Яндекс.Метрика
Меню пользователя
Написать статью Добавить видео Регистрация

Заказать баннер
Бесплатная доска объявлений по всему миру
Русский сайт

Распетанно с сайта республика-саха-якутия.рф

История простых вещей_3

2332 просмотра

    История простых вещей_3

     Невидимое стекло: Как просветлялась оптика

    Еще в школе Кэтрин Блоджетт приняла твердое решение стать ученым. Но, хотя оценки по физике и математике у нее были отличные, осуществить это было непросто — в начале XX века подобная карьера считалась неподходящей для женщины. Помог случай.

     

    История простых вещей_3

     Перед окончанием школы, во время рождественских каникул 1916 года, она присоединилась к экскурсии по исследовательскому центру компании General Electric (GE) в Шенектеди, штат Нью-Йорк, где ее отец когда-то работал начальником патентного отдела. Один из исследователей, химик Ирвинг Лэнгмюр, помнивший Джорджа Блоджетта, обратил внимание на девушку, проявлявшую интерес к научной работе. Энтузиазм Кэтрин произвел на него впечатление, и он посоветовал ей продолжить образование. В Чикагском университете, куда Кэтрин поступила в 1917 году, она занималась исследованием поглощения газов углем и совершенствованием конструкции противогаза. Впечатленный ее успехами, спустя два года Лэнгмюр нанял ее на работу в качестве своего ассистента.

    Кэтрин стала первой женщиной-исследователем, нанятой на работу в GE (руководству компании никогда не пришлось жалеть об этом). Первые несколько лет под руководством Лэнгмюра она занималась усовершенствованием ламп накаливания, а в 1924 году отправилась в Великобританию, в знаменитую Кавендишскую лабораторию, которой руководил лауреат Нобелевской премии по химии 1908 года сэр Эрнст Резерфорд. Спустя два года Кэтрин уже в звании доктора вернулась в родную компанию и вместе с Лэгмюром занялась химией тонких пленок. Итогом исследований мономолекулярных (толщиной в одну молекулу) слоев на поверхности жидкости стало присуждение Лэнгмюру в 1932 году Нобелевской премии по химии.

    Пленки Лэнгмюра оставались чисто научным феноменом, способным разве что объяснить цвет мыльных пузырей и бензиновой пленки на воде, до тех пор пока Блоджетт, известная в компании как Кэти, в середине 1930-х годов не нашла способ переноса мономолекулярных пленок на твердые пластинки (до сих пор этот способ известен как метод Лэнгмюра-Блоджетт) и не обнаружила, что пленки можно наносить одна на другую. Кэтрин пришла в голову мысль: ведь если каждая толщина имеет свой «интерференционный» цвет, то, нанеся нужное количество слоев, можно сделать обычное стекло (отражающее до 10% падающего света) полностью, на 99%, прозрачным! Оптимальной оказалась пленка из 44 слоев стеарата бария (близкого родственника мыла), и в 1938 году компания GE объявила о создании «невидимого» (просветленного) стекла, знакомого ныне практически каждому, кто хоть раз видел бинокль или фотообъектив.

    Вице-король пластиков: Винил

    История простых вещей_3Нам кажется, что они были всегда. Торговые марки, связанные с этими предметами, во многих случаях стали настолько привычными, что превратились в нарицательные имена. Эти вещи столь прочно и естественно вписались в окружающий нас мир, что мы склонны забывать об истории их возникновения. «Популярная механика» решила восполнить этот пробел.

    Все началось с того, что в 1835 году немецкий химик Юстус фон Либих синтезировал винилхлорид — соединение, которому через сто лет предстояло сыграть огромную роль в промышленности и быту. В 1872 году немец Юджин Бауманн впервые получил полимер этого вещества — поливинилхлорид (ПВХ), а в 1912-м Фриц Клатте запатентовал промышленный метод производства ПВХ. Впрочем, широкого практического применения этот хрупкий материал тогда не получил.

    Четыре года спустя за океаном в университет штата Вашингтон в Сиэтле поступил Уолдо Семон, мечтавший стать химиком. В 1920 году он получил степень бакалавра, в 1923-м стал доктором и остался преподавать химию в альма-матер. Однако в 1926 году его бывший научный руководитель Гарри Трамбулл, к тому времени ставший главой отдела химических исследований компании BFGoodrich, предложил ему сменить преподавательскую стезю на халат исследователя, и Семон согласился.

    Лаборатории BFGoodrich, одного из крупнейших производителей автомобильных и самолетных шин, в то время работали над способом нанесения резиновых покрытий на металлические детали. Трамбулл считал, что для этой цели лучше подойдут синтетические аналоги каучука. Первые попытки Семона решить проблему с помощью сырого каучука и существовавшего в то время синтетического оказались неудачными. Среди прочих материалов Семон пробовал и ПВХ. Чтобы сделать эластичным хрупкий материал, Семон нагревал его порошок в растворителе, а затем охлаждал. При этом он получил эластичную желеобразную массу, которая, к его разочарованию, совершенно не была липкой. И хотя это был замечательный материал, из которого получались, например, отличные подметки для ботинок, Семон вернулся к поискам каучуковых покрытий для металла.

    Во время Великой депрессии в 1929 году компания BFGoodrich стала искать новые способы выжить на рынке. Предложение Семона выпускать новый материал не вызвало у начальства энтузиазма — никто просто не верил в возможность его массового применения. Легенда гласит, что Семон убедил директоров, продемонстрировав им непромокаемую ткань с покрытием из ПВХ, и в 1931 году первые изделия из материала, названного винилом, увидели свет.

    Винил оказался одним из самых универсальных и удобных в изготовлении и обработке материалов — из него делали (и делают) покрытия для тканей, изоляцию проводов, подметки ботинок, надувные лодки, облицовку для домов, различные уплотнители, детали интерьера и тысячи других вещей. Вот уже более 70 лет этот материал занимает второе место среди пластиков по мировому объему производства.

    Издевка повара: Картофельные чипсы

    История простых вещей_3Нам кажется, что они были всегда. Торговые марки, связанные с этими предметами, во многих случаях стали настолько привычными, что превратились в нарицательные имена. Эти вещи столь прочно и естественно вписались в окружающий нас мир, что мы склонны забывать об истории их возникновения.

    Джордж Спек родился в 1822 году в городке Саратога-Лейк, штат Нью-Йорк. Отец его был, как сейчас принято говорить, афроамериканец, а мать — индианка из племени Гурон. Своей настоящей фамилии Джордж предпочел псевдоним Крам, под которым его отец выступал в качестве жокея. В юности Джордж работал гидом-проводником в горах Адирондак, но, став постарше, понял, что его настоящее призвание — кулинария. Лето 1853 года он встретил на курорте Саратога-Спрингс в качестве шеф-повара ресторана фешенебельной гостиницы Moon Lake Lodge. Одним из фирменных рецептов ресторана был «жареный картофель по-французски». Это блюдо попало в Америку благодаря Томасу Джефферсону, попробовавшему жареную картошку во время своей службы послом во Франции.

    Как гласит легенда, один из посетителей ресторана остался недоволен блюдом — он заявил официанту, что картошка нарезана слишком толстыми ломтями и поэтому недостаточно прожарена. Возмущенный Крам решил вступиться за свою сестру, которая работала его помощником и, собственно говоря, и нарезала картошку. Решив поиздеваться над посетителем, он порезал клубни на слои буквально бумажной толщины, а затем обжарил их в масле. К удивлению шефа, требовательный посетитель был удовлетворен, да и другие гости стали заказывать «Чипсы Саратога» (такое имя дали новому рецепту), ставшие вскоре самым популярным фирменным блюдом ресторана.

    В 1860 году Крам открыл собственный ресторан — Crumbs House (проработал до 1890 года), на каждом столике которого стояла корзинка с чипсами. Ресторан быстро стал модным местом среди приезжавших на курорт богатых американцев. Крам не продавал чипсы «навынос», но рецепт был столь прост, что блюдо быстро распространилось по стране и стало обязательным атрибутом уважающих себя ресторанов.

    Купить чипсы в магазине стало возможно только в 1895 году, когда Уильям Тэппендон начал их «мелкосерийное производство» (сначала на собственной кухне, позднее на построенной им фабрике) и стал поставлять их в бакалейные лавки Кливленда, где чипсы продавали вразвес. Последний штрих в «конструкцию» чипсов внесла Лаура Скаддер. Она предложила использовать в качестве упаковки вощеную бумагу — так родилась концепция «пакетик чипсов». В 1932 году Херман Лэй учредил в Нэшвилле, штат Теннесси, марку Lay′s, которая стала первым национальным брендом чипсов, дожившим до наших дней.

    Сегодня каждый россиянин в среднем съедает 0,5 кг чипсов в год, европеец — 1−5 кг, американец — 10 кг.

    Безопасное стекло: Triplex

    История простых вещей_3Нам кажется, что они были всегда. Торговые марки, связанные с этими предметами, во многих случаях стали настолько привычными, что превратились в нарицательные имена. Эти вещи столь прочно и естественно вписались в окружающий нас мир, что мы склонны забывать об истории их возникновения.

    Автомобильные катастрофы — бич современного мира. Ежегодно в них погибает более миллиона человек, а еще 50 миллионов получают травмы и увечья. Впрочем, жертв было бы намного больше, если бы не изобретение французского химика Эдуарда Бенедиктуса.

    В 1903 году Бенедиктус во время проведения одного из экспериментов сбил с полки колбу. Сосуд упал на пол и треснул, но, к удивлению ученого, не рассыпался, а сохранил прежнюю форму. Бенедиктус вспомнил, что ранее в этой колбе хранились остатки коллодия — эфирно-спиртового раствора нитрата целлюлозы. Летучая смесь испарилась, оставив на стенках тонкий, прозрачный, практически невидимый слой нитрата целлюлозы.

    В то время ветровые стекла автомобилей делали из обычного стекла, которое, разбиваясь, распадается на тысячи длинных и чрезвычайно острых осколков, при аварии серьезно травмируя водителей и пассажиров.

    Прочитав в газете об одной из таких аварий, Бенедиктус вспомнил об упавшей, но сохранившей свою форму колбе. После нескольких экспериментов с ламинированным стеклом он сделал «сэндвич» из двух стекол и слоя нитрата целлюлозы между ними. При нагревании пластичный слой расплавлялся, склеивая стекла между собой. Такой «сэндвич» можно было бить молотком — он трескался, но сохранял форму и не давал осколков. В 1909 году Бенедиктус получил патент на безопасное стекло, которое он назвал «триплекс» (Triplex).

    В те же годы над проблемой безопасного стекла работал и англичанин Джон Вуд. Он получил патент на свою разработку в 1905 году, но она не пошла в массовое производство — Вуд предлагал в качестве среднего слоя использовать натуральный каучук, а это было дорого, да и стекло выходило не совсем прозрачное.

    После получения патента на триплекс Бенедиктус обратился к производителям автомобилей с призывом использовать его изобретение. Но автопроизводители, в стремлении сделать автомобили дешевле, отказались. Зато на новый материал обратили внимание военные, и триплекс получил настоящее боевое крещение во время Первой мировой войны — из него делали стекла противогазов.

    Но уже в 1919 году Генри Форд начал использовать триплекс в своих автомобилях, а еще 10−15 лет спустя его примеру последовали все остальные автопроизводители. И современное безопасное стекло, через которое смотрят на дорогу миллионы водителей, это далекий потомок изобретения Эдуарда Бенедиктуса.

    Скрепка: Объединяйтесь, листы и нации!

    История простых вещей_3Нам кажется, что они были всегда. Торговые марки, связанные с этими предметами, во многих случаях стали настолько привычными, что превратились в нарицательные имена. Эти вещи столь прочно и естественно вписались в окружающий нас мир, что мы склонны забывать об истории их возникновения.

    Скрепка — один из самых универсальных офисных инструментов. Ее используют для десятков разных задач: как отвертку, фишку для покера, зубочистку или отмычку…

    В XIII веке появились своеобразные «скоросшиватели» для скрепления листов: в левом верхнем углу делались надрезы, и через них продевалась матерчатая лента. Первым шагом к массовости стали швейные булавки, придуманные в 1835 году американским врачом Джоном Хауи. Нью-йоркские секретарши быстро обнаружили, что булавками можно скреплять до десятка листов. Булавки сопротивлялись: кололись и оставляли на бумаге некрасивые отверстия. В 1890-х в офисах стали использовать проволочные пружинки (предложенные в 1867 году Сэмюэлем Фэем для совершенно другой цели — крепления одежных ярлыков). В 1899 году норвежский инженер Йохан Ваалер, экспериментируя с кусочками пружинной проволоки, придумал несколько удачных конструкций скрепок и получил патент на свое изобретение. Но Ваалер не стал уделять этому проекту внимания, и в 1900 году американский изобретатель Корнелиус Броснан запатентовал скрепку, получившую имя Konaclip. Однако современный вид этот канцтовар приобрел стараниями британской фирмы Gem Manufacturing, которая и выпустила в том же году скрепку Gem в виде классического двойного овала. Сейчас только в США ежегодно продается около 20 млрд. скрепок, хотя, по данным некоторых исследований, не более 5% из них используются по прямому назначению.

    Скрепка стала непременной принадлежностью любого офиса. Но для жителей Норвегии этот маленький кусочек проволоки имеет еще и глубокое символическое значение. Это связано с героической историей, произошедшей во время Второй мировой войны. В 1940 году, захватив страну, нацисты поставили у власти оккупационное правительство и запретили местным жителям носить пуговицы и значки с инициалами изгнанного норвежского короля Хаакона VII. Тогда норвежцы вспомнили о самом известном национальном изобретении и стали носить на одежде скрепки, ставшие настоящим символом единства нации и сопротивления (за это можно было запросто угодить в тюрьму). Подвиг и заслуги изобретателя не были забыты: в Осло установлен памятник Йохану Ваалеру в виде гигантской скрепки.

    Соломинка для коктейля: Все за нее хватаются

    История простых вещей_3Легенда гласит, что первую искусственную соломинку для коктейля придумал Марвин Стоун, владелец фабрики по производству бумажных сигаретных мундштуков. Шелуха от натуральной ржаной соломинки в коктейле раздражала его, поэтому, взяв полоску бумаги, Стоун смазал ее край клеем, намотал «винтом» на карандаш, а затем снял полученную трубочку.

    В один из жарких летних дней в середине 1930-х американский риэлтор Джозеф Фридман сидел в зале кафе, принадлежащего его младшему брату Альберту, и смотрел, как за стойкой его маленькая дочка Джуди сражается со своим молочным коктейлем. Джуди пыталась поудобнее изогнуть соломинку в высоком стакане, но безуспешно — бумажная трубочка просто пережималась. Джозеф, изобретатель по складу характера, решил помочь дочке. Попросив у брата длинный винт подходящего диаметра, он вставил его в соломинку и обмотал несколько сантиметров центральной части трубки зубной нитью, заставив бумагу принять форму гармошки. Девочке улучшенная соломинка понравилась — она легко сгибалась над краем стакана без пережатия.

    28 сентября 1937 года Фридман получил на свою «трубочку для питья» патент за номером 2094268. Попытки продать изобретение производителям соломинок не увенчались успехом, и Фридман решил делать их самостоятельно. Он разработал технологию массового производства и получил на нее еще два патента. «Проблема, решаемая данным изобретением, существует давно, — писал Фридман в своей патентной заявке. — Достаточно бросить взгляд на столики любого кафе в жаркий день, и можно увидеть массу мятых и сломанных соломинок. Между тем гибкий гофрированный шланг давно известен, но никто из изобретателей до сих пор не предложил данного усовершенствования». В 1939 году Фридман основал «Корпорацию по выпуску гибких соломинок», Flexible Straw Corporation, и в конце 1940-х начал массовый выпуск своего изобретения. Первыми в 1947 году оценили новинку больницы и госпитали — лежачих больных теперь можно было поить, не проливая жидкость и не используя стеклянные трубки, которые требовали стерилизации и часто разбивались.

    Flexible Straw Corporation успешно просуществовала до 1969 года, после чего продала все свои торговые марки и патенты компании Maryland Cup Corporation. А гибкие соломинки, хотя и делаются теперь из пластика, остались почти неизменными.

    Изобретательность и артистизм: Пластиковая бутылка

    Нам кажется, что они были всегда. Торговые марки, связанные с этими предметами, во многих случаях стали настолько привычными, что превратились в нарицательные имена. Эти вещи столь прочно и естественно вписались в окружающий нас мир, что мы склонны забывать об истории их возникновения.

    Натаниэл Уайет родился в семье известного художника и иллюстратора Ньюэлла Конверса Уайета. Его брат Эндрю и обе сестры пошли по стопам отца, а вот маленький Нат уже в возрасте трех лет проявлял явный интерес к механизмам (например, пружинам и тормозам своей коляски). После окончания Пенсильванского университета Нат работал в компании Delco, однако через некоторое время он перешел в химический концерн DuPont, где и проявился по-настоящему его изобретательский талант: от усовершенствований типа незасоряющихся клапанов и магнитных роликов для производства полипропиленового нетканого материала Typar до полностью автоматической машины по производству динамитных шашек. Но над самым известным изобретением Натаниэл начал работу в 1967 году.

    В одном из разговоров с коллегами он предложил делать из пластика бутылки для газированных напитков. Собеседники высказали мнение, что пластик не выдержит давления углекислого газа. Вечером Нат купил пластиковую бутылку моющего средства, дома вылил содержимое в раковину, залил внутрь имбирный эль и положил в холодильник. На следующее утро бутылку раздуло и она оказалась зажата между полками.

    Уайет стал экспериментировать с различными видами полимеров. Он знал, что нейлон можно усилить, ориентировав его молекулы, но в данном случае нужно было увеличить прочность материала в двух направлениях! Решением явилась форма для бутылок, исчерченная перекрестными нарезами, так что молекулы полимера во время прессования выстраивались нужным образом. Последним штрихом стала замена полипропилена более эластичным полиэтилентерефталатом (PET). Бутылки из полиэтилентерефталата получались прозрачными, легкими, прочными, эластичными и совершенно безопасными.

    Еще одно немаловажное достоинство полиэтилентерефталата — то, что он отлично подходит для вторичной переработки. Хотя в 1973 году, когда Натаниэл Уайет запатентовал процесс, переработка не была приоритетной, уже в 1977 году бутылки стали использоваться вторично. И сегодня этот полимер является основным компонентом вторичной переработки — именно таким образом в США производится почти половина всех полиэфирных волокон.

    Больше, чем можно унести: Тележка для покупок

    В начале прошлого столетия люди обычно посещали магазины каждый день: холодильников не существовало, и большие объемы покупок делались разве что во время приема гостей. Но в 1930-х годах появление личных автомобилей, электрических холодильников и Великая депрессия, заставившая торговцев снизить цены до минимума, привели к появлению в США супермаркетов: низкие цены, но никакого кредита, никакой доставки, и только самообслуживание. В середине 1930-х Сильван Голдман, владелец сети супермаркетов Humpty Dumpty («Шалтай-Болтай»), обратил внимание, что покупатели набирают продукты в корзину, пока она не станет слишком тяжелой или слишком полной. Голдман велел в таких случаях предлагать покупателям пустые корзины, а полные относить к кассе. Конкуренты тоже пытались увеличить «покупательскую емкость». Один из техасских магазинов оснастил полки рельсами под корзины, а сеть супермаркетов в Бостоне довела эту идею почти до абсурда, пустив по торговому залу настоящий конвейер. В Хьюстоне использовались колесные тележки, но идея не прижилась — они занимали слишком много места. Решение пришло в голову Голдману в 1936 году, когда он однажды вечером задержался в офисе: а что, если заменить сиденье складного стула двумя полками для корзин, а ножки оснастить колесами? В сложенном состоянии такая конструкция занимала бы очень мало места. Голдман обратился к столяру Фреду Янгу. Первый блин получился комом — тележка наехала на щепку и сложилась. Однако очень скоро, в 1937 году, были торжественно представлены тележки «усиленной конструкции». Первые покупатели восприняли новшество без энтузиазма. Симпатичные девушки при входе в магазин предлагали взять тележку, но получали однообразные отказы: женщины говорили, что им надоело толкать детские коляски, а мужчины, играя мускулами, полагались на свои силы. Голдман осознал ошибку: предлагать покупателям тележки стали мужчины и женщины разных возрастов. А в 1947 году магазинные тележки окончательно приобрели современный вид: складную заднюю стенку (патент Орлы Уотсон) и детское сидение. Тележка для покупок считается одной из тех вещей, которые изменили мир в XX веке. Поэтому, когда с развитием интернета стали создаваться онлайновые магазины, ни у кого не возникло сомнений, каким символом обозначить набор покупок. Сильвану Голдману идея наверняка бы понравилась: емкость этой «тележки» не ограничена.

    Спаситель жизней: Кевлар: прочнее стали

    В детстве Стефани Кволек хотела стать модельером: она самостоятельно придумывала выкройки, а когда матери не было дома, пробиралась к швейной машинке, чтобы сшить кукле очередное платье. Но в 1946 году, окончив Технологический институт Карнеги (ныне Университет Карнеги-Меллон) по специальности «химия», она мечтала о медицине. Чтобы заработать денег на обучение, Стефани временно поступила на работу в один из ведущих химических концернов, Dupont, широко известный благодаря изобретению нейлона. Атмосфера в исследовательских лабораториях Dupont напоминала университет, да и химия была не менее интересна, чем медицина, и Стефани решила остаться.

    В 1964 году в Dupont пытались разработать прочные, но легкие полимерные нити, которые могли бы заменить тяжелый стальной корд в автомобильных шинах (в целях экономии топлива). Группа Стефани Кволек работала с полиарамидами, молекулы которых имеют стержнеобразную форму. Полимерные волокна обычно изготавливаются путем прядения при выдавливании расплава через тонкие отверстия — фильеры. Однако полиарамид плавится с трудом, и поэтому было решено использовать прядение из раствора. Наконец Стефани удалось подобрать растворитель, но раствор был мутно-опалесцирующим и по своему виду напоминал самогон (вместо того чтобы быть прозрачным и густым, как патока). Инженер-прядильщик категорически отказался заливать подобную гадость в машину из-за риска засорить тонкие фильеры. Стефани с большим трудом уговорила его попробовать вытянуть нить из такого раствора. К всеобщему удивлению, нить прекрасно вытягивалась и была исключительно прочной. Полученную пряжу отправили на тестирование. Когда Стефани Кволек увидела полученные результаты, первой ее мыслью было, что прибор сломался — столь высокими были цифры. Однако повторные измерения подтвердили феноменальные свойства материала: он в несколько раз превосходил сталь по прочности на разрыв.

    В 1975 году новый материал, Kevlar, был выпущен на рынок. Сейчас он применяется практически везде: из него делают тросы, кузова автомобилей и катеров, паруса, фюзеляжи самолетов и детали космических кораблей, лыжи и теннисные ракетки. Но тем, что из кевлара делают пуленепробиваемые жилеты для полиции и костюмы пожарных, Стефани Кволек гордится особенно: это (как и другие) применение кевлара помогло спасти миллионы жизней.

    Фанатизм и немного везения: Как вулканизировалась резина

    Американская «каучуковая лихорадка», начавшаяся в 1820-х, не протянула и 15 лет. Мягкий, податливый и слегка липкий материал, из которого делали сумки и спасательные жилеты, оказался непрактичным: в мороз каучук замерзал и становился твердым как камень, а в жару превращался в клееподобную субстанцию. Поэтому, когда летом 1834 года Чарльз Гудьир, разорившийся торговец скобяными изделиями, предложил крупной компании Roxbury India Rubber Co. клапан собственной конструкции для спасательного жилета, в ответ он получил отказ: в связи с жаркой погодой почти весь товарный запас представлял собой клейкую пасту и компания была на грани разорения.

    Неудача не смогла отбить у Гудьира охоту дальше заниматься каучуком. Первые эксперименты он провел в долговой тюрьме (это было не первое и не последнее его заключение): именно туда он попросил жену принести ему кусок сырого каучука. Смешивая каучук с тальком, он надеялся сделать материал менее липким. Результат был не слишком обнадеживающим, но Гудьир продолжал свои опыты.

    Зимой 1839 года, пытаясь продать очередной новый состав, смесь каучука с серой, Гудьир затеял в магазине городка Вобурн (Массачусетс) оживленную дискуссию. Жестикулируя, он выпустил из рук кусок каучука, и тот упал на раскаленную полку большой печи. Смущенный Гудьир бросился отскребать пригоревший кусок и обнаружил, что каучук превратился в совершенно новый материал — мягкую, но прочную резину, нечувствительную к температуре.

    Последовавшие за открытием несколько месяцев стали самыми кошмарными в жизни изобретателя. Разбитый подагрой, он на костылях ковылял на кухню, чтобы продолжить эксперименты: варил, жарил, запекал каучук, гладил его утюгом и обрабатывал паром из чайника. Он продал всю мебель и посуду, его семья голодала, но Гудьир фанатично продолжал свои исследования. Единственное, чего он боялся, так это унести секрет изготовления резины с собой в могилу. Он разработал всю технологию (позднее ее назвали вулканизацией, в честь римского бога огня — Вулкана), но это не принесло ни ему, ни его семье богатства. Вулканизация обогатила в основном «пиратов», и несмотря даже на то, что Гудьир выиграл в суде все дела об авторских правах (а их было более 30!), в 1860 году он умер, оставив более $200 тысяч долгов. Но имя его не было забыто: в 1898 году в его честь была названа компания Goodyear Tire & Rubber Company, крупнейший на сегодня мировой производитель автомобильных шин.

    Коронованная газировка: История пивной пробки

    На счету американца Уильяма Пэйнтера к 1890 году было уже более 80 серьезных изобретений. Вот только ни одно из них не пользовалось спросом. Поразмыслив, Пэйнтер пришел к выводу, что наибольшие шансы на коммерческий успех имеют «одноразовые» изобретения: если цена будет невысока, люди будут вынуждены покупать их снова и снова.

    В 1880-х годах большой популярностью начали пользоваться газированные напитки, их продавали в аптеках и барах «в разлив». Многие покупатели выражали желание приобрести уже фасованную газировку «на вынос», однако здесь их поджидала проблема — технология не позволяла достаточно надежно, удобно и не слишком дорого запечатывать стеклянные бутылки. Применяемые в то время пробковые или керамические пробки не могли надежно удерживать углекислый газ под давлением, и он быстро улетучивался. А металлические пробки при соприкосновении с кислым содержимым бутылки подвергались коррозии, превращая напиток в ядовитый раствор.

    Именно на эту мелочь и обратил внимание Пэйнтер. В отличие от других изобретателей, пытавшихся вставить пробку в бутылку, он предложил «внешнее» решение. 24 зубца металлического диска с краями в форме короны «обнимали» горлышко бутылки, а тонкая пробковая прослойка надежно защищала металл от контакта с содержимым. Свое изобретение Пэйнтер так и назвал — Crown Cap (то есть «пробка-корона»). «Короны» были дешевыми, одноразовыми и абсолютно герметичными — то есть удовлетворяли требованиям Пэйнтера к идеальному изобретению. В 1890 году он подал заявку, а 2 февраля 1892 года получил патент США за номером 468258 на «Устройство для запечатывания бутылок».

    За несколько следующих лет Пэйнтер сумел убедить производителей бутылок делать на горлышке выступ, за который цеплялась «корона», а в 1898-м разработал приводимый ногой специальный аппарат для обжатия пробок (с его помощью опытный оператор мог запечатывать 24 бутылки в минуту).

    За сто с лишним лет пивные пробки практически не изменились. Компания Crown Cork & Seal Co., основанная Пэйнтером, хотя и сменила название на Crown Holdings Inc., по-прежнему производит пробки. А сами «короны» не только отлично выполняют свою основную функцию, но и стали культовым коллекционным предметом.

    Кто изобрел меховые наушники?

    История простых вещей_3Честер Гринвуд, один из шести детей в семье, вырос на ферме в Фармингтоне, штат Мэн. Жизнь на ферме — это постоянный и тяжелый труд, но и для отдыха и развлечений тоже находилось время.

    В один особенно холодный зимний день 1873 года 15-летний Честер отправился «обкатать» новые коньки на расположенный по соседству замерзший монастырский пруд. Но долго покататься не удалось, поскольку вскоре у него ужасно замерзли уши. Многие его друзья для защиты от холодного ветра обматывали голову шарфом, но Честер ненавидел «кусающуюся» ленту из грубой шерсти, и ему пришлось вернуться домой.

    А по пути он придумал решение своей проблемы. Взяв в сарае мягкую проволоку, Честер выгнул из нее небольшую дугу с кружками на концах и попросил бабушку помочь ему с обшивкой кружков, чтобы получились мягкие чашки, утепленные бобровым мехом снаружи и обитые мягким бархатом внутри. Свое изобретение Честер назвал Greenwood Champion Ear Protector, «Чемпионская защита для ушей Гринвуда» и уже на следующий день красовался в нем на льду замерзшего пруда. Самодельные меховые наушники Гринвуда произвели на его друзей огромное впечатление. Практически все дети стали просить у своих родителей такие же.

    Но, несмотря на быстрый успех у публики, юный изобретатель не был удовлетворен. Проволока была слишком мягкая, и наушники при движениях хлопали по ушам или, наоборот, оттопыривались, открывая уши холодному ветру. Идея явно нуждалась в усовершенствовании. Честер начал работу над второй версией своего изобретения, заменив проволоку стальной пружинной лентой шириной 2 см, к которой на маленьких петлях-шарнирах крепились чашки наушников. Теперь они плотно, но мягко были прижаты к голове, хорошо защищая уши. Кроме того, за счет пружинных свойств наушники можно было сложить в компактную плоскую конструкцию, а потом вновь развернуть без потери формы.

    13 марта 1877 года Честер Гринвуд получил на свое изобретение американский патент номер 188292. Вскоре он основал в Фармингтоне фабрику по изготовлению наушников, ежегодный выпуск которых уже в 1883 году составил 30 000 штук. А в 1937 году, когда Честер Гринвуд, окруженный детьми и внуками, в возрасте 79 лет отошел в мир иной, его фабрика выпускала более 400 000 наушников в год. К тому моменту на его счету было 130 серьезных изобретений, защищенных патентами (одно из самых известных — это чайник со свистком), но наушники всегда оставались любимым детищем.

    Фабрика наушников Гринвуда не дожила до наших дней, но в 1977 году законодатели штата Мэн в память о знаменитом земляке сделали первую субботу декабря официальным праздником в его честь — Днем Честера Гринвуда. В этот день в Фармингтоне, где проживает менее 8000 человек, проходит парад и народные гуляния, все участники которых, не исключая собак и лошадей, щеголяют в изобретении Гринвуда — защитных меховых наушниках.

    Как появились застежки многоразовых пакетов?

    История простых вещей_3Знакомые всем «запечатываемые» многоразовые пакеты (Ziploc) сейчас применяются почти везде: дома в них кладут бутерброды, в магазинах — сыпучие продукты, в гараже — болты и гайки.

    В 1951 году изобретателю датского происхождения Борге Мэдсену пришла в голову хорошая идея. Наблюдая за застежкой-молнией на куртке, он задумался над вопросом, почему нельзя сделать такую же и для других материалов, таких как резина или пластик. Результатом его деятельности стал американский патент на «Скользящую застежку», выданный в 1952 году. Вскоре к изобретателю обратились братья-предприниматели Эдгар и Макс Осниты. Вместе с сыном Макса Стивеном они купили права на производство пластиковых «молний» и основали для этого компанию Flexigrip. Она выпускала небольшие пакеты для карандашей с пластиковой застежкой, которые вставлялись в скоросшиватели. На первых этапах застежка производилась отдельно и потом приваривалась к пакету горячим прессом, поэтому себестоимость пакетов была достаточно высокой.

    Так продолжалось до 1962 года. Оставалась, правда, надежда удешевить конструкцию при массовом производстве. Flexigrip в стремлении расширить рынок сбыта предложила звукозаписывающей компании Columbia Records запечатывать виниловые альбомы в многоразовые пакеты. Идея пришлась по душе руководству компании, да и цена тоже оказалась подходящей. Дело практически дошло до подписания контракта, но экзотическая конструкция подвела производителей. На завершающей деловой встрече директор Columbia Records вызвал из приемной свою секретаршу и, вручив ей запечатанный пакет с диском, сказал: «Откройте». Как вспоминал позднее Стивен Оснит, чем дольше секретарша смотрела на пакет, тем быстрее колотилось его сердце. В конце концов она взяла пакет в руки… и оторвала застежку.

    Контракт так и не был заключен, но это показало Осниту, что продукт был слишком сырым и «неинтуитивным» в использовании. Поэтому в 1962 году Стивен доработал и немного изменил конструкцию застежки, выбросив из нее «слайдер». Теперь пакет застегивался гораздо проще — достаточно было совместить ответные части на краях пакета и прижать их друг к другу. Саму застежку все еще производили отдельно и потом стыковали с пакетом, но она была уже более дешевой в производстве. Вскоре Оснит, внимательно отслеживавший изобретения в своей области, наткнулся на маленькую японскую фирму Seisan Nihon Sha, придумавшую, как производить пластиковые пакеты с уже интегрированной застежкой. Технология сокращала себестоимость пакета вдвое, так что патент был выкуплен, и в 1965 году началось производство. А в 1968-м эксклюзивные права на производство купила компания Dow Chemical, выпустившая на рынок пакеты под маркой ZipLoc. Последний штрих внес журнал Vogue в начале 1970-х годов, написавший о том, что «даже ваш парик будет счастлив в пакете ZipLoc». Разве можно устоять против такого аргумента?

    Как изобрели электрическую бритву

    История простых вещей_3С древних времен мужчины брили растительность на лице с помощью горячей воды, мыла и острого лезвия. Но в XX веке технический прогресс и два изобретателя по разные стороны океана нашли способ обойтись и без лезвий, и без воды.

    Родившийся в 1877 году в семье немецкого иммигранта Джейкоб Шик вырос в штате Нью-Мексико, а в 1898 году, с началом испано-американской войны, вступил в армию. Так началась его военная карьера. В 1905 году в чине младшего лейтенанта Джейкоб был назначен в Форт Гиббон на Аляске, где пять лет занимался строительством линий связи. Армейская дисциплина вошла в его плоть и кровь — он всегда гладко брился, что и стало причиной появления двух самых знаменитых его изобретений.

    С началом Первой мировой Джейкоб Шик отправился в Европу и дослужился до звания подполковника, а уйдя в отставку, посвятил себя изобретательству. Первое его изобретение касалось важной проблемы, с которой он столкнулся на Аляске. При низких температурах пальцы теряли чувствительность, и установить лезвие в бритвенный станок было непросто. Используя принцип работы самозарядной винтовки, который он изучил во время войны в Европе, Шик разработал и запатентовал бритву с полуавтоматической сменой лезвий, упакованных в «обоймы», и в 1925 году основал компанию для ее производства. А через три года он изобрел первую электрическую бритву, тем самым решив другую проблему Аляски — отсутствие горячей воды.

    Электрическая бритва была довольно неуклюжей. Для ее использования требовались обе руки: в одной нужно было держать двигатель, который с помощью гибкого вала приводил в действие триммер. Несмотря на это, бритва, выпускаемая с 1931 года, пользовалась огромным успехом: за два года было продано более миллиона штук по $25, и это в годы Великой депрессии!

    Следующий шаг в области сухого электрического бритья был сделан по другую сторону океана. В 1930-х голландская компания Philips в Эйндховене пыталась активно искать новые рыночные ниши. Один из ее торговых представителей в 1937 году привез из США целую кучу электрических бытовых приспособлений, и в компании внимательно изучали каждое на предмет возможности улучшения и выпуска. Среди заокеанской техники была и бритва марки Schick. Она привлекла внимание инженера из отдела разработки радио Александра Хоровица. Он решил отказаться от громоздкого механизма преобразования вращения в поступательное движение, и это позволило совместить в одном корпусе роторный режущий блок и электромотор, в качестве которого использовался генератор от велосипедной динамо-машины. Так в 1939 году миру была представлена первая роторная электробритва Philips. В ней была всего одна режущая головка, позднее их стало две, а затем три. С тех пор было продано более 600 млн роторных бритв этой марки, а также 2 млрд бритвенных головок.

    Ни пылинки: как добиться идеальной чистоты

    История простых вещей_3Вокруг нас всегда много пыли, с которой приходится бороться. Дома достаточно пару раз в неделю протирать тряпочкой горизонтальные поверхности. Но есть места, где этого мало.

    На прецизионных производствах даже маленькая пылинка может стать причиной огромных проблем. К счастью, нашелся человек, который сумел их решить.

    Родившийся в 1919 году в Техасе Уиллис Уитфилд, окончив школу, сделал выбор в пользу молодого, но перспективного направления — электроники. Отслужив два года в войсках связи, он поступил в техасский Университет Хардина-Симмонса, который закончил в 1952 году со званием бакалавра в области физики и математики. Два года Уиллис применял свои знания в Исследовательской лаборатории ВМС для совершенствования ракетного топлива, а в 1954 году его заметило начальство Национальных лабораторий Sandia в Нью-Мексико, где занимались самыми новыми, самыми сложными, самыми ответственными и самыми секретными исследованиями (в том числе разработкой ядерного оружия). В то время электроника не была столь миниатюрной, как сейчас, но для сверхчувствительных измерительных инструментов, которые применялись в Sandia, пыль представляла серьезную проблему — никакие маски, комбинезоны, бахилы и частая уборка не помогали.

    Решение искали и в других компаниях. Например, инженеры General Motors предложили сделать комнату с наклонными стенами, чтобы уменьшить оседание пыли и циркуляцию воздуха, и герметичными дверями с полированными дверными ручками. Как говорил потом сам Уиллис Уитфилд, «эти парни думали в совершенно неправильном направлении». Сам же Уиллис думал о частицах пыли — откуда они берутся и куда потом деваются? Он пришел к выводу, что пыль не только попадает в помещение извне, но и возникает внутри — это мельчайшие фрагменты одежды, кожи, оборудования. Микроскопические частицы подхватываются потоками воздуха и долго находятся во взвешенном состоянии.

    Пыль снаружи легко отфильтровывалась, но Уитфилд не только подавал чистый воздух внутрь помещения, но и выводил равное количество воздуха наружу. Кроме того, он понял, что единственная сила, способная бороться с пылью, — это гравитация, и направил очень медленный ламинарный поток воздуха вертикально сверху вниз, чтобы помочь силе тяжести удалить летающие частицы.

    Первый же эксперимент в 1961 году поставил исследователей в тупик: счетчик частиц пыли, установленный в лаборатории, остановился. Выяснилось, что прибор не вышел из строя, а просто показывал значения в тысячу раз меньшие, чем в самых чистых комнатах того времени. В 1964 году Уитфилд получил патент на «Сверхчистую комнату» с ламинарным потоком воздуха. Позднее чистые комнаты стали появляться десятками, внося свою долю в гигантские успехи электроники, оптики, микромеханики и медицины. А в конце 2000-х бронзовая статуя Уитфилда еще при жизни изобретателя стала эмблемой центра микросистем (MESA) лабораторий Sandia.

    Кто придумал подгузники

    История простых вещей_3Люди придумали множество способов прикрыть (в переносном смысле) свою пятую точку. И только несколько человек задумались о том, чтобы прикрыть чужую — в самом прямом смысле этого слова. В результате родители всего мира получили немного свободы, а в словарях появилось новое нарицательное название — памперс.

    Первой об облегчении участи молодых родителей задумалась американская изобретательница Марион Донован. В 1946 году, используя водонепроницаемые занавески для ванной, она сшила чехол для пеленок, предохраняющий простыни в детской кроватке от намокания. Финальная версия была сделана из парашютного нейлона и имела пластиковые кнопки в качестве застежек. В 1951 году Марион получила патент на свое изобретение, которое стало пользоваться популярностью. А вот попытки создать одноразовые впитывающие детские пеленки на бумажной основе не удались: бумажные компании, к которым обратилась Марион, просто подняли ее на смех, заявив, что «это непрактично и никому не нужно».

    В 1957 году выпавшую из рук Донован эстафетную палочку подхватил Виктор Миллс, один из ведущих химиков компании Procter & Gamble. К тому времени он проработал в компании 31 год и благодаря своим остроумным решениям, превращающим проблемные продукты в бестселлеры, заслужил репутацию человека, способного творить чудеса (в частности, он разработал технологию производства чипсов Pringles). Неудивительно, что именно Миллсу была адресована просьба руководства. P&G недавно приобрела компанию Charmin Paper Company и нуждалась в идеях по выпуску продукции из бумаги.

    Виктор к тому времени недавно стал дедушкой, поэтому идея одноразовых бумажных подгузников была ему близка. Он проконсультировался с педиатрами, которые горячо одобрили его предложение. Исследовательский отдел P&G отправился в магазин игрушек, где были куплены несколько популярных в то время «писающих» кукол Betsy Wetsy. Именно на них тестировались одноразовые впитывающие подгузники. А вскоре начались испытания на людях — собственно, на трех внуках Миллса и двойняшках его коллеги Боба Дункана. Первые подгузники были довольно простыми — квадратные куски впитывающей бумаги с покрытием из полиэтилена и креплением с помощью булавок — и стоили в переводе на сегодняшние деньги примерно полдоллара за штуку. Но даже в таком виде они произвели настоящую революцию, когда были выпущены на рынок в штате Иллинойс в 1961 году.

    На глобальный рынок новый продукт вышел под маркой Pampers в начале 1970-х годов и сразу же стал настоящим бестселлером. В дальнейшем бумагу заменили суперабсорбентом, разработанным в конце 1960-х химиками компаний Johnson &?Johnson и Dow Chemical. Сейчас в мире ежегодно продается 30 млрд одноразовых подгузников. Интересно, что по этому поводу думают представители бумажных компаний, отказавших в поддержке Марион Донован?

    Король упаковки: как появился целлофан

    История простых вещей_3Как известно, многие открытия совершаются случайно. Так, один из самых знаменитых материалов XX века был придуман и разработан в процессе решения совсем другой задачи. Химик и инженер Жак Бранденбергер хотел найти способ сохранить скатерть чистой, а нашел материал, совершивший революцию в упаковке пищевых продуктов.

    Фундамент этой истории заложили британские химики Чарльз Кросс, Эдвард Беван и Клейтон Бидль, которые в 1890-х годах разработали и запатентовали надежный и безопасный способ производства «искусственного шелка», который они назвали вискозой. Природную целлюлозу обрабатывали сначала щелочью, а затем дисульфидом углерода, в результате чего получался растворимый ксантогенат целлюлозы. При подаче вязкого раствора через фильеры в кислотную ванну целлюлоза восстанавливалась в форме прочных прозрачных нитей.


    Примерно в то же время Жак Бранденбергер (родившийся в 1872 году в Цюрихе) закончил Бернский университет и переехал во Францию, где устроился химиком в текстильную компанию. Однажды в 1900 году Жак обедал в ресторане, и один из его коллег неловким движением опрокинул бокал красного вина на белоснежную скатерть. Пока официант менял скатерть, у Бранденбергера в голове окончательно оформилась идея, как можно было бы защитить скатерть от подобных инцидентов. Он предполагал, что, обработав ткань вискозой, можно сделать ее водоотталкивающей. Однако эксперимент потерпел неудачу. Высохнув, покрытая вискозой ткань огрубела и плохо сгибалась. К тому же покрытие оказалось непрочным: оно отслаивалось в виде тонкой прозрачной пленки. Эта пленка заинтересовала Бранденбергера. Прозрачная, как стекло, но гибкая и прочная, она не пропускала воду, но впитывала ее и пропускала водяной пар. Материал выглядел столь многообещающе, что Бранденбергер потратил несколько лет для разработки метода его промышленного производства.

    В 1912 году Жак Бранденбергер основал компанию La Cellophane (от французских слов cellulose — целлюлоза, и diaphane — прозрачный) для промышленного выпуска нового материала. Однако ни о какой массовости речь не шла — целлофан был недешев и использовался разве что в качестве упаковки для дорогих подарков.

    В 1923 году Бранденбергер передал права на выпуск целлофана в США компании DuPont, и это решение оказалось судьбоносным. Через несколько лет сотрудник американской компании Хейл Черч, перепробовав более 2500 различных вариантов покрытий, смог устранить основной недостаток материала, сделав его непроницаемым не только для воды, но и для водяного пара. Это открыло целлофану широкую дорогу в пищевую промышленность. К концу 1930-х годов DuPont получал 25% прибыли от продажи целлофана, и только с появлением полиэтилена в 1960-х этот материал перестал быть лидером рынка. Но и сейчас прозрачные полиэтиленовые пакеты часто по привычке называют целлофановыми.

    Столярная смекалка

    История простых вещей_3«Беда, коль сапоги начнет тачать пирожник», — всем нам с детства известны эти мудрые слова. Между тем история изобретения ножа для тонкой нарезки сыра доказывает, что мудрецы не всегда бывают правы. Норвегия не особо богата на изобретателей. До XX века в стране даже не было патентного бюро, и Йохану Ваалеру, автору самого знаменитого норвежского изобретения — канцелярской скрепки — пришлось патентовать его в Германии. Но в 1925 году, когда 36-летнему столяру-краснодеревщику Тору Бьёрклунду из Лиллехаммера пришла в голову замечательная идея, патентное бюро в Норвегии уже появилось.


    Тор Бьёрклунд был прекрасным мастером своего дела, а по характеру — настоящим перфекционистом. А еще он очень любил сыр. Поэтому, как гласит легенда, Тор чрезвычайно разозлился, когда однажды летним днем из-за жаркой погоды кусок твердого сыра стал мягким. Конечно, в дурное настроение его привел не сам этот факт, а то, что у него не получилось нарезать сыр для бутербродов ровными тонкими ломтиками.

    Вероятно, именно тогда столяру пришла в голову идея устройства, которое резало бы сыр одинаково ровно и тонко независимо от консистенции. Он вспомнил об инструменте, который использовал каждый день, — обыкновенном рубанке. «Рубанок, — примерно так рассуждал Бьёрклунд, — снимает ровную стружку почти одинаковой толщины и с сосновых, и с дубовых, и с буковых досок. Почему бы не сделать рубанок, снимающий стружку… с сыра?»

    Идея оказалась плодотворной и не слишком сложной в реализации. Изготовив несколько прототипов, Бьёрклунд убедился в ее работоспособности и 27 февраля 1925 года получил патент на Ostehøvel, что в переводе с норвежского означает «нож для резки сыра». Два года спустя он основал собственную компанию для производства «рубанков» и столкнулся с двумя серьезными проблемами.

    Первая была вполне ожидаема: из-за очень простой конструкции стали возникать многочисленные контрафактные производства, так что за два года изобретатель собрал более сотни различных «пиратских» подделок (что косвенно свидетельствует о высокой популярности изобретения). А вот вторая проблема оказалась совершенно неожиданной: это было практически открытое противостояние со стороны… производителей сыра!

    Ход мыслей сыроделов был вполне понятен. «Если любой человек сможет порезать сыр очень тонкими ломтиками, объемы покупаемого сыра значительно упадут».

    Сыроделы развернули широкую пропагандистскую кампанию, призывающую отказываться от «рубанков» и использовать обычные ножи. Однако вскоре выяснилось, что объемы продаж сыров не только не уменьшились, но даже наоборот — возросли: тонкость ломтиков давала возможность покупать сыр даже очень бедным покупателям. В результате нож Бьёрклунда стал чрезвычайно популярен и среди богатых, и среди бедных — с момента основания компании было выпущено более 50 млн таких ножей.

    Всегда закрытая дверь

    История простых вещей_3Конец девятнадцатого века изменил облик городов. Прогресс в области производства стали, стекла и железобетона привел к тому, что здания стали быстро карабкаться ввысь, породив новый класс строений. Считается, что прогрессу немало способствовало изобретение лифтового тормоза, который сделал лифты безопасными и тем самым снял ограничения на спортивную подготовку посетителей и жителей небоскребов. Но почти все забывают об изобретении, которое и в переносном, и в буквальном смысле открыло дверь высотному строительству. Дело в том, что посетители первых небоскребов столкнулись с одним неприятным, но, казалось, совершенно неизбежным физическим эффектом.

    Любое высотное здание, пронизанное сверху донизу лестничными колодцами, вентиляционными и лифтовыми шахтами, потенциально представляет собой гигантскую вытяжную трубу. За счет разницы давлений внизу и вверху в здании создавалась мощная тяга, которая при открытии входных дверей порождала не просто сквозняки, а настоящие порывы ветра. Кстати, даже открыть дверь порой было непросто — поток воздуха стремился захлопнуть ее, пересиливая входящего.

    Вот тут-то на сцене появился Теофилус Ван Каннел, 47-летний изобретатель из Филадельфии. Неизвестно, что послужило источником вдохновения, но 7 августа 1888 года он получил американский патент номер 387571 на изобретение «конструкция внешней двери». Справедливости ради надо сказать, что Ван Каннел создал свое изобретение не с нуля, а значительно усовершенствовал вариант более ранней конструкции немецкого изобретателя Бокхакера.

    Система Ван Каннела представляла собой вращающуюся дверь, которая всегда перекрывала проем и не давала никаких шансов сквознякам, ветру, дождю и даже уличному шуму проникать в помещение вместе с входящими посетителями. Дверь также грамотно разводила потоки людей, которые входят и выходят из здания, и давала возможность делать это одновременно. Ну и, кроме того, вращающаяся дверь очень понравилась архитекторам: она позволяла почувствовать величие конструкции здания и отделки вестибюля.

    Через год после получения патента Ван Каннел удостоился престижной медали Джона Скотта от Института Франклина в Филадельфии и основал компанию Van Kannel Revolving Door (позднее, после ряда реорганизаций — International Revolving Door Company). Первая вращающаяся дверь была установлена в 1899 году в ресторане Rector’s на Таймс-сквер в Нью-Йорке. И с тех пор тысячи таких дверей с девизом Always Open, Always Closed («Всегда открыта, всегда закрыта») стоят на страже зданий, не давая войти ветру, дождю и снегу.

    Правда, злые языки говорят, что Ван Каннел вовсе не был гениальным изобретателем, а просто ненавидел открывать дверь перед женщиной и пропускать ее вперед — вот ему и пришлось придумать конструкцию, которая заставляет работать того, кто входит первым. Но это, конечно, не более чем слухи.

    Вкус в кубе

    История простых вещей_3С древних времен кулинария была занятием сродни искусству, причем приготовление пищи отнимало достаточно много времени. Однако промышленная революция ускорила темп жизни людей, и многие уже не хотели тратить время на приготовление еды. Швейцарский мельник Юлиус Магги решил взглянуть на эту проблему с научной точки зрения. В результате он стал одним из основателей пищевой химии, а его имя и самое знаменитое изобретение известны практически каждому современному человеку. Юлиус Магги (1846−1912), младший сын иммигранта из Италии, начал свою карьеру в возрасте 21 года в качестве стажера в компании, которая владела паровой мельницей в Будапеште.

    За два года он дорос до вице-президента, после чего решил заняться семейным бизнесом, взяв на себя руководство мельницей отца в швейцарском городе Винтертур. Следующие несколько лет предприятие балансировало на грани банкротства, поскольку в Европе открывались все новые мельницы и цены на их услуги постоянно снижались. Именно тогда Юлиус понял, что пришло время осваивать новые виды деятельности. Идею ему подсказал Фридолин Шулер, швейцарский врач и инспектор по условиям труда, обративший внимание на очень скудную диету рабочих многочисленных фабрик. Магги поставил себе амбициозную задачу создать дешевое, питательное и достаточно вкусное блюдо быстрого приготовления, хотя сочетание этих качеств и казалось невозможным.

    В своем стремлении создать подобное блюдо Юлиус Магги был далеко не первым. Еще в 1831 году изобретатель консервов, француз Николя Аппер, предложил выпускать обезвоженный бульон в виде порошка, а в 1840 году знаменитый немецкий химик Юстус фон Либих разработал собственную технологию изготовления концентрата мясного бульона. Но у этих продуктов был серьезный недостаток — для их приготовления использовалось мясо, поэтому цена конечного продукта была слишком высокой. Магги же решил работать над блюдами на основе бобовых, которые, к сожалению, долго готовятся, а по вкусовым качествам сильно уступают мясу.

    Поэтому Магги почти два года своей жизни посвятил кулинарно-химическим экспериментам, пытаясь найти способ улучшить вкус готовых блюд, и в конце концов решил эту задачу в 1883 году. Он подверг исходные продукты кислотному гидролизу растительных белков (варке в соляной кислоте), получив после нейтрализации смесь аминокислот, основную долю в которой составляла глутаминовая.

    Именно она отвечает за вкус «умами» («мясной»), поэтому продукт очень напоминал мясной бульон… без использования мяса! В 1886 году супы быстрого приготовления были представлены сначала в Швейцарии, а потом и в других странах Европы, где стали пользоваться огромной популярностью. А в 1907 году Магги вывел на рынок свой самый культовый продукт — бульонный кубик Maggi Kub, сделавший имя изобретателя всемирно известным. И хотя с тех пор рецептура неоднократно улучшалась, форма кубика, который в наше время можно купить в любом магазине, осталась неизменной.

    Источник

     

    Похожие статьи:

    История простых вещей_2

    История простых вещей_2
    Как репейник: Застежка VelcroОтдирая от одежды «приставучие» репейники, многие ругаются про себя. И даже пословица «пристал, как репей» обычно употребляется в весьма нелестном смысле. Между тем, как минимум одному человеку в ХХ веке обычный репейник принес славу и богатство. ...

    11 удивительных фактов о музыке

    11 удивительных фактов о музыке
     Журнал Time собрал самые интересные и неожиданные результаты реальных исследований, показывающие, как музыка влияет на личность человека и на нашу жизнь в целом.1. Музыкальный фон повышает эффективность тренировок в спортзале, но не помогает сконцентрироваться во время работы. С другой стороны, негромкая музыка способствует творческому процессу. Громкая — вредит ему....

    История простых вещей_1

    История простых вещей_1
     Соединять навсегда: СуперклейВещество, составляющее основу всех «суперклеев», открывали дважды. Причем делал это один и тот же человек — доктор Гарри Кувер. ...

    Интересные факты про алмазы

    Интересные факты про алмазы
     Алмазы и бриллианты считаются самыми дорогими и самыми красивыми драгоценными камнями на всей нашей планете. Конечно же, подобной популярности немало поспособствовали некоторые физические свойства алмаза — например, его твердость. Несмотря на то, что человечество уже очень давно знакомо с «камушками», есть факты, которые практически неизвестны обычному человеку. В этой статье мы предлагаем узнать побольше об алмазах и бриллиантах....
    Теги: факты
    наши друзья

    Округ-ТВ

    Информация

    Весь материал, представленный на сайте республика-саха-якутия.рф взят из открытых источников или прислан посетителями и авторами сайта. Материал используется исключительно в некоммерческих целях. Все права на публикуемые материалы принадлежат авторам. Если Вы являетесь автором материала или обладателем авторских прав на него и против его использования на сайте республика-саха-якутия.рф, пожалуйста, свяжитесь с нами через форму контактов.

    ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ

    Республика Саха Якутия © 2019