Яндекс.Метрика
Меню пользователя
Написать статью Добавить видео Регистрация

Заказать баннер
Бесплатная доска объявлений по всему миру
Русский сайт

Распетанно с сайта республика-саха-якутия.рф

История простых вещей_2

1717 просмотров

    История простых вещей_2

    Как репейник: Застежка Velcro

    Отдирая от одежды «приставучие» репейники, многие ругаются про себя. И даже пословица «пристал, как репей» обычно употребляется в весьма нелестном смысле. Между тем, как минимум одному человеку в ХХ веке обычный репейник принес славу и богатство.

     

    История простых вещей_2

    Швейцарец Жорж де Местраль (1907−1990) был страстным изобретателем и туристом. Достаточно ска-зать, что первый свой патент он получил в 12 лет — за конструкцию игрушечного самолета. После окончания колледжа он стал инженером в одной из швейцарских компаний. Работа оставляла ему достаточно свободного времени как для изобретательства, так и для туризма.

    Ясным летним днем 1948 года Жорж вместе со своей собакой — ирландским пойнтером — отправил-ся на охоту. После прогулки по предгорьям Альп он обнаружил множество репейников, «приклеившихся» к его штанам и к шерсти собаки. Привычно освобождая собаку от колючих непрошенных гостей, Жорж задумался. Усилия по отдиранию репейников от шерсти навели его на мысль посмотреть на репейник в микроскоп. Он увидел там множество крючков, которые, цепляясь за петли нитей одежды и собачью шерсть, прочно закрепляли семена на «живом транспорте».

    Заинтригованный, де Местраль решил сделать застежку, конструкция которой была бы основана на том же принципе. Он проконсультировался с экспертами по тканям в Лионе — мировом центре ткацкой промышленности. Большинство из них скептически отнеслись к его предложению. Однако одному из ткачей идея понравилась, и он вручную на небольшом станке соткал две хлопковые полоски (одну с крючками, другую — с петлями), которые и стали прообразом современной застежки Velcro. Вскоре Жорж обнаружил, что если прошивать нейлоновую ткань при нагревании, то формируются небольшие, но прочные крючки. С тех пор нейлон стал основным компонентом застежки. Понадобилось семь лет, чтобы довести изобретение до ума, и в 1955 году Жорж де Местраль получил швейцарский патент за номером 2 717 437 («Бархатная ткань и метод ее производства»).

    Свое изобретение де Местраль назвал Velcro (франц. velour — бархат; crochet — крючок). Так же называлась и швейцарская компания, которую он основал в 1952 году, и торговая марка, зарегистрированная 13 мая 1958-го. И хотя в англоязычных странах застежку официально называют «hook and loops» (крючки и петли) или даже просто «touch fastener» (застежка «от касания»), а в России «липучкой», слово Velcro давно стало нарицательным.

    Венгерская магия: Кубик Рубика

    История простых вещей_2Кубик Рубика уверенно вошел в десятку самых продаваемых игрушек ХХ столетия.

    В 1967 году Эрно Рубик, которому в то время исполнилось 23 года, окончил Технологический университет в Будапеште по специальности «архитектурное проектирование». Несколько лет он проработал проектировщиком, а затем перешел на преподавательскую работу в Будапештском колледже искусств (ныне Университет искусств и дизайна им. Мохой-Надя). Рассказывая студентам о дизайне интерьера, он нередко иллюстрировал различные строительные и дизайнерские концепции на бумажных, деревянных или пластиковых моделях. Интерес к трехмерным моделям однажды заставил молодого преподавателя задуматься: можно ли создать куб, состоящий из нескольких частей, которые могли бы меняться местами, оставаясь в процессе этого обмена частями целого? Рубик никак не мог сообразить, как должна быть устроена внутренняя структура куба, чтобы можно было осуществить такое превращение. Он перепробовал резиновые тяги, магниты и пазы, но все это не работало.

    Легенда гласит, что решение пришло к нему во время прогулки по берегу Дуная. Глядя, как отполированные круглые камешки перемещаются друг относительно друга, он понял, как можно решить этот вопрос внутри куба. Сконструировав в 1974 году прототип 3х3х3, на каждой стороне которого были наклейки различного цвета, Рубик продемонстрировал модель студентам. Оказалось, что забрать кубик у любого взявшего его в руки было большой проблемой!

    В 1975 году Рубик запатентовал свою конструкцию в Венгрии, а в 1977 году компания Politechnika выпустила в продажу первые серийные головоломки под названием «Магический куб». Без всякой рекламы через год на улицах Венгрии, в кафе и трамваях можно было увидеть людей, увлеченно собирающих цветной кубик. Запад познакомился с этой игрушкой в 1979-м, когда выходец из Венгрии Тибор Лацци, работающий в немецкой компьютерной компании, привез один из таких кубиков на крупнейшую европейскую выставку игрушек в Нюрнберге. Первое впечатление было не слишком радужным: игрушка казалась слишком сложной в производстве, слишком абстрактной, ее было почти невозможно рекламировать по телевидению. И все же Том Кремер, глава британской компании Seven Towns, занимающейся разработкой игрушек, разглядел в головоломке огромный потенциал. Понадобился год, чтобы найти компанию-производителя, в итоге за это взялся игрушечный гигант Ideal Toys с контрактом на миллион изделий, названных Rubik’s Cube («Кубик Рубика»). Кубиком заинтересовались ученые, он оказался удобной моделью для демонстрации некоторых концепций физики и теории групп, и в 1980 году журнал Scientific American вышел с кубиком на обложке и статьей известного популяризатора Дугласа Хофштадтера. Спрос на головоломку оказался невероятно велик. В период с 1980 по 1982 год было продано более 100 млн этих игрушек, больше, чем автоматов Калашникова за всю историю производства. Это наводит на мысль, что человечество не так уж безнадежно.

    Скромный крестоносец: Отвернуть, привернуть

    История простых вещей_2Крестовая отвертка — непременный атрибут любого набора инструментов.

    Первое появление классических винтов под отвертки с «плоским» жалом датируется примерно XVI веком, в почти неизменном виде они существовали до начала XX века. К этому времени винты с прорезью уже вызывали множество нареканий, но были вне конкуренции из-за своей дешевизны. Недостатки «классических» винтов особенно ярко проявлялись при массовой сборке, в частности, в автомобильной промышленности. Во-первых, жало не центрировалось, из-за этого механические шуруповерты часто соскальзывали, оставляя царапины на лакированных кузовных деталях. Во-вторых, при закручивании винты и шурупы часто «перетягивали», сворачивая головку или повреждая крепежные детали. Именно эти ограничения и собрался преодолеть американский изобретатель Джон Томпсон, в 1933 году запатентовав отвертку с крестообразным жалом и винт с соответствующей головкой. Однако попытка продать изобретение производителям метизов не увенчалась успехом. В 1934 году Томпсон познакомился с инженером Генри Филлипсом и изложил ему суть своего изобретения. Филлипсу идея понравилась, он выкупил права на патент Томпсона и организовал компанию Phillips Screw Company (она существует до сих пор). В 1936 году он усовершенствовал технологию и разработал способ массового производства винтов. Крестовые винты автоматически центрировали шуруповерт, а также не допускали «перетягивания» — жало инструмента просто проскальзывало.

    Однако и Филлипса везде поджидали отказы. Наконец ему удалось заинтересовать Юджина Кларка, президента American Screw Company, крупнейшего производителя метизов в США. Хотя инженеры компании возражали, Кларка так захватила идея, что он пригрозил «уволить каждого, кто скажет, что это невозможно осуществить». Угроза возымела действие, и компания, вложив в организацию производства полмиллиона долларов, начала выпуск винтов под «крест». В 1937 году GM впервые использовал эти винты в производстве моделей Cadillac. Результаты были столь блестящими, что уже к 1940 году все американские автопроизводители перешли на использование крестовых винтов, а производители метизов десятками выстраивались в очередь на покупку лицензии. Во время Второй мировой войны на использование этих винтов перешли и производители военной техники — танков и самолетов.

    С тех пор было придумано немало различных винтов — и под многогранники, и под звездочки различной формы. Но, несмотря на это, крестовые винты и шурупы (в англоязычных источниках они называются по имени изобретателя — Phillips) по-прежнему остаются стандартом, а крестовая отвертка является основой любого набора инструментов.

    Второе дыхание отбойного молотка: Сила воздуха

    История простых вещей_2Мало кто обращает внимание на дорожных рабочих. Ну копошатся там какие-то люди в ярко-оранжевых жилетках — подумаешь, большое дело! Их инструмент вообще никто не замечает. И зря! Эволюция этого самого инструмента представляет определенный интерес.

    Отбойные молотки придумали так давно, что никто уже и не помнит дату. Сначала они были электрическими. Боек, который перемещается внутри корпуса молотка со скоростью 1000−1500 ударов в минуту, наносит удары по хвостовой части инструмента. Эти удары передаются так называемому «исполнительному органу», или, говоря проще, насадке. Насадки бывают самыми разными — от пики до лопаты, в зависимости от выполняемых работ.

    Отбойные молотки бывают электрическими, бензиновыми и пневматическими. Сначала, повторяем, их делали электрическими. Электромотор крутил ротор, который сообщал поступательные движения бойку. Но у электродвигателя есть серьезный недостаток — он может искрить. Это исключает его применение там, где есть опасность пожара или взрыва.

    У бензиновых отбойных молотков недостатков так много, что мы даже не станем пытаться их перечислить. Но есть и достоинство — им можно работать даже в чистом поле, где нет никакого другого источника энергии. Правда, остается вопрос — а что там им делать?

    И вполне закономерно, что в схватке разных типов отбойных молотков победил пневматический. Здесь будет уместно напомнить, что существует два вида пневматических двигателей — во-первых, объемные и, во-вторых, турбинные. В первом типе двигателей работа совершается в результате расширения сжатого воздуха в цилиндрах поршневой машины, то есть используется потенциальная энергия сжатого воздуха. Во втором типе работа совершается в результате воздействия потока воздуха на лопатки турбины, то есть используется кинетическая энергия. Сжатый воздух подается к инструменту по гибкому шлангу, который может иметь значительную длину.

    Поршневые и ротационные пневматические двигатели относятся к классу объемных. Они и получили наибольшее распространение в отбойных молотках (как и везде, впрочем). Преимуществ у них масса — они не искрят, не боятся влаги. Правда, сжатый воздух нужно откуда-то получать. Но это не представляет большой проблемы, так как насосы можно разместить в значительном удалении от места работы инструмента.

    Но и электрические отбойные молотки не умерли — для них осталось множество применений. Сегодня их выпускают все основные компании, изготавливающие промышленный инструмент, — Atlas Copco, Dauer, DeWalt, Makita, Bosch, Hilti. Но главное — отбойные молотки породили новый класс инструментов — перфораторы. Это, в общем, тот же отбойный молоток (конечно же, с существенно меньшей мощностью), но еще и дрель. Сам термин «перфоратор» пришел из горного дела и изначально означал «бурильный молоток». Конечно, в современных перфораторах нет устройства для удаления горной породы (в горном деле для этого используется сжатый воздух или струя воды), но, в общем, изменилась не суть, но, скорее, область применения — теперь при помощи перфораторов делают отверстия в самых разных материалах.

    Главное, что следует учитывать при выборе перфоратора, — мощность. И цену, конечно. Здесь, как нигде, действует правило — «чем дешевле, тем хуже». Предпочтительнее устройства с металлической коробкой и с дополнительными свойствами — отключение вращения и т. п.

    В общем, если вам действительно нужен перфоратор, вы сможете с толком и со вкусом потратить немалые деньги. Затраты окупятся — не сомневайтесь.

    Свет и рельсы: Карманный фонарь и игрушечные поезда

    История простых вещей_2Что общего между карманным фонарем на батарейках и моделями поездов? На первый взгляд — ничего. Между тем, автор этих привычных нам вещей — один и тот же человек.

    Джошуа Лайонел Коуэн был буквально помешан на изобретательстве. Но истинной его страстью были поезда. В 7 лет он вырезал из дерева маленький локомотив и даже пытался оснастить его паровым двигателем, но дело закончилось пожаром. Первым крупным изобретением Коуэна стал маленький плавкий запал для магниевых фотовспышек. Автору казалось, что запал произведет революцию в стремительно развивавшейся в то время фотографии. Но фотографы холодно отнеслись к его идее. Зато заинтересовался ВМФ США, купивший в 1898 году 24 тысячи запалов. Разумеется, не для того, чтобы фотографировать — просто это изобретение наилучшим образом позволяло взрывать подводные мины.

    В том же году у Коуэна появляется еще одна интересная идея — освещение для комнатных растений. Его устройство состоит из батарей, металлической трубки и лампочки, которая включается при нажатии кнопки. Покупатели отнеслись к этой затее весьма прохладно — коммерческого успеха не вышло. Но один из продавцов, работавших у Коуэна, иммигрант из России Конрад Хьюберт, заинтересовался и уговорил хозяина продать ему права на устройство.

    Хьюберт сразу понял потенциал батарейного освещения и решил модернизировать устройство. В 1898 году он основал компанию American Electrical Novelty and Manufacturing Company (AENMC), а в 1899-м получил патент на «ручной электрический факел», представлявший собой картонную трубку, внутри которой находились батарейки, а в торце, внутри латунного рефлектора — лампочка.

    На обложке каталога AENMC 1899 года был изображен ручной фонарь, освещающий земной шар, и цитата из Библии «Да будет свет!». Каталог насчитывал 25 наименований батарей, ламп и фонарей. Хьюберт назвал товары своей компании Ever Ready («всегда готов»). В 1905-м он сменил и название компании — на American Ever Ready. После череды слияний она стала именоваться Eveready Battery Company, а с 2000 года носит всемирно известное название Energizer Holdings. Да-да, батарейки и фонари Energizer — далекие потомки детища Коуэна и Хьюберта.

    А что же Коуэн? Он вернулся к своей истинной страсти и в 1900-м построил первый электропоезд — Electric Express, бегающий по игрушечным рельсам, — для витрин магазинов. Каково же было его удивление, когда люди стали заходить в магазины с единственной целью — купить витрину! Тогда же была основана Lionel Manufacturing Company. А модели Lionel Trains и по сей день остаются легендой игрушечного бизнеса.

    Ракетная почта: Пока не пришел Е-mail

    История простых вещей_2Если ракеты — самый быстрый вид транспорта, почему бы не использовать их для доставки строчной почты и грузов? Подобным вопросом задавалось множество ракетчиков и почтовиков. А некоторым из них даже удавалось реализовать эту идею на практике. Впрочем, появление электронной почты поставило крест на этих изысканиях.

    Первая ракетная почтовая служба появилась в Австрии, в 1931 г. Основал ее конструктор ракет Фридрих Шмидл (Friedrich Schmiedl) — после того, как ему удалось успешно переправить около сотни писем из одной австрийской деревеньки в другую с помощью примитивных ракет. Вскоре у него появились подражатели во многих других странах, но несмотря на всю зрелищность подобного способа доставки, широкого распространения ракетная почта так и не получила. Первые ракеты частенько взрывались, причем это могло произойти как на этапе собственно полета, так и на старте и приземлении. После серии громких аварий, повлекших за собой уничтожение ценной корреспонденции, интерес к ракетной почте заметно поубавился, хотя отдельных энтузиастов это отнюдь не смущало.

    Одним из наиболее ярких сторонников грузовых ракет был немецкий предприниматель Герхард Цукер (Gerhard Zucker), разъезжавший по всей Европе со зрелищными ракетными шоу. Люди с удовольствием покупали дорогие билеты, чтобы посмотреть на запуск красивых аппаратов, начиненных маленькими ракетами на пороховом топливе. В 1934 г. он провел специальную демонстрацию перед офицерами британской почтовой службы. Цукер утверждал, что его ракеты способны преодолевать расстояние в 400 км со скоростью в 3 500 км/ч. Несколько пробных ракет, несущих на борту условную корреспонденцию, действительно подтвердили свою способность передвигаться с бешеной скоростью. Однако все они пролетели гораздо ближе заявленных 400 км, причем каждая летела только туда, куда хотелось именно ей. Пожав плечами, англичане объявили Герхарда Цукера шарлатаном и выслали его в Германию, после чего он переключился на более приземленные проекты.
    Проблема точного выведения ракеты на цель еще долгое время оставалась камнем преткновения для разработчиков. Определенных успехов в этой области добился Стивен Смит (Stephen Smith), рядовой сотрудник индийской почтовой службы. В 1934—1944 гг. он активно экспериментировал с ракетами, напичканными различной пиротехникой, и пытался заставить их доставлять письма в заданном направлении. Система наведения ракет была чрезвычайно проста: развернуть корпус в нужную сторону, поджечь шнур и бежать поскорее в укрытие.

    Как это ни странно, Смиту удалось достичь весьма неплохой по тем временам точности, и скоро он начал экспериментировать с разными типами грузов. Его ракеты перевозили не только письма, но и бандероли, свертки с провизией и даже живую домашнюю птицу. К сожалению, Смит умер раньше, чем его разработки успели кого-либо заинтересовать. В 1992 г. индийское правительство выпустило в честь него почтовую марку, на которой он представлен «основоположником индийской ракетной почты».

    Все эти ранние почтовые ракеты производили на зрителей большое впечатление, однако с точки зрения функциональности они были никуда не годны. Чтобы ракета могла эффективно доставлять почту на значительные расстояния, ее необходимо снабдить системами навигации и управления — по сути, она должна превратиться в нечто вроде самонаводящейся боеголовки.

    Именно в этом ключе работали специалисты сразу двух американских министерств — оборонного и почтового, — занявшиеся созданием почтовых ракет несколько десятилетий спустя. В качестве перспективного носителя ими была выбрана ракета SSM-N-8 Regulus, способная доставить двухмегатонную термоядерную бомбу на расстояние до 600 км. В 1959 г. состоялся первый пробный запуск. Из ракеты аккуратно вынули боевую часть и разместили вместо нее два стандартных почтовых ящика с 3 тысячами писем. Она стартовала с борта американской подлодки, находящейся у побережья Вирджинии, и ровно через 21 минуту приземлилась во Флориде. Корреспонденция была благополучно передана сотрудникам ближайшего почтового отделения.

    Успех эксперимента был воспринят с большим энтузиазмом, однако некоторые военные эксперты восприняли его в штыки. Они вполне резонно полагали, что в условиях холодной войны использование боевых ракет для доставки открыток вряд ли можно считать оправданным. Не говоря уже о том, что такой способ транспортировки почты крайне дорог, и вряд ли будет пользоваться спросом у потребителей. В итоге прагматизм победил — подобные запуски в США больше не проводились.

    В СССР ракетная почта предлагалась в качестве средства доставки грузов в удаленные и труднодоступные районы, однако по причине все той же дороговизны носителей, эта идея так и не была реализована. Так что к настоящему моменту ракеты возят почту только на МКС. Да и нужды в этом особой нет.

    Неподкупная машина: Кассовый аппарат

    История простых вещей_2Джеймс Ритти родился в городе Дайтон в Огайо в 1837 году. Отец его, Легер Ритти, эмигрировал из Эльзаса в США и открыл небольшую аптеку, где торговал различными целебными травами. Трое из пяти его сыновей — Себастьян, Джон и Джеймс — были прирожденными изобретателями.

    На счету Себастьяна имелось несколько патентов по переработке сельхозпродукции, в этой же области отметился и Джон, запатентовав машину для очистки и консервирования кукурузы. Кроме того, Джон сконструировал необычную систему вентиляции для одного из кафе — опахала из пальмовых листьев, установленные на каждом столике, приводились в движение подаваемой по трубам водой. Джеймс тоже был умелым механиком, но в 1871 году решил сменить профессию и стал ресторатором, открыв в Дайтоне небольшой салун. Его заведение быстро приобрело популярность в городе, но вместо процветания приносило хозяину убытки.

    И деловые качества Джеймса тут были ни при чем — просто кассиры постоянно воровали, утаивая часть выручки. Увольнение не помогало: на место нечистых на руку кассиров приходили новые, которые тоже не могли устоять перед искушением. Постоянная текучесть кадров почти разорила Ритти, и, чтобы отвлечься, он отправился в круиз по Европе.

    На судне Джеймс заинтересовался могучими морскими машинами и подружился с главным механиком. В ходе экскурсии по машинному отделению он как зачарованный смотрел на автоматический счетчик оборотов гребного вала, и неожиданно ему в голову пришла мысль: «Если этот механизм способен записывать движения гребного винта, почему нельзя сделать то же самое с деньгами?». Идея настолько захватила Ритти, что он значительно сократил свой вояж по Европе и вскоре вернулся домой. Там Джеймс изложил свою идею брату Джону, и вместе они сконструировали примитивную машину для подсчета денег: два ряда клавиш, каждая из которых отмечала определенную сумму, и часовой циферблат с двумя стрелками (для долларов и центов). Вторую модель братья усовершенствовали, заменив циферблаты на классические диски, и именно на эту конструкцию 4 ноября 1879 года был получен патент США номер 221360. Третья модель, названная «Неподкупный кассир Ритти» (Ritty′s Incorruptible Cashier) уже умела показывать покупателю «пробиваемую» сумму, а четвертая дырочками пробивала итог на бумажной ленте. Именно она и стала первым серийным кассовым аппаратом.

    Несмотря на успех, к 1881 году Ритти понял, что это не его бизнес, и вернулся к своему маленькому кафе. Патент он продал Джейкобу Эккерту, который в 1884 году уступил компанию Джону Паттерсону, одному из первых покупателей кассовых аппаратов. Паттерсон переименовал фирму в National Cash Register Company. Сейчас это NCR Corporation, многомиллиардная компания, выпускающая аппаратные и программные решения для торговли. Конечно, современная техника NCR не имеет почти ничего общего с первыми аппаратами Ритти. За исключением одного качества: она все так же неподкупна.

    Потомок штыка: Открывашка

    История простых вещей_2В 1795 году правительство Франции обещало приз тому, кто разработает способ длительного хранения продуктов, крайне необходимый для армии Наполеона. В 1806 году кондитер Никола Аппер предложил технологию консервации, за что получил от императора звание «Благодетель человечества».

    Однако Аппер использовал стеклянные банки, которые были слишком хрупкими. Это препятствие обошел британский инженер и промышленник Брайан Данкин, который в 1812 году разработал процесс производства консервов в банках из луженой (то есть покрытой оловом) стальной жести. Продукты в таких банках отлично сохранялись (что подтвердила состоявшаяся в 1824 году экспедиция сэра Уильяма Перри к Северному полюсу), однако, когда дело доходило до еды, возникало небольшое затруднение: банку нужно было открыть. Производители консервов считали, что это явно не их проблема, и ограничивались краткой инструкцией на этикетке: «Используйте зубило и молоток».

    Но даже с помощью инструментов открыть консервы было непросто. Банки представляли собой настоящие «крепости» из толстой жести, и упаковка зачастую превосходила по весу содержимое. В армии начала XIX века для открывания банок обычно использовали штыки, а порой голодные солдаты прибегали к помощи огнестрельного оружия.

    Во второй половине XIX века банки стали делать из более тонкой жести, а в 1858 году Эзра Уорнер из Коннектикута запатентовал первый консервный нож с двумя лезвиями, прямым и острым для протыкания банки (с гардой-ограничителем) и изогнутым для разрезания крышки. Позднее эта конструкция была усовершенствована и появился консервный нож, ручка которого была выполнена в виде бычьей головы. Эта классическая конструкция, потомки которой популярны и сегодня, так и называлась — Bull’s Head. В 1870-м американец Уильям Лайман предложил не пилить банку лезвием, а использовать «режущее колесо». Его нож фактически представлял собой циркуль, одна ножка которого втыкалась точно в середину крышки, а вторая, с острым колесом, вырезала в банке отверстие. Нельзя сказать, что это было очень удобно (центр нужно было определить самостоятельно, колесо проскальзывало), однако прогресс налицо.

    В 1925 году был сделан следующий шаг: Star Can Opener Company из Сан-Франциско усовершенствовала конструкцию Лаймана, разместив в нижней части консервооткрывателя (который уже не был ножом в прямом смысле) шестеренку — так называемое подающее колесо. Ободок банки четко фиксировался между шестерней и режущим колесом (или обычным лезвием), не позволяя проскальзывать и обеспечивая ровный рез. Позднее в конструкцию добавили электропривод и магниты для удержания банки, но сам режущий принцип остался неизменным до наших дней.

    Для половины человечества: Безопасная бритва

    История простых вещей_2Можно сказать, что Кингу Кемпу Жилетту, родившемуся в 1855 году в городке Фон-дю-Лак в штате Висконсин, любовь к изобретательству передалась по наследству. Его отец был мастером на все руки и работал патентным поверенным. Мать Кинга тоже была изобретателем — в области кулинарии: ее кулинарная книга, впервые увидевшая свет в 1887 году, переиздается и до сих пор.

    В 17 лет Кинг Жилетт стал коммивояжером. При этом он не забывал и об изобретательстве: к 1890 году в его «портфеле» было уже 4 патента (правда, выгоды от них он никакой не имел). Глядя на это, Уильям Пэйнтер, изобретатель одноразовой бутылочной пробки и основатель компании Crown Cork & Seal Co, на которую работал Кинг Жилетт, дал ему хороший совет. «Если ты хочешь получить прибыль, продавая придуманный тобой товар, изобрети что-нибудь одноразовое. Тогда, если изделие получится удачным, довольные покупатели будут вынуждены обращаться к тебе снова и снова».

    Работа коммивояжера связана с постоянными разъездами, и Жилетту приходилось часто бриться в поездах. Это было весьма рискованно: из-за тряски на стыках рельсов опасной бритвой можно было запросто перерезать себе горло. Жилетт использовал бритву Star Safety Razor, сделанную на манер тяпки: ручка была закреплена перпендикулярно массивному лезвию. Бритва быстро затуплялась, и ее приходилась часто править. В 1895 году Жилетту пришла в голову простая идея: использовать вместо массивного лезвия тонкие стальные полоски, которые при потере остроты можно было бы просто выбрасывать.

    С этой идеей он обратился к металлургам Массачусетского Технологического института (MIT), и они заверили его, что это абсолютно невозможно. Но Жилетт не сдался и вместе с инженером Уильямом Никерсоном (по иронии судьбы — выпускником MIT) на протяжении шести лет разрабатывал дизайн бритвенного станка, лезвий и технологию их выпуска. В 1901 году Жилетт и Никерсон основали American Safety Razor Company, а два года спустя начали массовое производство. Причем, чтобы сформировать рынок, сначала им даже приходилось продавать товар по цене ниже себестоимости.

    В 1904 году Кинг Кемп Жилетт получил на свое изобретение патент, а компания была переименована в Gillette Safety Razor Company. После этого сильная половина человечества узнала изобретателя бритвы не только по имени, но и в лицо: на каждой упаковке с лезвиями Gillette печатался портрет Кинга Жилетта.

    Скользкий тип: Тефлон

    История простых вещей_2Этот удивительный пластик с уникальными свойствами был открыт совершенно случайно. В начале 1930-х годов компания General Motors (GM) разработала семейство веществ — хлорфторуглеродов, названных фреонами.

    Одно из подразделений GM — фирма Frigidaire, выпускавшая холодильное оборудование, хотела использовать фреон как хладагент вместо менее эффективных и к тому же токсичных аммиака и диоксида серы. Для дальнейшей разработки GM обратилась в известный химический концерн DuPont, что привело к созданию совместного предприятия — Kinetic Chemicals. В его лабораториях был создан бестселлер тех времен — фреон-114 (тетрафтордихлорэтан), который эксклюзивно поставлялся Frigidaire. В конце 1930-х DuPont начал поиски столь же эффективного хладагента, который можно было бы продавать другим производителям холодильного оборудования.

    27-летний Рой Планкетт был одним из ученых-химиков, работавших над новым перспективным хлорфторуглеродом. Чтобы синтезировать его из соляной кислоты и газообразного тетрафторэтилена (ТФЭ), Планкетт и его помощник Джек Ребок заранее приготовили около 50 кг ТФЭ, закачанного под давлением в небольшие баллоны. Чтобы баллоны не взорвались, их хранили в контейнерах с твердой углекислотой — «сухим льдом». 6 апреля 1938 года Планкетт подсоединил один из баллонов к реакционной установке, открыл вентиль, но… ничего не произошло. Тщательный осмотр показал, что вентиль вполне работоспособен. Утечка газа? Но, взвесив баллон, Планкет и Ребок установили, что газ по-прежнему находится внутри. С величайшими предосторожностями они отвинтили вентиль и с удивлением обнаружили, что баллон наполнен белым порошком. Вскрыв еще несколько баллонов, исследователи увидели, что их стенки изнутри покрыты парафиноподобным веществом: уникальная комбинация условий (высокое давление и низкая температура) заставила газ полимеризоваться, образовав политетрафторэтилен, позднее названный Teflon. Впоследствии оказалось, что тефлон обладает уникальными фрикционными свойствами (то есть отлично скользит) и чрезвычайно химически устойчив к воздействию агрессивных сред. На разработку технологии его получения понадобился год: 1 июля 1939 года была подана патентная заявка.

    И хотя Планкетту не удалось улучшить хладагент, его продукт, наряду с тысячами других применений, нашел себе место и на кухне — как антипригарное покрытие сковородок и кастрюль.

    Отрада путешественников: Сумки на колесиках

    История простых вещей_2В 1970—1980-х годах мир охватила жажда «к перемене мест». Но путешественникам было нелегко — в буквальном смысле этого слова: изрядную часть пути багаж приходилось тащить в руках или на себе.

    Для облегчения их тяжелой доли один из крупнейших в мире производителей дорожных сумок, компания Samsonite, в 1974 году запатентовала конструкцию чемодана с колесиками, расположенными в одном из углов пластикового корпуса. Выдвинув ручку с другой стороны, такой чемодан можно было катить в наклонном положении. Но особой популярности этот чемодан не снискал (хотя его производят и поныне): на поворотах или неровностях он заваливался на бок и к тому же не помещался на верхних полках в салоне авиалайнера. 46-летний пилот американской авиакомпании Northwest Airlines Роберт Плат в полной мере прочувствовал на себе нелегкую ношу путешественника.

    Он никогда не считал себя изобретателем и даже не мог предполагать, что его решение буквально изменит мир. В 1988 году в своем гараже в городке Бока-Рейтон во Флориде Плат прикрутил к своей любимой вертикальной сумке два небольших мебельных колеса, купленных в ближайшем строительном магазине. К боковой стороне сумки он пришил карман, маскирующий выдвижную ручку, изготовленную из металлических стержней и трубок. Широкая колея двух колес обеспечивала устойчивое качение даже при крутых поворотах и позволяла преодолевать достаточно крупные препятствия. Полевые (или полетные) испытания подтвердили все лучшие качества идеи Плата. Пилоты и стюардессы взирали на необычную конструкцию с нескрываемым удивлением, которое спустя некоторое время перерастало в зависть. Через пару дней один из коллег обратился к Роберту с просьбой модернизировать и его сумку (естественно, не бесплатно). Потом еще один. Когда число заказов перевалило за десяток, Плат стал выдавать коллегам, приводившим ему следующих покупателей, «комиссионные» в виде скидки в $5 на следующую покупку. В 1989 году Плат подал патентную заявку на «дорожную сумку, снабженную колесами и выдвижной ручкой», названную им Rollaboard. В этом же году Плат основал компанию Travelpro, а в 1991 году, когда патент номер 4995487 был зарегистрирован, он уволился из авиакомпании. Глядя на пилотов и стюардесс, с легкостью катящих свои сумки по проходам аэропортов, пассажиры тоже начали интересоваться, где можно купить это «чудо техники». Спрос был столь высок, что уже за первый год своего существования компания Travelpro продала сумок на $1,5 млн. А к 1999 году, когда Плат отошел от дел и продал свою долю в компании, продажи составляли $50 млн. Изобретение Роберта Плата изменило мир путешествий: мало кто сегодня отправляется в путь без дорожной сумки или чемодана на колесах. Изделия Travelpro оказались настолько популярными, что авиакомпании вынуждены были даже увеличить объем верхних полок в самолетах. Единственными, кто проиграл от их появления, стали носильщики — сегодня с их тяжелой работой отлично справляются встроенные в чемодан или сумку колеса…

    Легким движением руки: Дергай кольцо

    История простых вещей_2Банка с клапаном и кольцом — изобретение, облегчившее жизнь не только любителям пива.

    Эрмал Клеон Фрейз родился в 1913 году. Юность он провел на ферме в Индиане, а в 1940-х переехал в Дейтон, штат Огайо, где зарабатывал себе на жизнь различными механическими и малярными работами. В 1949 году Фрейз основал маленькую компанию Reliable Tool and Manufacturing Co. («Надежные инструменты и производство»), где был единственным работником. Бизнес оказался не слишком прибыльным, но на жизнь хватало. Фрейз даже запатентовал несколько мелких изобретений, а также закончил техническую школу General Motors и получил диплом инженера. К концу 1950-х среди клиентов по-прежнему небольшой компании числились такие гиганты, как General Electric, Ford, Chrysler и даже NASA. В один из дней 1959 года Эрмал Фрейз, а для друзей просто Эрни, решил устроить пикник на природе с семьей и друзьями. Когда закуска уже была нарезана, а еда готова, Эрни достал из багажника одно из последних достижений технического прогресса тех времен — пиво, упакованное в алюминиевые банки. Тут его поджидало небольшое разочарование: оказалось, что никто из присутствующих не догадался захватить с собой консервный нож.

    Впрочем, Эрни не зря был умелым механиком: он быстро придумал способ открывания банок с помощью подручных инструментов и автомобильного бампера (хотя получалось больше пены, чем пива). Но случай этот ему запомнился — ведь такая мелочь чуть было не испортила прекрасные выходные. Как-то пару месяцев спустя Фрейз, страдая от бессонницы, решил занять голову какой-нибудь будничной проблемой. Случай с банками вспомнился сам собой. Позднее изобретатель говорил: «Я не придумал самооткрывающиеся банки. Я всего лишь предложил способ прикреплять ключ к крышке банки». Решение Эрни было простым — ключ крепился к центру крышки обычной заклепкой. Первый вариант оказался не слишком удачным — рычажный ключ пробивал в банке дырку с острыми краями, о которые можно было порезаться. Для решения этой проблемы Фрейз предложил ослаблять часть крышки, делая на ней предварительные несквозные надрезы. В 1963 году изобретатель получил патент и предложил его компании-производителю банок Alcoa. Компания рискнула и выиграла — к 1965 году более 75% всех банок, продаваемых в США, были снабжены ключом для открывания. В 1970-х годах система открывания банок была усовершенствована — ключ сделали несъемным, поскольку алюминиевые «ярлычки» с острыми краями сильно загрязняли окружающую среду. За это время компания Фрейза, переименованная в Dayton Reliable Tool, стала одним из ведущих поставщиков промышленного оборудования для производства таких банок, и к 1980-му годовой доход когда-то мелкой фирмы насчитывал уже более полумиллиарда долларов.

    Материал тысячи применений: Бакелит

    История простых вещей_2В первой половине XX века слово «бакелит» стало нарицательным — синонимом качества и прогресса.

    В 1863 году в бельгийском городе Гент родился Лео Хендрик Бэйкленд. Юный Лео был любознательным и старательным учеником. По настоянию матери он поступил в университет, где успешно изучал физику и химию, а в 24 года стал восходящей звездой науки. Вскоре Лео женился на Селин Свартс, дочери своего научного руководителя, и молодая семья переехала в США. Там Лео сделал свое первое крупное изобретение — разработал фотобумагу Velox, которая в процессе проявления не требовала применения дневного света. Для активно развивавшейся в то время фотографии это было значительное достижение, и в 1899 году основатель компании Kodak Джордж Истмен купил у Бэйкленда права на эту технологию, выплатив ему огромную по тем временам сумму — чуть меньше $1 млн. Бэйкленд вместе с женой и двумя детьми переехал в престижное местечко к северу от города Йонкерс в штате Нью-Йорк. Превратив сарай в лабораторию, Лео занялся своим следующим проектом — он решил найти замену шеллаку. Эта природная смола, которую выделяют лаковые червецы, насекомые-паразиты, живущие на некоторых тропических и субтропических деревьях, в самом начале XX века применялась в качестве изолятора в только что появившейся электрической промышленности. Спрос на шеллак, собираемый вручную, значительно опережал предложение, а его цена быстро росла.

    Бэйкленд обратил внимание на результат экспериментов немецкого химика Адольфа фон Байера — полученный им еще в 1872 году осадок при реакции между фенолом, добываемым из каменноугольной смолы, и формалином. Сам фон Байер занимался красителями, и для его целей этот осадок не представлял интереса. Бэйкленд же искал совсем другое — электрический изолятор. Три года экспериментов (с 1904 по 1907 год) понадобились ему, прежде чем он смог контролировать ход этой реакции с точностью, недоступной ранее. Аппарат, представлявший собой что-то среднее между обогревательным котлом и скороваркой и названный «бэйкелайзером», позволял получить из липкой массы — первоначального продукта реакции между фенолом и формальдегидом — твердый прозрачный материал, первый в мире полностью синтетический пластик, принимающий при нагревании нужную форму. Изобретатель назвал этот материал бакелитом и в 1909 году официально представил его на заседании Американского химического общества, а вскоре основал компанию General Bakelite Corp. для его производства. Бакелит оказался хорош не только для изоляции, но и для труб, пуговиц, биллиардных шаров, рукоятей зонтов и ножей, корпусов различных устройств. Сам Бэйкленд называл его материалом тысячи применений.

    Колючее решение: Как скрестили ежа с ужом

    История простых вещей_2Изобретение колючей проволоки, безусловно, изменило мир. Хотя, возможно, и не в лучшую сторону

    Во второй половине XIX века в США началось активное освоение юго-западных Великих равнин. Сначала на эти земли пришли скотоводы, но по мере развития земледелия у поселенцев возникла необходимость огораживать выгоны, чтобы защитить пастбища от «чужого» скота. Однако территории на Западе были большими, а традиционный материал для строительства изгородей — дерево — дефицитным (его приходилось везти по железной дороге с востока). Проволочная изгородь была более дешевым решением, но стада рогатого скота практически «не замечали» ее на своем пути.

    В один прекрасный день 1873 года на ярмарке округа Де Кальб в штате Иллинойс местный фермер Генри Роуз с гордостью демонстрировал свое хитроумное изобретение — доску, из которой в разные стороны торчали заточенные гвозди. Чтобы поставить перед коровами непреодолимый заслон, такую штуковину, по мнению Роуза, нужно было вставить в проволочную изгородь. Именно это изобретение заинтересовало троих приятелей, посетивших ярмарку в этот день — Джозефа Глиддена, Айзека Эллвуда и Якоба Хейша.

    Фермер Джозеф Глидден решил исключить из идеи Роуза доску, и стал экспериментировать с короткими проволочными колючками, обернутыми в два оборота вокруг длинной проволоки (для ускорения этого процесса он применил старую кофемолку). Однако колючки не хотели оставаться на своих местах и все время куда-нибудь «уползали». Чтобы закрепить их на своих местах, Глидден использовал вторую проволочную нить, обернутую вокруг первой. Конструкция оказалась настолько удачной, что торговец скобяными изделиями Эллвуд предложил изобретателю деловое партнерство.

    Лесопромышленник Хейш тем временем запатентовал свою конструкцию и основал компанию. Осенью 1873-го Глидден подал заявку на патент, но получил его только в ноябре следующего года. Тогда же компаньоны основали «Компанию колючей проволоки» (Barb Fence Company). До окончания 1874 года они продали 5 т колючей проволоки, а за весь следующий год — 300 т. Бум спроса породил большое количество патентов — около 600, и патентные битвы продолжались много лет. Победителем и «отцом колючей проволоки» был признан Джозеф Глидден. Он был не первым и не последним изобретателем, просто его конструкция оказалась самой удачной.

    В 1876 году массачусетская компания Washburn and Moen предложила Глиддену продать его долю в предприятии. Уставший от бизнеса фермер-изобретатель согласился, получив в качестве компенсации $60 000 и лицензионные отчисления по 50 центов с каждых 100 кг проданной в будущем проволоки. Эти деньги сделали его к моменту смерти в 1906 году одним из самых богатых людей в США.

    Быстрая заморозка: От чучел до стола

    История простых вещей_2В 1930-х годах свежезамороженные продукты считались элитными. И цена на них была соответствующей.

    Кларенс Бёрдсай родился в 1886 году в Бруклине, штат Нью-Йорк. Детство и юность его прошли на семейной ферме на Лонг-Айленде, где он заинтересовался биологией (анатомию животных изучал на практике — охотился и набивал чучела). В 1908 году Кларенс поступил в колледж в Амхерсте, штат Массачусетс, где учился на биолога. После двух лет обучения (на большее не хватило денег) Бёрдсай поступил на правительственную работу в качестве натуралиста. А в 1912 году, решив заняться торговлей мехами, он отправился на канадский полуостров Лабрадор. Одним из основных продуктов питания на побережье была рыба. Зимой аборигены-эскимосы рыбачили не каждый день, предпочитая делать запасы на неделю вперед. Чтобы улов не портился, рыбаки выкладывали только что пойманную рыбу на лед, а арктический ветер за несколько минут замораживал ее. Бёрдсай увидел этот способ впервые, но еще больше его поразило то, что после приготовления замороженная рыба практически не отличалась от свежей. Новая идея захватила Кларенса.

    Вернувшись в 1917 году Нью-Йорк, он начал экспериментировать со способами заморозки. В 1922 году он учредил собственную компанию Birdseye Seafoods, которая пыталась торговать свежеморожеными морепродуктами. Однако покупатели не оценили нововведения. Компания опередила свое время — ведь тогда еще не было ни домашних холодильников, ни охлаждаемых витрин, ни вагонов-рефрижераторов, — что и привело ее к банкротству. Но Бёрдсай не опустил рук и уже в следующем году основал в прибрежном Глочестере, Массачусетс, новую компанию General Seafoods, которая с помощью новейшего изобретения Кларенса — двойного охлаждаемого конвейера — вскоре занялась заморозкой мяса, овощей и фруктов (и сменила имя на General Foods). В 1929 году Бёрдсай с большой прибылью продал компанию, оставшись главой исследовательского отдела. 6 марта 1930 года в восемнадцати магазинах Спрингфилда, Массачусетс, General Foods запустила в продажу 26 товарных позиций под маркой Birds Eye Frosted Foods — замороженное мясо, рыбу, овощи (в основном шпинат и горошек) и фрукты. Поначалу покупатели осторожничали, но к началу лета торговля пошла вполне успешно. В 1934 году компания приняла активное участие в расширении розничной торговли, предложив магазинам недорогие охлаждаемые витрины, а в 1944-м впервые использовала вагоны-рефрижераторы для перевозок на большие расстояния. А в 1950-х годах, когда в домах появились бытовые холодильники, свежезамороженные продукты окончательно стали повседневным явлением.

    История застежки-молнии: Немолниеносная биография

    История простых вещей_27 ноября 1891 года Уиткомб Джадсон из Чикаго получил патент за номером 504038 на изобретение, названное им «Застежка для обуви»: ряд крючков с одной стороны и петелек — с другой, которые зацеплялись при помощи специального направляющего ключа (чтобы их расцепить, ключ надо было перевернуть).

    В 1894 году ему удалось убедить инвесторов основать компанию Universal Fastener по производству застежек. Глава компании Льюис Уокер был уверен в успехе изобретения Джадсона, но дела шли не блестяще: конструкция была сложной и ненадежной, и за 10 лет самым крупным заказом стала закупка американской почтовой службой 20 застежек для сумок.

    В 1904 году Джадсон внес в конструкцию изменения, закрепив крючки и петли на матерчатых лентах, чтобы можно было пришивать застежку к обуви. В 1905-м компания была реорганизована и переехала из Чикаго в Хобокен, Нью-Джерси. Но покупателей было очень мало, и компания сделала следующий логичный шаг: наняла квалифицированного инженера. Гидеон Сундбэк, иммигрант из Швеции, покинул знаменитую компанию Westinghouse и электричество (в то время передний край технологии) ради работы в маленькой фирме, выпускающей одно-единственное изделие и находящейся в кризисе. Виной тому — дела сердечные: Гидеон ухаживал за дочерью менеджера компании Питера Аронсона Эльвирой, на которой и женился в 1909 году.

    Сундбэк вполне оправдал возложенные на него надежды. В 1912 году он предложил совершенно новую конструкцию, названную Hookless#1 («Бескрючковая №1»), в которой матерчатая лента зажималась металлическими зубьями. Правда, эта застежка изнашивалась всего за несколько циклов открывания, поэтому Сундбэк решил заменить крючки элементами другой формы — так родилась Hookless#2, почти современная застежка-молния (патент на современный вариант — «разделяющуюся застежку» — был выдан 20 марта 1917 года). Первые четыре штуки были проданы 28 октября 1914 года за $1. Успех пришел лишь в 1918-м, когда компания продала 24 000 застежек для «денежных поя-сов», популярных среди отправляющихся в Европу военных моряков.

    А «крестным отцом» молнии выступил президент компании B. F. Goodrich Бертрам Рок, когда в 1923 году он выбрал эту застежку для резиновых галош. Ему понравился звук, издаваемый металлическими элементами при работе — zip (что-то вроде русского «вжжжик»). Так родилось название модели — Zipper Boots, которое стало нарицательным в английском языке.

    Окончательную победу молния одержала в 1937 году: консерватизм портных был сломлен, когда герцог Виндзорский выбрал ее в качестве застежки для брюк.

    Источник

     

    Похожие статьи:

    11 удивительных фактов о музыке

    11 удивительных фактов о музыке
     Журнал Time собрал самые интересные и неожиданные результаты реальных исследований, показывающие, как музыка влияет на личность человека и на нашу жизнь в целом.1. Музыкальный фон повышает эффективность тренировок в спортзале, но не помогает сконцентрироваться во время работы. С другой стороны, негромкая музыка способствует творческому процессу. Громкая — вредит ему....

    Интересные факты про алмазы

    Интересные факты про алмазы
     Алмазы и бриллианты считаются самыми дорогими и самыми красивыми драгоценными камнями на всей нашей планете. Конечно же, подобной популярности немало поспособствовали некоторые физические свойства алмаза — например, его твердость. Несмотря на то, что человечество уже очень давно знакомо с «камушками», есть факты, которые практически неизвестны обычному человеку. В этой статье мы предлагаем узнать побольше об алмазах и бриллиантах....

    История простых вещей_3

    История простых вещей_3
     Невидимое стекло: Как просветлялась оптикаЕще в школе Кэтрин Блоджетт приняла твердое решение стать ученым. Но, хотя оценки по физике и математике у нее были отличные, осуществить это было непросто — в начале XX века подобная карьера считалась неподходящей для женщины. Помог случай. ...

    История простых вещей_1

    История простых вещей_1
     Соединять навсегда: СуперклейВещество, составляющее основу всех «суперклеев», открывали дважды. Причем делал это один и тот же человек — доктор Гарри Кувер. ...
    Теги: факты
    наши друзья

    Округ-ТВ

    Информация

    Весь материал, представленный на сайте республика-саха-якутия.рф взят из открытых источников или прислан посетителями и авторами сайта. Материал используется исключительно в некоммерческих целях. Все права на публикуемые материалы принадлежат авторам. Если Вы являетесь автором материала или обладателем авторских прав на него и против его использования на сайте республика-саха-якутия.рф, пожалуйста, свяжитесь с нами через форму контактов.

    ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ

    Республика Саха Якутия © 2019