Написать статью Добавить видео Регистрация

Культурно-этнографический центр Нерюнгринского района
Заказать баннер 125х125
Авторский календарь 2017 - Пейзажи Якутии

Подписаться
Для добавления новости на сайт, нажмите "написать статью" в главном меню. В списке разделов выберите "Новости".
Принимаются материалы как либо относящиеся к Республике Саха Якутия. Статьи нарушающих законы РФ, реклама и спам публиковаться не будут.
Все статьи допускаются Администратором, поэтому публикуются не сразу, а несколько раз в сутки.
новости
Балерина из Якутии стала лауреатом престижного Международного балетного конкурса
Более того на гала-концерте девушка закрывала своим выступлением в партии Лауренсии весь 25 международный конкурс артистов балета. Большую роль в успех якутской балерины вложила ее педагог Мария...
новости
В Якутске начинаются субботники по санитарной очистке
Субботники проводятся в рамках трехмесячника по санитарной очистке, где участие принимают коллективы управляющих компаний, товарищества собственников жилья, трудовые коллективы предприятий и...
новости
Съемки документального фильма о возникновении Евразии начались в Якутии
"В Эвено-Бытантайском районе Якутии начинаются съемки документального фильма "Россия. Пути времени", который будет интересен не только россиянам, но и всему миру, так как показывает...
новости
В Якутии стадо бизонов выпустят на волю в начале ноября 2017 года
По словам министра охраны природы Якутии Сахамина Афанасьева, в данный момент идет подготовительная работа. Мероприятие произойдет в рамках года экологии и особо охраняемых территорий....
Распетанно с сайта республика-саха-якутия.рф

Ленская труба - 2016. 4часть

Рейтинг: 0 Голосов: 0 191 просмотр

    Заказать баннер 120х90

    Ленская труба - 2016. 4часть

    Уже столь знакомый звук «электронной стрекозы» будильника послышался для меня непривычно рано. Еле продирая глаза, я увидел жёлтые от солнечного света стенки палатки и почувствовал необычайное тепло от них. Друг встал более бодро, чем я, и агитировал меня на раннюю съёмку льда. И в самом деле, условия с таким светом были бы идеальными, но что-то меня сковывало внутри и было ощущение какой-то непреодолимой лени и желания подольше сегодня поспать. И я повернулся на другой бок, пытаясь заснуть. Солнце несколько раз успело уйти, потом опять появиться, но большую часть оно всё-таки было открыто. Когда я понял, что заснуть уже не удастся, я нашёл в себе силы побороть свою лень и собраться на выход. Всё-таки дело надо сделать, ради фотографий сюда и приехали.

    Вечный лёд

    По законам жанра, как только я вылез и достал свою камеру, солнце скрылось за тучей и уже практически ни разу оттуда не выходило. Эта часть Ленской трубы была удивительной: вроде бы облака должны двигаться с места на место ветром, ан нет – одно облако уходит, другое образуется из ниоткуда на предыдущем месте. И так постоянно. Мы это заметили ещё вчера вечером, когда делали кадры с обрыва над Хатыстахом. Однако, погоду не выбирают, раз съёмка, значит съёмка. Скоро мы снимемся с этого места и поплывём дальше по маршруту, и, может быть, никогда больше такого льда не встретим. Так что, снять нужно было при любой погоде.

    Так валуны лежат годами, никто их не трогает...

    … и тут пришли мы, и конечно, надо везде полазить и всё посмотреть

    Когда я впервые подошёл к этим глыбам, я был поражён их реальными размерами – с байдарки они казались гораздо меньше. Здесь же одна глыбина могла превышать два человеческих роста по высоте. Льдины лежат тут круглый год, за короткое лето они просто не успевают полностью растаять, зато перед вами открываются интересные формы, подчас напоминающие правильные геометрические, и эти формы красивы сами по себе. И в иных льдинах видишь мячи, треугольники, а в текущих ручьях – прямые. Так, поснимав немного лёд, я вернулся в наш лагерь, где уже отдыхал Серёга после своих успешных съёмок с солнцем. К этому моменту погода уже испортилась, хоть и дождя не было, но пасмурно было уже до конца дня, с редкими эпизодическими просветами.

    Некоторые глыбины висят довольно опасно...

    А в некоторых очень хорошо узнаются знакомые предметы

    Пока мы готовили завтрак, собака на том берегу вновь активизировалась. Через некоторое время послышался звук заведённого мотора, и мы увидели, как с того берега Хатыстаха отплывает лодка и поворачивает в нашем направлении. Через несколько минут хозяева дома на том берегу уже причаливали к нашему, и мы пошли к ним навстречу. Уже не было никаких сомнений, что они приплыли по нашу душу. Как и большинство якутов, эти мужики оказались дружелюбно настроенными. Как и с предыдущими местными людьми, этим рыбакам было интересно, кто мы и куда путь держим, ну и, как неожиданно появившиеся соседи, мы тоже представляли для них интерес – в этих краях годами может протекать жизнь без особых изменений. А тут какие-то чужаки приплыли, явно неместные, разожгли костёр на высокой части берега, да у них ещё и байдарка есть! Как-то так, наверное, они и мыслят.

    Рыбу брать не стали – в желудке ещё оставалось ощущение сытности от подаренного Эдиком осетра, которого мы сварили на вчерашний вечер и сегодняшнее утро. С этого момента, когда рыбаки от нас уплыли, день пошёл в обычном рабочем режиме, без запоминающихся моментов. Нашей целью на сегодня было доплыть до скал «девяти шаманов» и встать рядом с ними на ночёвку. Таким образом, мы обеспечили бы себе съёмку по вечернему и утреннему свету. Понятно, что сейчас при такой погоде говорить о свете было смешно, но погода на Лене непредсказуема и может меняться даже в пределах часа, так что, нашей задачей было всё подготовить максимально качественно, а уже остальное решила бы природа – быть фотографиям по свету или не быть.

    Мы отплыли как обычно, оперативно загрузившись и убрав аккуратно все нужные в процессе промежуточных вылазок вещи в места лёгкой доступности. Как всегда, это был термос с чаем за Серёгиной спиной, это был мой мачете на случай появления белых медведей, а мы, минуточку, уже были недалеко от острова Тит-Ары, за которым уже начиналась дельта, а за дельтой сам Северный Ледовитый океан, так что, всё могло быть. Это был и, конечно же, бинокль, чтобы этих самых белых медведей высматривать. Или других животных и людей. В этой экспедиции бинокль у нас никогда подолгу не залёживался, всегда находилось, что посмотреть. А иной раз, от него зависела и наша безопасность.

    Но для того, чтобы видеть интересные места на нашем берегу с устьями рек, достаточно было карты и остроты зрения. Сегодня мы плыли всё время не меняя берега, то есть, вдоль западной стороны, покрытой редколесьем, плавно переходившим в тундру. Момент перехода как раз пал на сегодняшний день. Лес в районе обрыва над Хатыстахом был одним из последних полноценных лесов на западном берегу, и, пока мы плыли, лиственниц становилось всё меньше и меньше. В первом устье, где мы высадились на исследовательскую остановку, вдоль берега были вообще одни лишь кустарники, сами лиственницы начинались на приличном удалении. На одном из следующих фото будет видно, как от деревьев осталась лишь одна узкая полоса, начинающаяся чуть поодаль от берега, и заканчивающаяся на определённой высоте, дальше которой лишь голая тундра, и полоса эта тем меньше, чем дальше мы плыли на север.

    У очередной безымянной речки западного берега

    На тех горах леса уже нет и не будет, остался только на нашем берегу. Снежник добавляет пейзажу разнообразия

    От кустарников мы поднялись выше на основной хребет, который тут всё-таки проглядывался, несмотря на покатость гор этого берега в целом. Кое-где даже выпирали красные скальные породы, будто бы напоминая, что «девять шаманов» уже где-то рядом. Но ни у Серёги, ни у меня не было сильной мотивации что-то здесь снимать, как из-за не самой лучшей освещённости, так и из-за почти однообразного пейзажа, ничем особо не выделявшегося. Наверное, «зажрались», — подумаете вы, и будете по-своему правы. Ведь «девять шаманов» на порядок превосходят здешние виды, да и после обрыва над Хатыстахом всё остальное как-то меркнет… Ну, разве что, «девять шаманов» его переплюнут. Но это нам ещё предстоит узнать. Второе устье находилось недалеко от первого, мы там тоже выходили. Но характер пейзажа остался в целом примерно таким же, поэтому эта часть исследования осталась без фото.

    Оставшийся участок до «девяти шаманов» интереснее всего было лицезреть с воды. На восточном берегу заканчивался горный хребет, за которым была протока Тас-Ары и одноимённый остров. А ведь в теории мы могли в процессе заброски на Ленскую трубу добираться до самой Лены именно в южной части протоки, а не в северной, где мы в итоге поплыли. Сейчас же мы проплывали мимо южной, но протока была на противоположном берегу, и деталей мы особо не увидели. Насколько она была бы для нас проходима – сложно понять, пока не попробуешь в деле. По словам Эдика, там не прошло бы ни одно судно, даже байдарка с её осадкой в пятнадцать сантиметров. Горный хребет заканчивался красиво, художественно, в духе этих мест – самые крайние горы имели покатые округлые формы, и плавно уменьшаясь, вросли в землю.

    Оставшийся путь до скал «девяти шаманов» прошёл уже без остановок. Справа от нас начался остров Тас-Ары, казавшийся нам отсюда очень-очень низким и плоским, как блин. Такой он, наверное, и был на самом деле: высота острова над уровнем моря не превышала десяти метров при габаритных размерах двадцать два на десять километров. Слева от нас, наоборот, рельеф стал круто набирать высоту, горы перестали быть покатыми, превратившись в скалы, которые стали подступать всё ближе к воде. В одном из распадков мы увидели чей-то домик-бытовку и несколько лодок рядом, но на берегу никого не оказалось. Наверное, спали, или были где-то далеко отсюда на рыбалке. Довольно часто бывало так, что какую-нибудь отдельно стоящую бочку на берегу принимаешь за человека, так было и в этот раз. Но хозяйство пустовало. До скал «девяти шаманов» отсюда оставалось совсем немного ходового времени. И вот, наконец, величественные скалы из кучной серо-красной трудноразличимой массы где-то вдали превратились в одно из чудес природы.

    Величественные, высокие, заострённые, многослойные, отсылающие к лучшим мировым национальным паркам и каньонам, скалы «девяти шаманов», открылись перед нами прямо по курсу и предстали во всей красе. Мы причалили здесь же, не доходя ста метров до первых гребёнок – лучшего места здесь просто было не найти. В качестве одного из вариантов рассматривалась стоянка наверху, и мы осуществили один разведывательный подъём, сделав несколько пробных кадров по пасмурному свету, оставляя львиную долю съёмки на завтра. Подъём был крутым, но недолгим, и вот мы уже на тундровом плато, покрытым северными цветами. В этих широтах ещё в самом разгаре весна, поэтому цветение было обширным, особенно на тех участках, где ещё недавно лежали снежники. Один из таких снежников преградил нам путь вниз через другую сторону, и мы стали искать обход.

    Ну чем не в духе лучших национальных парков мира!

    Конечно, наверху не обошлось без «селфи». Путь к точке рядом с обрывом был слегка экстремальным – чувствовалось, как некоторые камни двигались под ногами, когда мы на них наступали. В этих местах человек почти не бывает, поэтому ко всем точкам на высотах и обрывах следовало относиться осторожно: здесь ещё не обвалилось всё, что могло обвалиться. Сами скалы представляли из себя остроконечные пики с площадками крайне малого размера наверху. На один такой столб мы и перешли с ровной части рельефа, пробираясь осторожно по узкой гребёнке, словно по остаткам какой-нибудь великой стены. Сам столб от стены был немного отделён, пришлось использовать руки и ноги, чтобы перелезть непосредственно на него. Но вот, фото сделано, можно спускаться вниз и заниматься расстановкой лагеря. На горизонте прямо над горами заповедника висели чёрные тучи, и прямо отсюда было видно, что сейчас там идёт дождь. А потому надо было себя обезопасить и приготовить укрытие как можно скорее.

    То самое "селфи". Забраться сюда было не совсем просто, я стою на одном из таких столбов. Чтобы не испытывать судьбу, мы решили ходить на эту точку по очереди
     

    Рядом со скалами берег был каменистым, поэтому нам оставалось лишь немного разровнять место под палатку. Ветер её постоянно пытался сдуть, поэтому ставили вдвоём, с поддержкой колышков тяжёлыми каменными конструкциями. Костёр в этот раз мы сделали из огромного размера брёвен, которые когда-то принесло сюда паводком – по размерам дров это был явно царь-костёр по сравнению со всеми предыдущими за поездку. Брёвна были настолько большими и тяжёлыми, что к месту костра их можно было только катить, сильно толкая ногами, причём, если бы мы не стояли у подножия склона, мы бы их просто сюда не дотащили. Оказалось, что мы старались не зря: к вечеру у нас было две новые рыбины от рыбаков, которые, проплывая мимо, решили причалить и поинтересоваться нами.

    На горизонте уже видны чёрные горы заповедника, и мы завтра там должны оказаться. Интересные ступеньки, вероятнее всего, сформированные движением ледника

    Позже приплывали ещё одни рыбаки, и история с рассказом повторилась вновь. От рыбы, конечно, пришлось уже вежливо отказываться. Один из рыбаков очень интересовался байдаркой, осматривал её со всех сторон, переворачивал, спрашивал про принципы работы рулевого управления и много чего другого. За время пребывания здесь, я уже понял, что таких гостей можно не бояться – у всех, как правило, положительный настрой к нам. Правда, кто был в данном случае гостями, мы или они, ещё большой вопрос. Кстати, они нам предлагали в случае плохой погоды зайти в их отапливаемый домик и переночевать там. Не пригодилось.

    Рыбу в этот раз пожарили на углях, причём обе рыбины. С таких дров за качество углей можно было не беспокоиться – рыбины были положены в угли и присыпаны сверху, и такая конструкция была оставлена на всю ночь. Ночевать в палатке прямо на берегу Лены, слушая прибой волн и звуки затухающего костра, было лучше любого морского курорта. На завтра у нас грандиозные планы: отфотографировать окрестности и переплыть Лену с промежуточной высадкой на острове Тас-Ары. Впереди остались уже лишь территории, подконтрольные заповеднику. Так что, нужно как следует выспаться, чтобы завтра с новыми силами сделать все нужные дела.

    Избушка

    Утром следующего дня мы получили подарок от самой природы: всего на короткое мгновенье выглянуло солнце, осветив большую часть гребёнок, что позволило сделать хотя бы один кадр «девяти шаманов» по солнцу. Правда, в дальнейшем солнце особо не баловало и появлялось крайне редко и на несколько секунд, да и не всегда в тех местах, где нам нужно было. Так или иначе, с солнцем или без, съёмка скал «девяти шаманов» состоялась, скалы были сверху нами исследованы ещё вчера, так что, в целом, потенциал этого места был исчерпан, и можно было двигаться дальше. Сегодня нам предстояло в очередной раз переплыть Лену и максимально приблизиться к острову Тит-Ары с промежуточной вылазкой на острове Тас-Ары.


    Рыба на углях прожарилась хорошо, опыт прошлых ошибок был учтён. Правда, у одной из рыбин подгорела задняя часть, по это нисколько не омрачило завтрака. Перед тем, как собрать лагерь, мы ещё туда-сюда сходили вдоль берега в поисках новых ракурсов, после чего уже окончательно вернулись, собрались и двинулись в путь. Нас ждало переплытие Лены, поэтому предстояло как следует закупориться. Мы всегда это делали, чуть оттолкнувшись вёслами от берега, так сделали и сейчас. Поначалу вода была спокойной, но в процессе продвижения к середине волны становились всё сильнее. К тому же, мы приближались к расширению реки в месте её огибания острова Тит-Ары, и перед островом её широкая часть составляла одиннадцать километров, что могло быть причиной ещё большей высоты волн.

    Наконец-то "Девять шаманов" открылись перед нами во всей своей красе!

    Так и получилось – впервые за поездку, одна из волн захлестнула нашу байдарку через верх, смыв с деки всех комаров окончательно и залившись немного в юбки, которые пришлось потом тщательно отряхивать и сливать с них остатки воды. Камеры были убраны подальше. Лишь однажды я камеру достал, чтобы снять наш берег, как он менялся с продвижением нас всё севернее. После «девяти шаманов» скалы стали крайне депрессивными, лес исчез полностью, на шапках гор стали появляться снежники. Если раньше последние были где-то в глубине и на большой высоте, то теперь они подходили прямо к побережью. В целом характер западного берега таким и должен был быть до самой дельты, с той лишь разницей, что высота берега постоянно уменьшалась. Но одно было ясно: теперь нам здесь ловить нечего, и пора возвращаться к уюту. А уютные места могли быть лишь там, где был хоть какой-то лес. И лес нашёлся – на острове Тас-Ары на противоположном берегу. Туда мы сейчас и держали курс.

    Пейзажи становились всё суровее и суровее, холод севера всё вокруг сковывал и делал безжизненным

    С острова Тас-Ары начиналось наше знакомство с Ленской трубой, когда Эдик делал остановку у рыболовного хозяйства и мы впервые вылезали на берег из катера. Но тогда высадка была скоротечной, и мы толком не успели оценить всех красот и разнообразия острова. Разнообразия? Нет, я не ошибся, даже на плоском обширном острове, состоящим целиком из тундры, природа сотворила неодинаковый пейзаж. Тут вы найдёте много мелких озёр, лесных и безлесых участков, неравномерно идущих частей береговой линии, многообразия цветов и кустарников. Единственное, чем не был любезен остров по отношению к нам, так это обилием комаров, что, впрочем, было характерно для лесотундры в целом. Когда мы выходили после прогулки в лесу обратно к байдарке, всё комары, собранные по пути, традиционно летели за нами, и ещё потом долго сопровождали нас в плавании, усевшись на такие места на деке, где их трудно было достать веслом. И лишь те волны, которые захлёстывали через верх, помогали от кровососов избавиться.

    Прямо по курсу уже были видны горы участка «Сокол» Усть-Ленского заповедника, и нашей целью на сегодня было дойти хотя бы до первых гор. Задачей максимум было прохождение как можно большего расстояния до Тит-Аров, но могли быть нюансы с ночёвкой, поскольку костры разводить на территории заповедника было нельзя. Таким образом, была дилемма: или доплыть до начала гор, где фактически была граница между заповедником и не заповедником, и встать там с нормальным костром, либо, обратная стратегия – проплыть как можно дальше с целью достигнуть какого-нибудь домика инспекторов, у которых можно было бы переночевать и приготовить себе еду. У второго варианта, права, был минус, не вписывающийся в наши цели и задачи – не только всё исследовать, но и отфотографировать, что следовало бы делать при более хорошей погоде и хорошем освещении. Сейчас небо было сильно пасмурным, облачность десять баллов из десяти, а горы «Сокола» выглядели отсюда почти чёрными.

    Остров Тас-Ары, последний рубеж перед территорией заповедника

    В общем, решено было следовать первому варианту, то бишь, оставить исследование гор на «Соколе» на последующие дни, а сейчас встать где-нибудь рядом. Оставался лишь один вопрос – где именно. Поначалу была идея встать в месте северного входа в протоку Тас-Ары, где мы на катере вплывали в Ленскую трубу, и где у нас переворачивалась байдарка на буксире. Повернув в сторону протоки и проплыв немного, мы поняли, что сбились с курса, и сейчас упрёмся в большую песчаную мель. Она была таких размеров, что сама могла бы сойти за самостоятельный остров. Вовремя спохватившись и вспомнив барахтанье в протоке в первые дни, мы вовремя вернулись на истинный курс и продолжили путь уже с огибанием этого участка мели. И вновь вёсла перестали при каждом гребке ударяться о дно, уходя в глубину. Так мы плыли ещё некоторое время в тишине и спокойствии, которое, вскоре, было нарушено.

    Вдалеке на берегу показался какой-то домик. Мы решили, что это может быть кордон заповедника, а это как раз то, что нам было нужно, ведь, так или иначе, нам пришлось бы пройти какие-то формальности: отметиться о прибытии, зарегистрироваться или что-нибудь в таком роде, и лучше эти формальности пройти сейчас под вечер по плохой погоде, чем терять драгоценное время и удачный свет в хорошую. Был ли это кордон или нет, но мы держали путь теперь к домику, игнорируя уже начало протоки. Когда оставалось примерно половина пути до него, в воздухе послышались крики чаек. Вскоре мы их и увидели – пара чаек кружила над районом нашего плавания на большой высоте, и чем дальше мы плыли вперёд, тем ниже они над нами начинали кружить и тем сильнее были слышны их крики. Это напомнило нашу высадку в районе за Чекуровкой, так что к таким сюрпризам с нападающими птицами мы были уже готовы.

    Когда до берега оставалось несколько десятков метров и домик был уже хорошо виден и различим, чаек стало больше и летать они начали совсем низко, выкрикивая то свой «ииии», а то и «гав-гав-гав», будто они были собаками. Каждая чайка старалась пролететь как можно ниже, и после пролёта ветер от них поднимал волосы на голове. Когда мы поднимали вверх руки, они немного пугались и держали дистанцию, но потом вновь возвращались к своим «целям». Налёт чаек, пустынность берегов, обилие природы без каких-либо следов человечества, кроме этого домика, наводило на мысль о том, что мы всё-таки вошли на заповедные территории.

    Выйдя на берег, мы вытащили байдарку подальше от воды и первым делом решили сходить на разведку. Берег выглядел абсолютно пустынным и безжизненным. Никаких лодок, бочек, сетей и других остатков человеческой деятельности мы здесь на берегу не увидели, правда это не означало, что рядом с домиком их не будет. От границы воды до подъёма береговой линии была плоская прибрежная полоса метров сто шириной. Пока мы по ней шли, чайки всё ещё преследовали нас, как вдруг, на половине пути отстали и улетели к своим гнёздам, будто бы контролировали строго определённый участок своей территорий. Весь берег был сплошь песчаным, но на песке не было никаких следов, кроме редких следов птиц и мелких животных. И никакого намёка на присутствие человека. Это настораживало.

    Где-то за той песчаной горой в левой части кадра были гнёзда чаек. Кроме них, на берегу больше никого не было, вокруг было абсолютно тихо и пустынно… И лишь звуки маленьких волн прибоя нарушали мир и покой

    Аккуратно высунув головы из-за бугра, мы поднялись наверх к домику. Его состояние было несколько удручающим, однако все двери открывались, а внутри было даже вполне прибранное помещение, пригодное для ночёвки. Разумеется, в доме никого не оказалось, правда на стенах следы периодического присутствия человека были повсюду: вырезки из журналов и газет, фотографии, надписи на стенах, приветствия от предыдущих туристических групп и их карикатурные изображения на стенах и потолке с подписями имён. Серёга предложил здесь и переночевать, всё равно погоды нет. А утром отправимся по окрестностям снимать виды с гор и продолжать путь в сторону Тит-Аров.

    Вообще домик был колоритным, чем-то напоминал избушку в районе перевала Толуд на Камчатке. Здесь избушка была гораздо меньше и менее ухоженная. Всё-таки люди тут бывают, по ощущениям ухоженности дома, где-то раз в месяц, не чаще. Вокруг лежало много старых вещей, оставленных здесь ещё с советских времён, например, железная карта участка «Сокол» с обозначением гор, рек и озёр. На карте была и легенда о количестве и разнообразии местных растений и животных. Пока светло, избушку надо было заснять на память, и мы поочерёдно забрались на опасную деревянную конструкцию, напоминавшую старый заброшенный сарай. Кроме домика и сарая, в округе был туалет, баня, сарай для дров и деревянные дорожки к озёрам. Пока мы тут гуляли вокруг, видели пробегавшего мимо зайца, который немедленно скрылся в кустах.

    Вечер, как всегда, подкрался незаметно. Оставалось лишь ждать хорошей погоды, дальше двигаться не было смысла. После скромного ужина на сухом пайке, мы легли спать на наши железные кровати в ожидании завтрашнего дня.

    Тит-Ары

    Шёл уже двенадцатый день экспедиции и восьмой день водного маршрута, последний для сплава, после которого последующие дни будут уже чисто техническими на обратную дорогу. Природа, будто бы узнав это, сделала нам прощальный подарок в виде идеально хорошей погоды практически на весь день. Мы лежали в домике под покровом полярной ночи на железных кроватях, на которых были постелены наши вещи, и там так хорошо спалось, что под утро никак не могли проснуться. Впрочем, солнце за окном быстро привело в чувство обоих, и мы, быстренько собравшись и взяв основные вещи, полезли на близлежащую гору.

    Сверху открылись все красоты района расширения Лены с многочисленными озёрами, протоками, мелями и горами на переднем и заднем планах. Отсюда же было удобно уточнить обратную дорогу, ведь на обратном пути нам нужно было попасть в северный вход в протоку Тас-Ары, и по ней уже доплыть до точки начала пешего маршрута назад. А сейчас было прекрасно видно, где мы должны проплывать, чтобы проплыть именно в протоку, а не в какую-нибудь заводь на участках с мелью. Верхняя часть склонов была вся в курумнике, и потому спуск назад был не из простых.

    Вверху по центру — большой участок песчаной мели, сразу за ним остров Тас-Ары. Слева одноимённая протока, откуда мы выплывали на катере, когда Эдик нас только-только встретил. Горный хребет чуть ниже облаков это Туора-Сис. А правее его и начинается вход в Ленскую трубу. Оттуда мы и приплыли сюда.

    Я всё так же всматривался в домики посёлка Тит-Ары, который отсюда был уже виден, но всё так же оттуда никто навстречу к нам не поплыл. Это дало возможность спокойно доделать дела, собраться, и распрощаться с домиком навсегда, или, может быть, до следующей поездки в эти края, если она когда-нибудь состоится. В общем, погода отличная, мы сытые, что может быть лучше, чем плыть в такую погоду по интересным природным достопримечательностям Лены! Получив очередную порцию налётов чаек, мы погрузились в байдарку и продолжили водное путешествие.

    Перед отплытием… Пляж всё такой же пустынный, как и прежде

    Есть такой известный русский путешественник, член русского географического общества, Сергей Карпухин. Мой друг, его тёзка, вдохновился его фотоотчётами, и в том числе благодаря ему мы тут оказались, имея сильное желание посетить все знаковые места Ленской трубы, включая те, где он был. А иначе как бы мы узнали, не будь он здесь, о красотах этой местности? В общем, плыли мы сейчас вдоль гор участка «Сокол», и впереди нас ждала так называемая «скала Карпухина», — это не какой-то географический объект, это название мы сами придумали, чтобы ассоциировать её с известным путешественником. И мы тоже хотели найти ту точку, откуда он снимал, но не с целью повторения или пустого копирования, а чисто ради удовлетворения собственного интереса. Ведь было ужасно любопытно, где на самом деле могла эта точка находиться.

    Первая остановка была уже тогда, когда мы едва только отплыли от домика – с гор текла очередная впадающая безымянная речка, и надо было снять её долину с островом Тит-Ары на заднем плане. Эта точка была одна из немногих, откуда была видна большая часть острова. При этом остров был настолько большим, что целиком в кадр не влезал. Полагаю, Серёга уже склеил панораму и покажет её нам в своём отчёте. Помимо острова Тит-Ары, интерес представляла и гора на переднем плане с её детальной фактурой. Если присмотреться, в дальней точке поворота острова видны дома посёлка. Скоро мы там окажемся.

    С этой горы уже видно большую часть острова Тит-Ары. В нескольких километрах от пролива на горизонте начнётся дельта Лены. Но её исследование уже не вошло в рамки этого путешествия и остаётся, видимо, на следующий раз

    Ещё «скале Карпухина» предшествовали знаменитые полосатые скалы с чёрным песком. Да, вы не ослышались, и я не опечатался – именно чёрный песок ждал нас здесь на пляже, когда мы проплыли крайнюю красную скалу и, миновав водоворот, который нас пытался разворачивать в разные стороны, оказались напротив долгожданных скал. Большая глубина начиналась почти от самого берега, поэтому с причаливанием были небольшие проблемы. Но вот мы вылезли, вытащили байдарку, как всегда, подальше от воды, и полезли наверх. Точнее сказать, начали наши попытки залезания, ибо это оказалось совсем непросто.

    Всё дело в сыпучем характере самой породы: скала состояла из мельчайших частичек чёрной песчаной породы, которая начинала рассыпаться сразу же при физическом контакте с ней. Приходилось изгаляться, ставить кроссовки ребром, цепляться за свисающие ветви кустарников, коих здесь было в достатке. Последние, кстати, крайне осложнили наш подъём и добавили в него свою изюминку. Природа явно не хотела, чтобы в этих местах ходил человек по её владениям. Ну раз уж мы сюда приехали и раз уж мы до этих скал доплыли, надо залезть любой ценой. Вот так, пробираясь через густые ветви и делая себе тропинку, мы метр за метром набирали высоту. По пути была цветочная полянка, но она ненадолго дала свободу передвижений. И вновь на высоте наш путь перегородили очередные кусты. В конце концов, мы выбрались на выступ, выходящий в сторону воды, где кустов уже не было, и сделали несколько кадров оттуда, благо структуру полосатых скал с этой точки уже можно было хорошо оценить.

    Только-только прошли водоворот, и причалили здесь. Характерные полосы начнутся дальше, но чёрные скалы есть уже и здесь. Два белых треугольника внизу и красный квадрат — знак фарватера. Чуть выше него можно разглядеть нашу байдарку, кажущуюся отсюда крошечной

    Процесс возвращения назад был примерно в том же духе, подробно описывать не буду. Опять нам попались знаки, обозначавшие фарватер. Мы тогда ещё не знали, что это фарватер, и гадали, что за такие треугольники из досок с красной квадратной табличкой могли быть. Так, постепенно, мы спустились к байдарке, сели в неё, и двинулись в дальнейшую дорогу в поисках «скалы Карпухина». И вот, наконец, мы нашли её. Сама скала располагалась у устья безымянной речки, и мы поняли, что здесь вылазка будет длительной.

    Волнообразная "стена" на пути к полосатым скалам
     

    С самого начала мы прогулялись туда-сюда, изучая местность, сходили к реке. Везде стояли столбики с табличками, на которых написано, что территория охраняется заповедником и проход запрещён. Но у нас с документами было всё в порядке, поэтому мы могли здесь лазить вольно. Та самая скала, которую мы хотели снять в разных ракурсах, была уже прямо перед нами, так что мы бегали в поисках лучших видов, вместе поднялись на противоположную гору, а потом и вовсе разделились – Серёга полез выше на более дальнюю гору, а я решил походить по склонам этой горы в поисках той самой пресловутой точки. Просматривая фотографии Сергея Карпухина, было интересно узнать, нашли мы эту точку или нет. Так вот, у нас в итоге получились совершенно разные взгляды на одно и то же. Но я вам скажу, что это даже и к лучшему. Спустившись вниз, я ещё немного побродил по берегу в ожидании Серёги. Вот и он вернулся, пора отплывать дальше, ибо нас ждали ещё новые места.

    Друг назвал этот поворот берега геометричным. Он и в самом деле такой. На переднем плане рельеф скал: как видим, структура полос стала более грубой, камни начали потихоньку приобретать красноватый оттенок
     

    Та самая "скала Карпухина" и пушица на переднем плане

    Пока Серёга лазил на дальнюю гору за моей спиной, я прогуливался где-то здесь в поисках той самой точки, откуда снимал известный путешественник. В результате нашёл свою точку

    Вот столько плавника выносит сюда вода. Даже целые деревья попадаются

    Байдарка мирно лежит на песочке и ждёт нашего возвращения

    Последней промежуточной остановкой перед финальной было место напротив распадка, где заканчивались полосатые серые горы и начинались вновь красные. Уникальность этого участка серых гор в том, что они есть здесь и только здесь, и больше нигде, и именно поэтому мы так хотели попасть на территории заповедника. У распадка мы высадились и залезли на гребень красной горы. Пока лезли наверх, видели сначала интересную текстуру в форме сот, потом быстро пробежавшее животное наподобие песца. Но вот уже и долгожданная вершина. Ещё и симпатичный передний план попался с частью этой самой гребёнки. Ну а на заднем, разумеется, пресловутые серые полосатые горы на память. Ещё и сухогруз какой-то в кадр попал, навсегда оставшись в истории.

    Полосатые горы остались теперь где-то вдали, и мы на прощанье посмотрим на всю эту красоту с высоты птичьего полёта

    Сейчас мы, как никогда, были близки к цели. Остров Тит-Ары находился в полутора километрах по ту сторону Лены, которую нам оставалось лишь переплыть. На практике это оказалось сложнее, чем мы думали. Вдоль красных скал течение резко усилилось, и нас стало с большой скоростью сносить всё дальше и дальше на север в сторону открытого океана. Несмотря на то, что мы старались выдерживать курс строго перпендикулярно тому берегу, нас успело снести на три километра от посёлка, который находился аккурат напротив точки нашего старта. Свою роль сыграл ещё ветер, который непонятно почему усилился до масштабов бури. Буря из шуточной превратилась в настоящую, а поскольку весь остров состоит целиком из песка, то и буря была песчаная. В таких условиях мы высаживались на берег, сдуваемые ветром и немножко засыпаемые песком.

    С берега были нереально красивые виды на скалы, по которым мы ещё совсем недавно гуляли. Но и сам остров Тит-Ары был не менее интересен, и мы забрались на основную часть берега, в тундровую зону. Тут были небольшие болотистые озёра, в которых росли водоросли. Вокруг озёр было много высокой травы. Леса здесь не было, хотя он на острове есть и считается одним из самых северных лесов в нашей стране. За Тит-Арами леса нет вообще нигде, ни на островах, ни на скалах вдоль берега. Дальше только жесть: холода и суровость. Основную съёмку острова мы оставили на завтрашний день, подставлять камеры под быстро летящий песок не очень хотелось, да и охота было уже добраться до посёлка, чтобы там нас где-нибудь приютили. Мы уже поняли, что якуты добрые, и не бросят путников на произвол судьбы. Но до посёлка надо было ещё как-то дойти. Вариант плыть против течения отпал сразу. Оставался лишь один выход – старая добрая проводка. Как никогда кстати, сейчас нам пригодится палка, которую мы так долго возили везде с собой.

    Сразу вспомнилась картина «Бурлаки на Волге», только про нас можно было бы сказать: «Бурлаки на Лене». Один тащил байдарку за верёвку вперёд, другой шёл по воде сзади и отталкивал байдарку палкой от берега, чтобы она всё время находилась в воде. Кому было тяжелее, сзади или спереди идущему, сказать было трудно – и так и так тяжело было идти против сильного ветра, перешагивать через устья ручьёв и утопать в песке, который то и дело отламывался и проваливался в воду. Сколько мы шли эти несчастные три километра пешком, уже не помню, но мне тогда показалось, что целую вечность. Но вот, наконец-то посёлок.

    На берегу лежало много лодок и катеров, стояли какие-то бочки, стоял даже каркас какого-то старого танка или гусеничного вездехода. Вместе с песком он выглядел как из каких-нибудь фильмов про войну в пустыне, жаль не снял – думал, потом сниму, завтра, но всё пошло по-другому сценарию, и об этом позже. А сейчас мы наконец-таки доволокли байдарку, вытащили её на песок и познакомились с первым местным жителем – это был молодой парень в синей куртке и красной шапке. Наверное, рыбак, как и все. Мы спросили у него, кто здесь старший, и он сказал, что отведёт к нему. Только попросил перевернуть байдарку и привязать её к какому-нибудь катеру, чтобы её ветром не унесло. Силу здешнего ветра мы ещё, видимо, не до конца оценили. Из байдарки мы сначала слили всю воду, которой прилично попало внутрь во время проводки из-за боковых волн, потом выгрузили гермомешки и оставшиеся вещи, и пошли за нашим новым знакомым.

    Домик старшего стоял в самом центре и на самом высоком месте в посёлке, как и полагается. Сам по себе посёлок Тит-Ары был маленьким, домов десять-пятнадцать, не больше. На крыльце нас ждал высокого роста мужик в тёмных очках. Одежда на нём была явно нерыбацкая и выглядел он не совсем как местный, но оказался он вполне дружественно настроенным к нам. Но старшим здесь был не он, а другой человек. Имя его знает добрая часть жителей Тикси, наверняка многие знают и в самой Ленской трубе, и, уж конечно же, каждый на острове Тит-Ары. Это имя – Алексей Маркевич. Он был менее высокого роста, чем тот, кто нас встретил на крыльце, и более полного телосложения. Одним словом, сразу было понятно, кто здесь начальник. Нас сразу же пригласили в дом, мы сняли верхнюю одежду, сели на диван и принялись рассказывать о том, как путешествуем по Лене, за чашкой горячего чая.

    Конечно, цивилизацию мы любим, но до определённой поры. В тепле было приятно посидеть, тем более, когда тебя угощают чаем, печеньем и шоколадками. Когда нам предложили ужин, мы отказываться не стали, уж не знаю, выглядело ли это нагло со стороны или нет, но есть всё-таки хотелось. При всём при этом нам дали в пользование на ночь целый дом и обещали подготовить баню, где мы могли бы помыться. Пока мы поочерёдно рассказывали, кое-что узнали и об этих ребятах – в доме помимо Алексея и встретившего нас человека было ещё несколько мужиков. Ни одной женщины, не считая откровенного плаката на стене, на острове Тит-Ары мы не видели. Как, впрочем, и во всей Ленской трубе.

    Алексей оказался нашим земляком, который со временем бросил работу в офисе и уехал за несколько тысяч километров от дома сюда, чтобы начать новую жизнь. Бывает так, что ты подолгу работаешь как все, делаешь то, что навязывается обществом, а потом понимаешь – всё тлен, и жить надо по-другому совсем. Так подумал и Алексей. И построил вокруг себя жизнь по своим правилам. Здесь он собрал вокруг себя много людей, которым построил удобства. На острове несколько бань, склад для хранения продуктов с подземным лифтом в несколько этажей, электричество с применением компенсирующих и поддерживающих напряжение приборов, водопроводная система. В доме Алексея есть ещё Интернет, Wi-Fi, несколько айфонов и спутниковое телевидение. На кухне полноценная плита и мойка. Наверное, есть что-то ещё, просто мы этого не успели увидеть. В общем, у него есть все блага цивилизации.

    Единственное, на что мы рассчитывали ещё помимо всего прочего – на помощь в заброске назад, хотя бы на переправу на тот берег Лены, чтобы дальше мы могли самостоятельно добираться пешком. Тут Алексей немного замялся, сказав, что попробует что-нибудь придумать или поспрашивает у кого-нибудь ещё – его вездеход был не готов к переправе, поэтому готового варианта к исходу дня у нас так и не было. С учётом того, что Алексей и компания поздно ложатся и поздно встают, а нам в идеале уехать отсюда как можно раньше, дела у нас были не очень.

    Перед сном мы устроили себе баню, которая была тем ещё экстримом, когда надо было после опустошения ведра с водой выбегать голышом на улицу, где рядом с входом стоял трактор с прицепом в виде бочки, и черпать прямо ведром из люка этой бочки воду. Незабываемые ощущения! В процессе всего этого ветер не прекращался, буря бушевала, прогнозы были неутешительными. Непонятно, как мы отсюда будем выбираться завтра. Впервые за поездку я стал беспокоиться за нашу судьбу. Мы пошли в наш отапливаемый дом, который здесь называли «балаганом» по его необычной форме, и легли спать. Печку разжигать так и не стали, думали привыкнем, ведь в предыдущей избушке спали без печки, боясь попасться в таком виде на глаза инспекторам.

    Обратная дорога

    Тит-Ары спал. Я проснулся, когда Серёга уже ушёл разведывать местный лес. Так лень было вставать в этот дубак без печки, что я решил дождаться друга и встать уже одновременно с его возвращением, чтобы мы вместе пошли искать варианты с обратной заброской. Первым делом мы сходили к домику Алексея и постучались. Никто не ответил и не вышел. Постучались ещё несколько раз – тот же результат. Поникшие, мы вернулись к своему «балагану» и стали искать дрова, чтобы приготовить себе еду. Рядом с домом лежали поленья, которые надо было ещё колоть. На звуки топора вышли соседи. Так мы познакомились с двумя рыбаками, которые, впоследствии, и помогли нам выбраться с острова на тот берег. Но обо всём по порядку.


    Рыбаки позвали нас к себе в дом на завтрак, и мы вместе с ними его приготовили, частично из наших продуктов, частично из ихних. Один оказался местным, другой был из центральной Якутии. Последний говорил, что климат в его родных краях ему больше нравится, чем здешний, показывал на своём смартфоне фотографии центральной Якутии, которые нам были любопытны, как минимум, с географической точки зрения, чтобы в будущем посетить потенциально интересные места. Потом мужики достали из своего подземного холодильника замороженного омуля и сделали из него строганину, окрестив её «якутским мороженым». Заели всё это салатом из свежей капусты. Очень вкусно.

    Так, слово за слово, мы разговорились и о том, как мы могли бы выбраться с острова на другой берег. Описав суть проблемы и рассказав им о нашем маршруте, мужики над нами сжалились и решили помочь с заброской на катере, беря на себя риск, связанный с выходом на маленьком моторном судне в большие волны. Но иного выхода у нас не было. Если мы сегодня отсюда не уплывём, на самолёт мы не успеем. И мы пошли собираться. Вскоре мы были уже готовы к отправлению. С байдаркой всё хорошо, она лежала на том же месте, ветром её не сдуло. План был простой – попробовать опять буксир, а самим переправиться внутри катера. Привязать лодку и загрузиться было тоже непросто – волны постоянно пытались захлестнуть воду в байдарку и катер, и вдобавок нас ещё сдувало ветром. Последний, кто нам помог сесть в катер и отправиться, был тем же человеком, кто первым нас тут встретил – рыбак в синей куртке и красной шапке.

    Каждый из нас получил по рыбацкому непромокаемому костюму из прорезиненной ткани. К слову сказать, костюмы нам эти в процессе транспортировки по воде очень помогли – брызги летели внутрь постоянно. Поначалу мы пытались плыть медленно, и вроде даже доплыли так до противоположного берега, хотя иной раз волна нас подбрасывала вверх прилично. Однажды байдарка чуть не перевернулась, и мы вовремя успели парировать этот момент. Так что, вновь буксировка показала себя не лучшим образом. Но разбирать байдарку было уже как-то лень, да и причалить в сильное волнение не представлялось возможным, поэтому мы пошли на беспрецедентное решение: перевернуть байдарку вверх дном и положить прямо на катер, закрепив верёвками.

    Такое вот гениально простое и удачное решение транспортировки. Получился ли бы такой вариант с заброской туда с Эдиком – вряд ли, здесь водитель катера находился всегда сзади у руля и мотора, а Эдик управлял в основном из кабины. Хотя, кто знает, может и можно было так же. Я сидел внизу, под нашей байдаркой, и крепко за неё держался – подбрасывало на волнах только так. Серёга находился тоже под байдаркой, но в передней части катера. Так что мы не видели всех красот, которые мимо проплывали, но это было не главное. Главным было то, что нас довезут практически до самой точки начала пешего маршрута, и за счёт этого мы выиграем половину дня точно. Всё то расстояние, которое мы плыли вдоль берега, мы должны были пройти пешком с проводкой байдарки.

    Вдруг мужики кричат нам сверху: «смотрите, ваш товарищ!». Когда мы вылезли посмотреть, то увидели байдарочника-одиночку, который плыл на одноместной «Ладоге-1». К нашему удивлению, он оказался иностранцем, по говору из Европы, но его английский явно не был ему родным. Вся байдарка была высокотехнологичная, обвешанная снаряжением, солнечными батареями, гермомешками, и прочим. Вёсла у него были из карбона, одежда была тоже не из дешёвого сегмента. В общем, товарищ решил хорошо провести в отпуск. Он нам рассказал, что плывёт своим ходом в Тикси, и что отсюда ему ещё плыть пять дней. Мы же через три дня уже должны там по плану быть, чтобы успеть на самолёт. Последнее, о чём он спросил: «как мы организовали такую транспортировку байдарки?», — на что мы ему ответили, что есть добрые люди на земле русской, и что это всё чисто от души и бесплатно. Как истинный европеец, он был удивлён. На том и распрощались.

    Остаток пути ничего интересного не происходило и из-под байдарки мы уже не вылезали. Катер несколько раз притормаживал, обходя мель, один раз даже зацепил дно винтом. Но вот, наконец, мы и приплыли. Уже такое знакомое место… Те самые заброшенные домики у берегов протоки Тас-Ары. Отсюда прямиком начнём наш пеший путь. Осталось только перепаковаться в пеший режим, подкрепиться обедом и можно идти. Как ни хотелось мне переночевать здесь в доме с тёплой печкой, которую уже, не боясь, можно было топить вне заповедных территорий, лучше было выйти с запасом во времени, ведь мы ещё не могли оценить скорость нашего передвижения пешком по тундре с тяжёлыми рюкзаками.

    Пока мы перепаковывались и растапливали печку, мужики ушли погулять по тундре. «Давно не отдыхали так», — говорят. Обычно рыбалка отнимает у них всё свободное время, а тут появились мы, у них возникла новая задача и всё в привычном графике на один день поменялось. Когда они вернулись, мы приготовили вместе обед на четверых, всё тот же рис с тушёнкой и вскипятили воду в большом железном чайнике, который нашли там же. Костёр сделали на месте останков заброшенного грузовика — так огонь можно было защитить от ветра, вольно гулявшего по большим открытым пространствам тундры.

    На этом пришла пора расставаться с добрыми рыбаками. Сделав общее фото на память, мы распрощались, и мужики от нас уплыли к себе домой. Теперь мы снова одни, и будем без внешней помощи до самого Тикси. На душе появилось чувство лёгкой тревоги – никак не вылетал у меня из головы тот подъём на обрыв над Хатыстахом, где по тундре каждый шаг давался с трудом. Оказавшись здесь, я понимал, что тундра эта ничем от той не отличается, но тут мне придётся тащить рюкзак весом в тридцать пять килограммов. От этой мысли мне становилось как-то не по себе, но маленькая надежда на то, что всё будет хорошо, где-то в глубине души ещё оставалась. Главное то, как ты относишься к проблеме, это важно для боевого духа. Если человек верит, что всё получится – у него всё получится, даже в самых безнадёжных ситуациях.

    Прошло довольно много времени, прежде чем мы оба были полностью собраны и укомплектованы для пешего перехода. Все детали байдарки были разобраны и разложены по двум рюкзакам. Всё, что не влезло внутрь, было привязано снаружи верёвками и обмотано скотчем. После того, как рюкзаки мы впервые полностью одели, улыбки с наших лиц куда-то улетучились. Но настоящий оптимист будет таковым до конца, и мы пошли, стараясь не подавать виду того, что слегка переборщили. Первые шаги давались более-менее терпимо, пока ещё почва под ногами была с каменистыми участками. Я даже начал уже верить, что так будет долго. Однако, к моему великому разочарованию, я ошибался. Первый болотистый и топкий участок не заставил себя долго ждать.

    Мы шли черепашьим темпом, пока что всё время вдоль протоки. Казалось, что протока вечна и никогда не закончится. Остановки делались через каждые полтора-два километра – так часто требовался отдых, чтобы сэкономить силы на как можно более длительный переход. «Тише едешь, дальше будешь», — эта поговорка подходила сейчас, как нельзя кстати. Во время отдыха мы просто падали на траву и лежали, чтобы спина тоже отдыхала. Я обернулся назад и увидел, что на горизонте домики всё ещё были, значит, мы не так далеко ушли. Эта мысль начинала понемногу вгонять в состояние депрессии. Но идти надо было.

    В итоге, мы обозначили себе сегодняшнюю цель – дойти до того места, где надо сворачивать от протоки и менять курс уже в сторону Тикси. Мы решили сразу не идти напрямик из-за того, что вдоль протоки путь мог бы быть потенциально лучше, чем напрямую через тундру, собирая по пути все болота. По факту же дорога была почти как и везде. Несколько раз наш путь пересекали овраги, в которых текли ручьи, и нам становилось ещё тяжелее. В конце концов, в один момент мы достигли речки-ориентира, где пора было менять курс в сторону гор, ведущих домой. Но вдоль реки все участки были топкими, и темп замедлился ещё сильнее, вкупе с накопившейся общей усталостью. Пришла пора всё это заканчивать и вставать на привал, что мы и сделали, найдя более-менее приличное место.

    Итог дня был печален. Если до обеда мы были на душевном подъёме, светило солнце, нас везли на катере до домиков, мы выигрывали полдня, то сейчас было пасмурно и даже немного моросило, наш путь по тундре был очень тяжёлым по силам и медленным по скорости, и перспективы были непонятными. Серёга просчитал среднюю скорость нашего передвижения с такими рюкзаками и сообщил, что на самолёт мы не успеваем. Я старался сохранить спокойствие, и это мне удалось, но внутри про себя я мысленно переживал, перебирая различные варианты на случай, если мы действительно здесь застрянем.

    Расчёты показали, что за несколько часов пешей ходьбы сегодняшнего дня мы прошли всего десять километров. По плану мы в день должны проходить больше тридцати. Конечно, можно учесть, что мы начали идти не с утра, но всё равно мы бы в лучшем случае в день прошли бы двадцать, и только если хорошая погода, но никак не тридцать. Конечно, мы могли бы превзойти свои возможности и идти круглосуточно, но любому человеку требуется отдых. Нас могло спасти только чудо, и Серёга это понимал. Тут мы вспомнили про спутниковый телефон, сейчас вся надежда была на него, и наша судьба целиком от него сейчас зависела. Нужно было позвонить кому-нибудь и попросить помочь с заброской до Тикси. Но это всё уже завтра. Сейчас надо было принять всё таким, какое оно есть, поужинать и лечь спать. Ночью был слышан какой-то гул в горах, будто взрывались где-то снаряды. Будем надеяться, что в нас не попадут.

    Самый худший день

    Это был четырнадцатый день экспедиции, которая завершалась, и положение дел было не самым лучшим. Мы проснулись под стук капель дождя о стенки палатки. Дождь шёл с утра и до самого окончания дня, лишь изредка переставая, но ненадолго. Собирать палатку и вещи пришлось в мокроте. Единственное, что радовало – в этот раз у меня с непромокаемой одеждой всё было в порядке, в отличие от Приполярного Урала, где куртка протекала через верх, так что, сейчас относительный комфорт всё же был.

    Когда мы вновь начали идти, ноги страшно болели после вчерашнего. По темпу ходьбы мы уже теперь хорошо понимали, что на самолёт точно не успеем, и ситуацию нужно срочно спасать. Спутниковый телефон теперь уже далеко не убирался, а был в клапане рюкзака, обмотанный несколькими тряпкой и несколькими пакетами. Очень важно было следить за ним. Не дай бог что с ним случится неладное – мы пропали.

    Серёга несколько раз за день звонил человеку, который нам помог с вездеходом, но что-то этот вариант никак не складывался. Мы даже уже стали подумывать о вызове МЧС, пытаясь просчитать, во сколько денег потом нам это выльется и полетят ли они вообще за нами в случае отсутствия угрозы жизни. Дождь с каждым часом усиливался, а мы всё шли и шли, так же часто делая остановки, а может даже ещё чаще, ибо усталость начинала накапливаться. Весь день, вплоть до вечера, меня посещали лишь депрессивные мысли. Никогда мне ещё не было так плохо за всю поездку, как в дни обратной дороги.

    Но экспедиции они тем и отличаются от походов, что тут всё не так просто, что нужно превзойти себя, нужно искать нестандартный выход из тупиковых ситуаций и нужно уметь исправлять свои же оплошности. Впереди начинались горки, вдоль вершин которых должны были быть каменистые участки, призванные хоть как-то облегчить нашу участь. Казалось, что путь до этих горок длился целую вечность, при этом они выглядели так, будто до них было рукой подать. Но горки всё же на наше счастье начались, и идти стало и впрямь легче, хоть и ненадолго.

    Ноги уже насквозь промокли в туристической обуви, которая была априори удобнее для пешей ходьбы. Отдыхать подолгу не получалось, потому как сразу начинаешь замерзать и становится ещё хуже. Где-то ближе к обеду начал вырисовываться один из вариантов с нашим спасением, но пока ничего конкретного, только переговоры.

    Вечером на протоке Кенгдея мы поставили палатку, а дождь всё шёл и не прекращался. От мокрых вещей в ней образовались лужи, и мы ещё долгое время сливали из палатки воду, чтобы хоть какие-то комфортные условия внутри создать. Серёга сегодня весь день названивал по спутниковому телефону разным людям, и к вечеру это дало результат: у нас нарисовался вариант с двумя квадроциклами! Встанет, конечно, дорого, но жизнь и здоровье дороже. Да и кто знает, сколько мы ещё бы протянули здесь на почти закончившихся запасах еды, разряжающихся устройствах и надвигающемся холодном сезоне. Уже через пять-шесть дней здесь прогнозировали выпадение снега. Теперь главным было только одно: лишь бы завтра ничего не сорвалось. С этой слегка тревожной мыслью мы и заснули.

    Операция спасения

    Начало дня было многообещающим, ведь за стенами палатки было… солнце! Благодаря хорошей погоде, удалось просушить большую часть вещей. Несмотря на то, что мы ещё на сто процентов не были уверены в том, что нас сегодня отсюда всё-таки вывезут, в душе было какое-то радостное ощущение, и интуиция подсказывала, что всё будет хорошо. Правда, для этого нам нужно будет предпринять ряд усилий, а именно, оказаться в условленном месте в нужное время и как-то обозначить себя, чтобы нас увидели издалека. Прямо как в телепередачах про экстремальное выживание.

    От нечего делать, утром я попробовал разжечь костёр в тундре из кустов, что были под рукой, и к моему удивлению, это удалось. Так что мой навык кострового теперь стал ещё немного выше. Да и газ немного сэкономили, что было приятным моментом. Отсюда нам нужно было выйти на вездеходную дорогу и расположиться на каком-нибудь высоком пригорке, откуда нас было бы видно и с вездеходной дороги, и с Кенгдея. Вскоре, когда мы собрали вещи и прошли немного вперёд по дороге, мы такую точку нашли. По телефону нам сообщили, что квадроциклы уже выехали, теперь оставалось лишь ждать.

    Уровень кострового повышен — костёр в тундре освоен. Чем только не займёшься от безделья!

    Вот наступил уже обед, два часа дня, а их всё нет. Мы уже съели конский балык и попили чаю, а их до сих пор нет. Прошёл час, потом другой, и мы стали уже всерьёз беспокоиться. Ситуация усугублялась тем, что у самих водителей связи никакой не было, поэтому оставалось надеяться лишь на чудо. Поскольку сами водители уже выехали, координирующему человеку, которому мы звонили, уже бесполезно было звонить, как-то он им передал информацию. И вот тут сработал пресловутый испорченный телефон… Правда, мы об этом ещё ничего пока не знали.

    Заподозрив неладное, мы с Серёгой переглянулись и решили: а отчего бы одному из нас не пойти прогуляться вперёд по вездеходной дороге… вдруг там они нас ждут уже где-нибудь? Серёга вещей с собой не взял, чтобы идти налегке, даже камеру оставил, и пошёл один по бескрайней болотистой тундре, навстречу нашим потенциальным спасителям. Ещё долго он шёл в моей прямой видимости, хоть уже и виден был невооружённым глазом с большим трудом. Через некоторое время его можно было рассмотреть только в бинокль, а ещё через некоторое время он и вовсе скрылся из виду. Так я остался стоять в тундре посреди пустынной местности, окружённый болотами, речками и горами, совсем один.

    Долгие часы ожидания… впереди бесконечный, пустынный пейзаж, и вокруг никого. Где-то над дальними горами идёт дождь. В такие минуты есть много времени подумать о жизни

    Прошло немало времени, ну или так казалось, что немало. За это время я раздумывал, чем же сам могу способствовать выходу из безнадёжной ситуации. Первая мысль была совсем дурацкой – поджечь тундру. Мне отец ещё в детстве говорил, что люди в основном делятся на две категории по отношению к огню – на пожарников и пожарных. Разница между ними в том, что первые любят поджигать, а вторые, наоборот – тушить огонь. Я с гордостью могу заявить, что отношу себя к первой категории из перечисленных. Иначе я бы не был костровым в походах. Что ж, сказано – сделано, тундра горит. Только гореть она начала как-то совсем живенько, я даже не ожидал. Всего-то хотел поджечь одну маленькую приглянувшуюся сухую кочку травы, и засыпать её мокрой травой, чтобы сделать большой дым, как учили в видеороликах по выживанию. Но кажись, я немного перестарался, потому что огонь не хотел затухать даже под сырой травой, а лишь разрастался всё больше и больше, перекидываясь на соседние кочки.

    И вот уже горит несколько квадратных метров, и затухать вовсе не собирается! Поняв масштаб бедствия, я судорожно принялся бегать по краям и прыгать по огню, пытаясь затушить собственное же детище и примерить на себя роль второй группы, которые этот огонь обычно укрощают. С горем пополам, тундра была потушена и всё обошлось. Дымовой эффект, правда, получился небольшой, поэтому пользы никакой от поджога в итоге не было – никто так из-за горизонта и не появился. Ситуация потихоньку начинала уже выходить из-под контроля. С другой стороны, что ещё сделаешь. Оставалось лишь одно… Ждать и верить в чудо. Но просто так, бездельничая, тоже не хотелось ждать, пока наверху решат твою судьбу, и я вновь напряг смекалку. И пришла новая идея. Одеяло!

    Я вдруг вспомнил, что весь поход ношу с собой сложенный во много раз лист фольги, называемой спасательным одеялом, которое якобы согревает, когда заворачиваешь в него человека. При весе в несколько грамм и объёме с коробок охотничьих спичек, это одеяло в разложенном виде имело немаленькую площадь, но главное – с обеих сторон оно было светоотражающим! Быстро достав это одеяло, я обернул им оба наших рюкзака, прислонив их друг к другу, и надел сверху на них спасательный жилет и красные юбки. Вот теперь-то нас издалека не смогут не заметить! Конструкция весьма внушала надежды на спасение!

    Тем временем, Серёга всё не возвращался, и я уже потерял веру во всё. По времени сейчас был уже где-то ранний вечер, и до сих пор никого нет. Наверное, они нас не нашли и уехали обратно. Я уже собирался всё бросить и перестать отслеживать место возможного появления спасителей в бинокль, и решил в последний раз посмотреть на горизонт, как вдруг из-за бугра показались два маленьких движущихся объекта с включёнными фарами, и они двигались в мою сторону. Ура, мы спасены! Мы спасены! Вы себе и представить не можете, как отлегло в тот момент. Когда они подъехали чуть ближе, в бинокль можно было разглядеть оранжевый жилет в одном из квадроциклов. Это был Серёга. Значит, они нашлись. Всё, можно выдохнуть.

    Когда мужики всё-таки доехали до меня, а ехали они после того, как я увидел их, ещё долго, первым делом мне досталось по шапке. «Какая нафиг красная скала?», — говорит один из водителей, который был ближе ко мне. Один был русским, второй – якут, но между собой они общались только на якутском. Интересные ребята. Как мы позже выяснили, оба сорвались в эту даль с работы, причём один после ночной смены, а другой просто отпросился на этот день. В процессе разговора мы поняли, чем было вызвано их негодование… испорченным телефоном! Им сообщили, что мы у красной скалы, а это где-то километров семь от точки, где мы стояли, ничуть не меньше. Семь километров! Какой уж тут бинокль…

    Ни одеяло, ни спасжилеты, ни дым – ничего бы не помогло! Нас спасло то, что одновременно произошло два независимых друг от друга обстоятельства. Первое, это то, что Серёга пошёл им навстречу. И второе – то, что они тоже решили выехать нам навстречу и тщательно поискать. Если бы не случилось хотя бы одного из этих вещей – нас бы не вытащили. Они сказали, что долго катались по округе, заезжали на разные горки и высматривали нас в бинокль. И вот последняя горка, на которую они заехали, могла бы быть роковой для нас, если бы не Серёга, который пошёл им навстречу и которого они увидели с трудом в бинокль. Меня они не видели вообще.

    Ну а потом было семь без преувеличения часов дороги по болотам, бродам, перевалам и затопленным грязевым зимникам. После этой поездки я зарёкся когда-либо садиться на квадроцикл. У водителя, который вёз меня, был полноприводный аппарат, который хотя бы не застревал. У Серёги же был переднеприводный, у которого, правда, было преимущество в расходе топлива, но он часто застревал, и приходилось нам всем его вытаскивать много раз из грязи. На каждой кочке квадрик подпрыгивал, мы отбили себе все локти и нижние части рук, сидеть было неудобно, спина болела. Но, в то же время, мы были безумно рады даже такой транспортировке. Ведь уже вечером, ну или ночью, мы будем в Тикси, и успеем на обратный самолёт.

    На одном из "перекуров". Позади только семь километров дороги, а спина и руки уже начали болеть. Предстоит ещё долго помучиться, но это уж точно лучше, чем тащить тяжеленные рюкзаки на спине по болотистой тундре
     

    За время нашей обратной дороги было несколько остановок на перекур, когда можно было спокойно, без боли в спине и руках, погулять и понаслаждаться природой, отходя от дорожного безумия. Один из перекуров был на вершине перевала, за которым начнётся уже постоянный спуск к океану. Подумать только, мы сюда должны были дойти за целый вчерашний день, если бы шли пешком! А мы ведь столько часов тряслись в квадрике, пока сюда ехали. Последний раз мы печально взглянули на хребет Туора-Сис, скоро он скроется за нашим перевалом, и мы больше его уже не увидим. Возможно, никогда. Это был грустный момент для нас обоих. Но иначе было нельзя.

    Оставшиеся полпути были без особых достопримечательностей. Мужики показывали нам их специальные ориентиры в виде бочек, стоящих на пригорках, которые они называли «маяками». По ним они видят, где идёт правильная дорога. Один раз мы заправлялись, причём бензин доверили заливать мне самому. Вообще, водитель, который меня вёз, доверял мне многое самому делать – от привязывания рюкзака к квадроциклу при погрузке до мелкой помощи в ремонте. Ремонтировать тоже пришлось, мотор под конец путешествия начал перегреваться, и мы отрезали пластиковую решётку, закрывавшую радиатор. Вот так просто взяли и отрезали ножом кусок от квадроцикла. Меня это впечатлило.

    Проезжали мы мимо гигантских спутниковых тарелок, обозначавших въезд в Тикси, уже ближе к полуночи. Свет стал тусклым, и уже над городом нависло нечто, похожее на сумерки, хотя по-прежнему для такого времени суток было ещё светло, хоть и темнее, чем в первые дни нашей поездки. Внезапно под колёсами началась нормальная дорога. Вот оно счастье – ехать по обычной грунтовой дороге, а не по тундре. Для нас это показалось просто верхом комфорта. А уж вездеход «ГТС», который вёз нас туда, так вообще был лимузином по сравнению с этими квадроциклами.

    Проехав заброшенные предприятия, мы выехали на ещё более капитальную дорогу, которую тут же узнали по цвету щебня и масштабности. Это была дорога, соединявшая «Тикси-3» и «Тикси-1». Навстречу проехал вездеход на шинах низкого давления, больше машин не попадалось. Водитель шутил, что могут появиться гаишники, но, что-то мне подсказывало, что тут их обычно не бывает. Вот и тридцатый дом на улице Академика Фёдорова, тут же знакомый кран припаркован и знакомые гаражи. Всё, приехали. Рассчитавшись с водителями, мы распрощались. А якутский водитель, подвозивший Серёгу, взял с собой какого-то весёлого и не очень трезвого парня, ошивавшегося у нашего подъезда. А ведь парень был нашего возраста. Я опять задумался, какого им тут, местным, как они здесь живут и чем занимаются, и чем бы занимался я сам, если бы судьба распорядилась отправить меня в эти края на долгую жизнь. С такими мыслями мы вошли в квартиру.

    Внутри все уже спали. Нас встретила одна женщина, руководитель иностранной делегации работников полярной станции Самойловская, которая прошептала, что в соседних комнатах спят финны и немцы, и попросила нас не шуметь, показав нам нашу комнату. Не шуметь было трудно с нашими тяжеленными рюкзаками, но всё-таки мы аккуратно прошли в самую дальнюю комнату, никого не разбудив. Все сборы оставили на утро, тем более, что надо выспаться, а сейчас со всеми этими разгрузками был уже час ночи. Так завершился этот день, который до позднего момента был полон неопределённостей, и наша судьба очень долго висела на волоске, а теперь вот мы уже лежим в тёплых кроватях, в цивилизации. Кто бы мог подумать, что так случится.

    Возвращение домой

    Это последняя глава моего длинного рассказа о «Ленской трубе-2016», в которой осталось лишь подвести итоги. Казалось бы, всё, приключения закончились. Остались лишь формальности: собрать вещи, позавтракать и доехать до аэропорта. Какие могут быть приключения… Но судьба распорядилась иначе, решив под конец внести в наше путешествие ещё одну порцию разнообразия. Единственное, что омрачало всё наше возвращение в цивилизацию, это отсутствие горячей воды и, как следствие, невозможность нормально помыться. Но, как оказалось, это было ещё не главной проблемой. Нас ожидало кое-что поинтереснее.

    Утром мы встали и тихо начали собирать вещи, перекладывая детали байдарки из рюкзаков в чехол и раскладывая остальные вещи по своим рюкзакам. Делегация финских девушек куда-то ушла, остались в квартире только мы с Серёгой да два парня из Германии в соседней комнате. Я вышел было в ванную помыть руки, как вдруг замечаю, что что-то не то: по трубе с потолка течёт тонкая струйка воды. Заподозрив неладное, показываю Серёге, и мы вместе понимаем, что у нас проблемы. Звонком в заповедник мы сообщили о проблеме и успокоились.

    Через некоторое время выходим в коридор и видим, что вода течёт уже не только по трубе в ванной, но и откуда-то сверху из-за дверного косяка межкомнатной двери. Потом она потекла ещё из одной щели. Вышли немцы, смотрят на происходящее, смеются. Мы тоже посмеялись: «убегали-убегали в цивилизацию от мокроты, и всё равно получили свою порцию дождя». Чтобы не расслаблялись, так сказать. Вскоре вода текла уже отовсюду, откуда только можно было: между дверных косяков, по углам, на стыках стен. Мы только и успевали подкладывать кастрюли, тарелки и всё, что попадало под руку.

    Прибежали люди из заповедника, и в это же время вернулась женщина-руководитель группы иностранцев. Все были в шоке. Когда они появились в квартире, эстафета устранения проблемы потопа была успешно передана им, так что теперь мы могли спокойно продолжить сбор вещей. Нам повезло, что в нашей комнате ничего не протекало нигде. Иногда нас привлекали к помощи в передвижении мебели и выливанию воды из наполнившихся тазиков. Теперь я вижу, каковы могут быть последствия серьёзного потопа дома. Не хотелось бы, чтобы подобное случилось в моей квартире.

    Осталось рассказать о последнем приключении, как мы чуть было не опоздали на обратный самолёт. Судьба решила посмеяться над нами, мол, «успели-то вы успели в Тикси, а попробуйте теперь добраться до аэропорта». А суть вот в чём. В центральной части Тикси-1 единственная автобусная остановка, и там рядом много магазинов, и почти в каждом из них висит расписание. В расписании написано «в 14:30 от церкви». Само собой, церковь рядом с остановкой. Только вот в назначенное время автобуса не оказалось, а время было выбрано почти впритык к началу регистрации.

    Автобуса всё нет и нет, мы звоним в такси, номер которого был нарисован по трафарету прямо на стене остановки. Оказалось, что номер уже устарел и никакого такси по нему вызвать нельзя. После этого Серёга пошёл за помощью опять в контору заповедника в надежде на то, что там мы найдём машину, однако совсем недавно машина оттуда уже уехала, как раз с теми работниками станции Самойловская. Я в это время пытался ловить попутки, но они все не ехали в сторону аэропорта. И мы решили пойти на рискованный шаг: ловить попутку в другом месте. С двумя рюкзаками и тяжёлой байдаркой, мы двинулись в путь по бетонке вниз, в сторону выезда из Тикси.

    Откуда ни возьмись, сзади из-за поворота выехал чёрный джип с тонировкой, Серёга вовремя среагировал и тормознул его. Водитель оказался корешем Алексея Маркевича, который нас приютил на Тит-Арах, поэтому мы без проблем добрались до аэропорта, с комфортом и бесплатно. Вот так и закончилось наше путешествие на Лену, которое мы ещё много лет спустя будем вспоминать. И кто знает, повторится ли ещё когда-нибудь в нашей жизни что-нибудь подобное ещё, или нет. Но это путешествие мы не забудем уже никогда.

    1часть    2часть    3часть

    Автор: Антон

    Источник

    Похожие статьи:

    Путешествие в Якутию. Часть третья. Бурдухлай.

    Путешествие в Якутию. Часть третья. Бурдухлай.
     Итак, целью нашего дальнейшего паломничества стала река Бурдухлай, из-за ее красивых каменных водопадов. О, если бы мы знали что нас ожидает! Но не будем забегать вперед. Все началось довольно мирно. Нам указали тропу в тайге и сказали: «спуститесь к речке и пойдете вверх по течению. Через три часа будете на штольне». Мы, взяв рацию, начали спускаться по тропе. Вот наша тропа. ...

    Якутия–Таймыр, часть первая или как мы пролетели по Якутии

    Якутия–Таймыр, часть первая или как мы пролетели по Якутии
    Экспедиция стартовала из Нерюнгри, куда как известно, автомобили прибыли поездом, а экипажи самолетом.Хочу сразу обозначить пару важных моментов. Изначально было анонсировано, что основная цель – это Юрюнг-хая, море Лаптевых и 73-й градус северной широты. И хотя 73-го градуса мы всё-таки достигли, вся многомесячная подготовка, все планы, все мысли и вся идея была в другом – пройти из Якутии на Таймыр, в Хатангу, пересечь Таймыр насквозь и выйти с востока к Норильску....

    Путешествие в Якутию. Часть первая. Алдан.

    Путешествие в Якутию. Часть первая. Алдан.
     В Якутию мы собрались в Южную, потому единственный транспортный вопрос который остался нерешенным – это вопрос о способе, которым можно добраться из Якутска в Алдан. К слову сказать, ежели кто не знает, я являюсь уроженкой этой прекрасной республики, и Север будет манить меня до самой моей смерти....

    Тикси, Арктика

    Тикси, Арктика
    Что я знал о Тикси до приезда сюда? — Практически ничего. Кроме общих географических понятий. Ну поселок городского типа, где-то в устье Лены, на берегу моря Лаптевых. Ну холодно там почти всегда, ну лед, ну снег, — ну так Арктика ж вроде!? И еще много всяких предположительных "ну"... Поехал я сюда в составе энтузиасткой дружеской компании летом 2008 года. У нас было очень интересное путешествие из Якутска в Тикси на круизном теплоходе Михаил Светлов (о чем когда-нибудь поподробней расскажу). Центральной точкой нашего путешествия и был...

    Костер Дружбы

    Костер Дружбы
     Спим целый день, и ничего не можем с собой поделать. Берега уже не фотографируем, только встречающийся местный флот.  ...

    Нижнеянск - поселок летающих собак

    Нижнеянск - поселок летающих собак
    Россия страна особая на Земле, достаточно взглянуть на Глобус, люди должны жить по всей огромной территории, кому то жить в астраханских жарких степях, кому то трудиться на черноземье, кому то жить на Дальнем Востоке, кому то на границе с Китаем, население которого в десять раз больше, чем в нашем многонациональном государстве.Политика 90-х была не дальновидной и плохо продуманной, тысячи людей оказались не нужными государству, эхо девяностых слышно ещё во многих уголках нашей страны. В прошлой главе мы побывали в Тикси. Тикси как...
    Зарегистрируйтесь на сайте, и Ваши комментарии будут добавляться сразу, без модерации. Также вы сможете выставлять оценку другим комментариям.
    Комментарии (1)
    Светлана # 24 февраля 2017 в 23:19 0
    Посмотрела на Ваши фотографии и сразу стало так холодно. Очень необычная природа, подобных снимков я раньше не видела. Такое ощущение, что сама там с Вами была. Такой красочный рассказ сопровожденный фотографиями.

    наши друзья

    Округ-ТВ


    Весь материал, представленный на сайте республика-саха-якутия.рф взят из открытых источников или прислан посетителями и авторами сайта. Материал используется исключительно в некоммерческих целях. Все права на публикуемые материалы принадлежат авторам. Если Вы являетесь автором материала или обладателем авторских прав на него и против его использования на сайте республика-саха-якутия.рф, пожалуйста, свяжитесь с нами через форму контактов.

    Счетчики

    Яндекс.Метрика