в полуразвалившемся состоянии. Здесь же стояла добротно сработанная, явно недавно построенная избушка с островерхой крышей, покрытой жестью и светлой верандой. Прочные тросы притягивали ее к земле на случай весеннего паводка. Недалеко подстать терему находилась просторная баня. Судя по разнообразным пристройкам и приспособлениям, здесь обитала рыболовная бригада, которой в настоящее время не оказалось. Внутри избы также все было аккуратно, у дальней стены широкие общие нары, ближе к входу печь, сделанная из большой железной бочки. На столе под стеклом картинки из журналов с женщинами различной степени обнаженности. На настенном календаре рамка сдвинута на 23-е июня.

    Устроить бы здесь выходной да истопить баню. Но я решил только переночевать, а на следующий день дойти до устья Беректы, в 12 км ниже, где стоит старая геологическая база. Там все обещали встречу с рыбаками. Конечно, интереснее устроить банный день в людском обществе. Но, к сожалению, на Беректе не только не оказалось людей, но не оказалось и бани. База находится в запушенном состоянии. Несмотря на то, что на берегу стоит несколько строений, приемлемым для жилья можно признать только одно. Так и продолжил свой путь немытым. Зато радовала установившаяся наконец-то летняя погода. А также высокая вода, резво перемещающая меня вместе с байдаркой. Хотя такая погода имела и отрицательные стороны. Сдерживаемое до этого холодом комарье пыталось наверстать упущенные возможности.

    Потом стала меняться морфология окружающего рельефа. Достаточно однообразное окружение реки стали украшать известняковые останцы, да и сами горки как-то приподнялись. Первый, достойный особого внимания останцовый комплекс встретился напротив устья Мерчимдена, где и решил заночевать, чтобы завтра заняться фотосъемкой. Но утром стали наползать тучи на небо, и удалось сделать только несколько кадров до того, как сильный ливень согнал с одного из столбов. Загруженная заранее байдарка позволила быстро уйти из дождя, зависшего на одном месте.
    Однако ближе к вечеру снова встретился интересный останцовый комплекс на правом берегу. Это я пропустить не мог и решил остановиться в этом месте. Вечером облачность не очень позволила поработать. Зато несколько из активно плескавшихся ленков угодили на сковородку и украсили мой ужин. А утром было много солнечного света и все получилось. Правда, это отняло много времени, и я смог уйти отсюда только в семь часов вечера. Высокая вода и соответственно быстрое течение позволили надеяться дойти сегодня до устья Куойки, что и сделал в третьем часу ночи. Меня встречал стоящий посреди реки на отмели лось, спасающийся от гнуса на продуваемом месте. Поводя длинными ушами, в недоумении глядел он на непонятное существо, передвигающееся по реке.
    Куойка порадовала новым останцовым комплексом, будто специально построенным рядом с устьем. Мелко блочная отдельность местных известняков отражалась в причудливом строении столбов, похожих на сложенные из мелких кирпичиков крепостные стены. Это вдохновляло на работу. Но серое небо следующего дня не оставило никакой возможности для этого. Тогда, в ожидании просвета, решил, оставив лагерь, подняться на байдарке по Куойке. Там должно быть обнажение выходящей на поверхность кимберлитовой трубки, о которой рассказывали некоторые люди. Подниматься пришлось не 2-3 км, как обещали, а явно больше 10-ти. К тому же, сей геологический объект совсем не впечатлил. Он интересен тем, что при наличии всех положенных минералов-спутников, в этой кимберлитовой трубке нет самих алмазов. К тому времени погода совсем испортилась, и обратно в Оленек меня из Куойки буквально выплюнул холодный северный ветер.

    Бросать весьма выгодный в композиционном плане объект на произвол судьбы не хотелось и пришлось провести здесь еще одну ночевку. Терпеливое ожидание оправдалось, и на следующее утро в разрывах облаков появилось голубое небо, завоевывая все большее пространство. Больше пяти часов ползал я, не жалея сил, между каменными изваяниями в восхищении и в поисках удачных ракурсов. Солнце давно маячило в западном секторе небосвода, когда вернулся в лагерь. Но оставаться здесь еще на одну ночевку не хотелось, и в девять вечера начался отсчет новым километрам. Вот тут со мной произошло что-то непонятное. Запланированное расстояние до устья Бенчиме удалось пройти ближе к утру, где хотел остановиться в избах, обозначенных на карте. Но на месте все оказалось в разрухе. Тогда решил пройти еще немного и установить палатку в хорошем месте. Но в подсознание уже закралась шальная мысль — пройти еще одну суточную норму. Этот вредный импульс не давал остановиться, хотя давно уже хотелось спать. Инерция все толкала и толкала. И только часа в четыре дня удалось остановить себя, пройдя к этому времени уже сотню километров. Эта затея действительно оказалась очень вредной. Мгновенно уснув в шесть часов вечера, проснулся через три часа с ощущением глубокой депрессии и тоски. Спать больше совсем не хотелось. Только забравшись на гору со всей фотоаппаратурой, удалось слегка поднять моральный дух.

    Исправить ошибку и вернуть рабочее настроение на следующий день помогла хорошая погода и новые ландшафты. Дело в том, что здесь Оленек вошел в плато Кыстык. Массив рыжих гор, округлых очертаний прорезает здесь река. Берега обильно украшены скалами и останцами. А маленький, уютный и просто очаровательный распадок с ручейком между высокими лиственницами, где поставил палатку, окончательно изменил мое состояние в противоположном направлении.

    На следующий день эта часть реки была признана мной самой красивой на всем протяжении от самых истоков. Ночевать в этот день остановился с намерением залезть завтра на красную гору рядом, с выдающимися из крутого склона стенами с башенками. А ночью стал свидетелем целого представления. Проснулся от какого-то шума, заставившего выглянуть из палатки. Мать-олениха плыла на противоположный берег. За ней, на значительном удалении ниже, вытянув шею в едином стремлении тщедушного тельца к берегу, изо всех сил боролся с течением олененок. Мать призывно и ободряюще покрикивала ему. Уверенный в их успехе снова залез в палатку. Но поспать толком не удалось. Всю ночь рядом с палаткой и вдалеке был слышен топот, фырканье и плеск многочисленных оленей. Оказывается, здесь находится один из путей миграции с одной части плато на другую, разделенных рекой. Хорошо пробитые тропы по распадку и характерный запах подтверждали это.
    Однако, несмотря на то, что выспаться не удалось, нужно было выполнять поставленную вчера задачу. Тем более погода идеально соответствовала этому. Подъем на гору показался крутым и нудным. Но когда я поднялся и вышел на плоскую площадку одной из выступающих вертикальных стен, будто специально созданную для обзора, хмурое настроение как ветром сдуло. Плавные изгибы реки, теряющиеся вдали в волнах рыжих гор. Многочисленные зеркала озер в пойме, отбрасывающие серебристый свет или отражающие пронзительно голубое небо, с плывущими по нему невесомыми белыми облаками. Легкий и ласковый ветерок будто подталкивал куда-то. Взгляд жадно поглощал пространство, не упираясь в горизонт, а улетал вместе с ветром все дальше и дальше. Меня не стало, я растворился. Я был здесь и везде, я был всегда и сейчас. Я стал шорохом камней, потревоженных высунувшимся из норы зайцем и осыпающихся по склону. Я стал лучом света, рассыпавшимся брызгами на миллионы радужных искр в невесомой паутинке, поднятой на высоту восходящим потоком воздуха. Белым облаком воспарив и накрыв тенью глубокий распадок, в изумлении слушал мелодичные переборы струй веселого ручейка на дне его. Я только что родился, но мне уже было почти четыре миллиарда лет. Горячее Солнце ласково держало меня в своих ладонях. Далекие звезды касались своими лучами. Я был неизмеримо счастлив и смеялся. Мне было горько и я плакал, не стесняясь слез.

    — Я люблю… — сначала прошептал, потом все громче и громче, пока не разнеслось по всей долине.

    — Я люблю, люблю…..

    Тихим шелестом эхо принесло обратно ко мне:

    — Я люблю…..

    Тупая боль в сердце вернула к действительности, опустила на бренную землю, приковала к тверди.
    Проделав всю необходимую работу, спустился на будто ватных ногах к палатке, заставил себя поесть. Потом молча собрал все хозяйство и отчалил, стремясь к ближайшей цели, пока только к повороту реки, куда упирался взгляд.

    А погода наверстывала упущенные за этот сезон возможности. К середине дня Оленек вышел из зоны рыжих гор и вошел в обычные светло-желтые известняки. Вот тут-то они проявили себя максимально в способности построения останцовых скульптур. Великий талант создателя изображал парусники, окаменевшие в своем стремлении одолеть пространство, или трубы органа, несущие свои мелодии по вечности, или лики мудрецов, склонившихся в раздумье над течением Реки–времени. Такое обилие сюжетов заставило слегка растеряться. Но потом пришла правильная мысль. Ночлег решено было устроить рядом с одним из самых интересных сооружений на устье реки Укябиль-Юряге, чтобы утром залезть наверх и поснимать.

    Преклонив колено и испросив разрешения, получил молчаливое и благосклонное позволение провести ночь прямо у ног каменных великанов. Сквозь сон ощущалось их оберегающее дыхание. А утром все получилось, погода не испортилась, и каменные изваяния дали себя запечатлеть. В этот день появилось некое чувство завершенности. С легкой грустью и ощущением закончившейся сказки выходил из плато, вместе с Рекой в конце этого дня.

    Потом встретились первые люди, которых не встречал уже восемнадцать дней. А ночевать устроился на метеостанции Тюмяти в одноименном поселке, который обозначен на старых картах под названием Склад. Первоначально хозяин метеостанции принял не совсем так, как стало уже привычным. Но потом все утряслось, и меня взяли на постой. Следующим днем позволили истопить баню и устроить генеральную стирку. Поселок когда-то жил неплохо и своим русским названием обязан советской эпохе освоения Севера. Теперь здесь запустение, постоянных жителей около двух десятков. Люди живут натуральным хозяйством.

    После банных процедур и отдыха мой путь другим днем продолжился по ставшей очень широкой и просторной реке, в тундровых берегах. Ветру есть где разгуляться, чем он и не замедлил воспользоваться. К середине дня плавание на легкой байдарке стало практически невозможным. Волны захлестывали, северо-восточным ветром относило от берега. Порывы его иногда достигали такой мощности, что срывали с верхушек волн водяную пыль и устраивали не радующие на этот раз радуги. Потом появился олень, бегущий по берегу, и моторная лодка, преследующая его по воде. Олень убежал в распадок, а ко мне подъехала лодка с тремя парнями. Они оказались из Таймылыра, самого большого поселка в низовьях Оленька, в 100 км выше устья. За несколько минут общения мы успели подружиться и мне было предложено составить им компанию, а также обещана доставка к устью, до которого осталось около 180 км. Мысль как-то изменить ход событий, пожить немного жизнью местных жителей мне понравилась и я согласился.

    Продвижение к устью затянулось на несколько дней. Этому сначала мешал не на шутку разыгравшийся шторм, не позволяющий передвигаться по реке даже на моторных лодках. Потом непомерное потребление крепких напитков якутского производства моими покровителями. И только в ночь с первого на второе августа, с одним из новых друзей, мы отправились в Усть-Оленек. Через несколько часов, сорвав очередную шпонку винта на песчаных отмелях, нам удалось подойти к поселку, с трудом отыскав его в густом утреннем тумане. Абсолютная тишина, ни одной живой души в шесть часов утра, кресты могилы Прончищевых сквозь туман над обрывистым берегом создавали ощущение призрачности и нереальности сего обиталища людей на самом краю земли. На краю земли, овеянном славой и трагедией первопроходцев. В 1736 году навсегда остались лежать супруги Прончищевы на холодном берегу Оленекского устья

    Насколько удачным оказалось приобретение друзей в низовьях Оленька пришлось оценить еще не раз. Авиация здесь не совершает регулярных рейсов. Но меня посадили на первый же военный вертолет, летящий в Тикси из Таймылыра. Их забота распространялась и дальше. В Тикси уже ждали, и без крыши над головой остаться не дали. Только через неделю мне удалось, опять же с их помощью, вылететь в Москву из этого далекого городка на берегу моря Лаптевых.

    РЫБАЛКА НА РЕКЕ ОЛЕНЁК (рассказ)

    Не Олень и не Ленок, а просто «мало воды» в переводе с якутского. Ну да, если брать наши, российские масштабы, то река и небольшая совсем. Ну подумаешь, 2300 км, ерунда. Ровно столько от Белого моря до Каспийского, это если по прямой.

    Маршрут нарисовался случайно. Один боец нашей команды, играя в футбол, зацепился словом с другим футболистом, который, как оказалось, имеет связи в городе Мирный в Якутии, это где алмазы добывают. И этот добрый человек сказал, что все нам устроит. Как правило, такие разговоры заканчиваются ничем, но мы ребята серьезные, за маршрут зацепились крепко и...

    И вот мы уже отправляем грузовым самолетом сшитый специально для этой поездки 8-местный катамаран, мотор в 5 сил и все снаряжение в город Мирный, где добрые люди готовы все принять и сохранить. Вопрос с вертолетной заброской и эвакуацией тоже в итоге отлично разрешился. Оставалось только собрать снасти и купить билеты на самолет.

    До начала путешествия оставался целый месяц, месяц ожидания — это ужас. Все снасти собраны и перебраны 10 раз, говорят, что ожидание рыбалки не хуже самой рыбалки, но это не тот случай. Специально для этого путешествия приобрел подводный бокс для фотоаппарата, надеясь на прозрачность воды. Ведь на всей реке практически нет ни одного населенного пункта. Ну, это я, конечно, загнул, несколько поселков есть, но никаких предприятий нет и в помине, а золотодобывающая драга на притоке Оленька Алаките давно закрыта.

    И вот наконец день вылета, аэропорт Внуково… это читателю неинтересно, никаких проблем ни с оружием, ни с багажом. И через несколько часов лету мы в аэропорту Полярный. Порадовали свежеокрашенные дома в поселке, я все время раньше думал, почему нельзя покрасить дома в веселые цвета, многие наши северные поселки навевают ужасную тоску, а желтые, розовые и голубые дома радуют глаз и поднимают настроение, ну у меня точно.

    Нас встречают. Все происходит настолько быстро, что мы не успеваем даже сориентироваться, как уже оказываемся на небольшом аэродроме города Мирный. Вертолет нас уже ждет. Остается только уточнить место и сроки нашей эвакуации с реки. Командир вертолетного отряда очень скептически отнесся к нашему желанию покинуть реку в субботу, но подарочная коробка с набором блесен сотворила чудо, командир обещал прилететь за нами лично...

    Монтаж, знаете, такая вещь в кино, вроде вот только что чего-то случилось, и тут же оказывается, что прошло несколько лет. Именно такое необычное ощущение я испытал, когда мы помахали вслед вертолету, выбросившему нас на хорошо продуваемой каменной косе, где в Оленек впадает небольшая река Верхняя Полная. Еще утром я завтракал дома… Монтаж — и я обедаю уже за тысячи километров от дома на чистейшей якутской реке, в двухстах километрах от ближайшего населенного пункта… Такой быстрой заброски никто из нас припомнить не смог.

    Отсюда мы отмерили себе 500 км сплава, и хоть все местные говорили нам, что в самом верховье делать особо нечего, мы их не послушали. Шикарная погода, достаточно редколесная тайга, а я вспомнил, что где-то читал перед поездкой, что в верховьях река бедна и лесом, и рыбой, и зверем. Лесом действительно бедна.

    Но когда вертолет завис над речкой, я отчетливо видел всплеск большой рыбы, и поэтому настроение было бодрое.
    Прямо над нами пролетели два веселых гуся. Значит, если не зверь, то птица есть.

    Я решил наловить свежей рыбки на уху. Вы, наверное, слышали, что в Якутии сначала ставят котелок с водой на огонь, а потом идут ловить рыбу? Так вот, это был не тот случай. Только через 15 минут мне удалось выловить первую рыбку — это был сижок. Аднако… В течение часа нам таки удалось наловить сигов на уху и даже осталось на малосол, но рыбалка была реально трудовая и никакой «халявой» не пахло.

    Скажу честно, нас это не особо расстроило, впереди столько всего должно быть интересного, и рыбу мы обязательно поймаем. А сейчас нам надо сделать из двух баллонов для катамарана настоящее судно… можно сказать, корабль.

    На это ушло полдня, и вот мы проводим ходовые испытания нашего катамарана под мотором. Отлично идет, настоящий корабль, классические 10 км/ч. Или неспешно 30—40 км в день, или 500 км за две недели с двумя дневками. Вот такой вот у нас был план. Путешествие началось.

    Из дневника путешественника
    31 июля. Стапель и первый ходовой день. Ясно, ветра нет. Построили катамаран, сняли лагерь и стали через 10 км, не доходя до Закуседы.

    Достаточно унылый пейзаж, редколесье лиственниц, ни одного встреченного зверя и… и практически полное отсутствие рыбы. Нет, сига на уху наловить нам удавалось, это были классические места его обитания — несильное течение, небольшие заводи,— но другой рыбе не за что было зацепиться. Просто чистое дно.

    Ни хариуса, ни ленка, ни тем более тайменя. Но ведь если есть сиг, то должна быть щука? Присмотрели отличную щучью заводь, глубокое место, водоросли, мне показалось, что я даже увидел большую щуку. Но водорослей оказалось слишком много, и наши блесны тут же приносили нам улов в виде травы. Открываю свой рыболовный ящик и извлекаю из него поппер. Все смотрят на меня с некоторым изумлением. Забрасываю, делаю три оборота, и все отлично видят момент удара. Щука есть, она не может не есть старый верный поппер от Rapala. Понятно, что щуке там все равно, она с таким же удовольствием, с каким ее съели мы, съест любой предложенный ей поппер. Но вот незадача, попперов на всю команду оказалось всего три штуки. Знаете, что отлично заменит поппер? Искусственная мышь. Дело заладилось, помимо сига у нас в меню появилась щука.

    Прошли во второй день 58 км.
    Мотор идет хорошо. При 3000 об/мин наш 7,5-метровый катамаран идет по плесам 8 км/ч и разгоняется на течении до 10 км/ч. Рыбы мало. В основном попадается щука на границе заливов и основной струи. Много сига, но поймать его тяжело.

    Сига действительно было достаточно сложно поймать, иной раз он напрочь игнорировал мелкие вертушки, но отлично ловился на воблер при быстрой проводке с долгой паузой, поклевка происходила в момент всплытия воблера. Но на столе у нас всегда были и малосольный сижок, и жареная щучка.

    К великому нашему удивлению, мы не поймали еще ни одного хариуса, не говоря уже о ленке. Хотя по берегам деревьев уже прибавилось и стали появляться первые небольшие скалы.

    Третий ходовой день.
    Дошли до Н.Ярольина. Щука по заливам. Были на метеостанции. Вечером пошли на озеро, вернулись далеко за полночь. Пусть теперь оно называется «Собачье», у меня сегодня день рождения.

    Немного пояснений. Так как маршрут фактически «курортный», ни тебе весел, ни физической нагрузки, все делает мотор, решили себя немного нагрузить и дойти вдвоем с товарищем до ближайшего от нашей новой стоянки озера. Карта показала 2 км. Я взял ружье, а товарищ спиннинг. В итоге 2 км легко превратились в 5, хорошая местность — в болото и практически непроходимые заросли, да еще туча комарья, но к озеру мы все-таки дошли. Назвали его «Собачьим», кто знает меня, тот поймет. Никакой рыбы мы там не поймали.

    Четвертый ходовой день.
    Мой день рождения. Дошли до В. Монди. Щучка по заливам. Снова стоит цель дойти до рыбы, но изменений в этом плане нет. За день проходим 48 километров с остановками на облов мест и поднятие тостов за меня. Вечером праздничный ужин с вручением подарков.

    Ну я просто обязан был поймать первого Ленка. Пять дней уже на реке, сиг приелся в полном смысле этого слова, хотя некоторые экземпляры были зачетные. Я именинник, ну река просто обязана была сделать мне подарок. Спасибо тебе, Оленек, хоть на этом, ленок весом 1,3 кг на всех не бог весть что, но хоть так. Мы еще не догадывались, что меньше чем через день никто из нас ловить этих самых ленков уже не захочет. Встали поздно, собирались долго, прошли почти половину маршрута, а уловом похвастаться — проблема. Шучу, конечно, перед кем хвастаться? Просто порядком поднадоели очень перспективные места, но заселенные только щукой и сигом.

    Прошли 4 км и стали на притоке. Всем, конечно, известно, что северная рыба стоит на притоках, где вода не такая теплая, как в реке. Но почему-то до этого притока это правило не работало. Да… Вы уже, наверное, поняли, вдруг — именно вдруг — в реке появилась рыба… много рыбы, очень много рыбы, и пусть выдающихся экземпляров не попадалось, но весь ленок был мерный, иногда вдруг случался сильнейший удар, и казалось, что на том конце удилища большой ленок, но это оказывался небольшой таймень.
    Отпускали, конечно, как можно осторожнее. Взяли несколько ленков на уху, делали суши, крутили роллы, ели сырым с васаби, короче, устроили себе праздник живота. Но все это было вечером, а сейчас решили, что сегодня дальше не идем, встаем тут и делаем баню. Сделали «шило», накрутили роллов и принялись искать «правильные камни» для бани.
    Почему про баню, а не про рыбалку? Все-таки странная вещь эта рыбалка и клев рыбы в частности. Когда не ловится — плохо, когда ловится отлично — тоже плохо, не прошло и двух часов, но никто уже не ловил, и лишь только одинокий нахлыстовик наслаждался отсутствием вокруг себя конкурентов-спиннингистов.

    Настроение прекрасное, отличная погода, шикарные виды, чистейшая вода, плескающаяся в реке рыба, запах костра и вокруг ни души. Баня получилась знатная, набрали ягод и сварили компот, а после бани все как положено, песни у костра, за мое здоровье и здоровье всех присутствующих, японская кухня, ну а теплое сакэ заменили холодным шилом.
    Не, ну куда нам торопиться от столь чудесного места, решаем на следующий день сделать дневку, пройтись вверх по притоку, устроить фототур. На 5 человек взяли один спиннинг. Главное оружие — фотоаппарат.

    Это словами не передать, в прозрачной и холодной воде притока то там, то тут проплывали мимо нас небольшие группы ленков необычного окраса. Увидев нас, они делали вид, что уплывали, но останавливались в 20—30 метрах ниже по течению и ждали, когда мы уйдем подальше от их любимого места, чтобы побыстрее вернуться. Температура воды в притоке значительно отличалась от температуры воды в Оленьке. Стало понятно, почему в реке нет ленка, вода для него слишком теплая.
    Пройдя по этой небольшой речушке несколько километров, мы постоянно встречали рыб, стоящих на самой струе. О, да тут целый косяк, хором сказали мы, обнаружив в ямке после небольшого переката несколько ленков нормального размера и кучу маленьких рыб за ними. Вот где мне пригодился купленный перед поездкой подводный бокс. Ленки только делали вид, что боятся меня, мне удалось приблизиться к ним на достаточно близкое расстояние и сфотографировать. Ну как можно их после такой фотосессии ловить? И мы, счастливые, медленно побрели назад в лагерь. Эту стоянку я не забуду никогда в жизни.

    Но нам пора двигаться вперед, и почему-то у всех у нас ощущение, что дальше будет еще лучше.

    Седьмой ходовой день.
    К обеду пошел дождь. Не дошли до Вил 6 км. Боб поймал тайменя. Я решил писать хокку. К вечеру распогодилось, и вылетела мошка.

    А торопиться-то нам было совершенно некуда, первую половину маршрута мы пролетели за 4 дня, и теперь у нас уйма свободного времени. Решили опять устроить дневку, уж больно место показалось красивым. Уже без проблем наловили ленка и решили закоптить его холодным копчением по новому способу. Все заменили крючки на блеснах на одинарники и прижали бородки, почти все ловят на колебалки, «литл клео» рулит. Пытаемся мышковать, но ленок хватает мышь с такой жадностью, что реанимировать его бессмысленно. Притом хватает мышь и днем при ярком солнечном свете. Можно просто закинуть мышь и идти по берегу со скоростью течения, которое эту самую мышку тащит. Ленок не заставляет себя долго ждать.

    Река стала меняться, течение усилилось, по берегам стали появляться небольшие каменные горы с красивыми останцами, сделанными ветром и водой. Проходя небольшой перекат, все увидели под катамараном несколько тайменей, стоявших на струе. Решили причалить и попробовать взять. Не знаю, кто там увидел тайменей, но я, закинув большой «крокодил» с большим одинарником, начал медленно подматывать. И что это за дерево торчит из камней? Откуда оно тут? Я пригляделся. Ну ни фига себе… прямо у нас под катамараном стояла огромная щука и с интересом наблюдала, что это за корабль над ней причалил.

    «Вот это рыба», — громко сказал я, и в этот момент моя приманка, снесенная течением чуть ниже меня, оказалась прямо напротив щуки… Очень быстрый рывок для такой большой рыбы, и я понял, что меня поймали. Сил и времени потратил достаточно, в итоге трофейная щучка на 7500. Только не забывайте, что жила эта щука на сильном течении рядом с тайменями и сопротивлялась при вываживании очень достойно. Решил отпустить, рыбы для еды у нас достаточно, надеюсь, что выживет.

    Восьмой ходовой день, 24 км.
    Погода хорошая весь день. Встали поздно. Ловили по ручьям. Видели гусей. Я пошел за ними в тайгу и нашел рога, к чему бы это?
    Залезли на гору и заложили «клад», соберетесь на речку, обязательно его найдите. Это такая игра, называется «геокешинг». Люди прячут в интересных местах «закладки» и оставляют в интернете описание местности с точными координатами, а вам надо ее найти и, взяв оттуда что-то полезно-бесполезное, положить взамен что-то свое.

    «Ведь не рыбалкой единой»,— решили мы и стали собирать камни. Да… красивых камней, рассыпанных по берегам, там огромное количество. Правда, я знаю только одно название — агат, но и агаты попадались обалденной красоты. Но наибольший интерес у нас вызвали окаменелости, которым многие миллионы лет, мы ходили по берегу и собирали эти древние свидетельства доисторической жизни на нашей планете. Рыбу, как вы поняли, уже почти никто не ловил. В этих местах уже действовала якутская присказка рыбака — поставил воду для ухи, иди ловить рыбу.

    Залезали на большую гору, украшенную останцами, и провожали солнце. Эти древние скалы, в которых пластами уложены многие века истории нашей планеты, со стороны напоминают средневековые замки.

    И вот так вот день за днем, проходя небольшое расстояние по реке, искали интересное место и делали новую стоянку. Времени на все у нас было предостаточно. Гуляли по тайге, собирали камни, успели сделать еще одну баньку.

    Все это время нам везло с погодой, никаких затяжных дождей, днем всегда ветерок, отгоняющий комаров и мошку, которых в принципе было не так уж и много.

    Еще вечером мы наслаждались теплым солнцем и любовались закатом после бани, пели песни и допили оставшийся спирт, а ночью пошел сильный дождь, задул ветер и похолодало. До конца маршрута нам оставался один ходовой день. Утром долго не хотелось вылезать из палатки… Собрались только после обеда, думали, что дождь кончится, не кончился.

    Это был самый неприятный день сплава. Сильный пронизывающий ветер и дождь в лицо. К месту встречи пришли только к 20:00. Быстро приготовили ужин и легли спать. Погода казалась ужасно нелетной. Но уже утром светило солнце и было тепло. Не спеша собрали катамаран и вещи, осталось только дождаться вертолета. Командир не обманул, прилетел сам и вовремя. Быстренько распорядился поставить большой котелок под уху и пошел ловить рыбу.

    Это была наша последняя вкуснейшая уха из ленка на реке Оленек, реке, которая на всю жизнь останется у меня в сердце. Спасибо тебе, Оленек, за все.

    Источник: komanda-k.ru

    Похожие статьи:

    Река Алдан

    Река Алдан
     Алдан — правый приток Лены. Длина 2273км. Берет начало на северных склонах Станового хребта, течет по Алданскому нагорью. Средний годовой расход воды — 5060 куб.м/сек. Принимает 275 притоков длиной более 10км. В бассейне свыше 114000 водотоков, свыше 51000 озер. Название реки произошло от эвенкийского слова "алдон" или эвенского "олдан" — бок (боковой приток реки Лены)....

    Река Лена

    Река Лена
    Как и все большие реки Сибири, Лена течет на Север, впадая в море Лаптевых, окраинное море Северного Ледовитого океана. В какой-то степени Лену можно назвать первооткрывателем: после таяния ледника и формирования флоры и фауны именно эта река одной из первых проторила себе тропинку к морю, изучая бескрайние таежные просторы Сибири....

    Якутэтноэксп. Часть IV

    Якутэтноэксп. Часть IV
     Полярный круг, Оленёк, Жилинда, Саскылах, Юрюнг-Хая ...

    Сплав по реке Оленек

    Сплав по реке Оленек
    Река Оленек… Не Олень и не Ленок, а просто «мало воды» в переводе с якутского. Ну да, если брать наши, российские масштабы, то река и небольшая совсем. Ну подумаешь, 2300 км, ерунда. Ровно столько от Белого моря до Каспийского, это если по прямой....

    Оленёкский улус (район)

    Оленёкский улус (район)
    Оленёкский эвенкийский национальный район (якут. Өлөөн улууһа). ...

    Бассейн реки Оленек

    Бассейн реки Оленек
     В этом разделе публикуются главы из книги «По рекам и горам Якутии». Авторы – Глушков А.В. и Осадчий В.Г., опытные туристы, знакомят читателей с водными, пешеходными и лыжными туристическими маршрутами Якутии. Так как со времени издания книги прошел определенный срок, администрация сайта считает необходимым предупредить посетителей о том, что некоторые данные, указанные в книге, могут оказаться устаревшими....
    {* Подключаем плагин скроллинга во избежание "скачков" в Google Chrome *}
    Зарегистрируйтесь на сайте, и Ваши комментарии будут добавляться сразу, без модерации. Также вы сможете выставлять оценку другим комментариям.
    Комментарии (0)

    наши друзья

    Округ-ТВ


    Весь материал, представленный на сайте республика-саха-якутия.рф взят из открытых источников или прислан посетителями и авторами сайта. Материал используется исключительно в некоммерческих целях. Все права на публикуемые материалы принадлежат авторам. Если Вы являетесь автором материала или обладателем авторских прав на него и против его использования на сайте республика-саха-якутия.рф, пожалуйста, свяжитесь с нами через форму контактов.

    Счетчики

    Яндекс.Метрика
    ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ

    Республика Саха Якутия © 2017