Написать статью Добавить видео Регистрация

Авторский календарь 2017 - Пейзажи Якутии

Распетанно с сайта республика-саха-якутия.рф

Ленская труба - 2016. 1часть

Рейтинг: 0 Голосов: 0 274 просмотра

    Заказать баннер 120х90



    Ленская труба - 2016. 1часть

    Ну что ж, страсти улеглись, эмоции приутихли, ибо прошло немало времени с нашей поездки. Фотографии уже разобраны, проявлены и пережиты внутренне, воспоминания немного разложились по полочкам, а за окно пришла осенняя хандра… Самое подходящее время, чтобы начать рассказ о нашей летней экспедиции в Якутию, на крайний север России.

    Немногие наши поездки мне доводилось называть экспедициями, да и не каждый, пусть даже крупный поход, можно отнести к этой категории. Однако именно эта поездка стала экспедицией, как минимум, по двум причинам. Первое – конечно же, продолжительность поездки больше двух недель. За меньшее время мы просто не могли бы добраться до столь отдалённых краёв. И второе, самое главное – у этой поездки была конкретная цель, — исследовать Ленскую трубу, уникальное место в низовьях реки Лены.

    Безусловно, это не та экспедиция в широком смысле слова, которую можно было бы сравнивать с подвигами первопроходцев начала прошлого века, когда каждое путешествие в неизведанные места было героизмом. Ведь мы бы не узнали про края, куда собирались ехать, не будь там кто-то до нас. Но и обычным походом эту поездку называть язык не поворачивается. Всё же масштабы чуть большие, пусть и ненамного. А главное, была цель, которая была достигнута, а результаты исследования – получены. Что ж, теперь пора рассказать о том, что же мы там исследовали и о чём узнали. Устраивайтесь поудобнее… Начнём.

    От идеи к воплощению

    Идеи часто рождаются спонтанно. Помню, после возвращения с Приполярного Урала, мы обсуждали варианты уже следующих поездок, как это нередко бывало – не успеваешь вернуться из одного места, уже начинаешь обсуждать другие. Рассматривалось много вариантов: и Алтай, и Плато Путорана, и хребет Черского… Серёга что-то там говорил про Лену и Якутию, но я тогда больше бредил «Путоранами», уж очень зацепила масштабность и величие края воды. И, если про плато Путорана я хоть немного где-то читал и был о нём в той или иной степени наслышан, то Якутия оставалась для меня большим пятном неразгаданных тайн, неизвестной землёй, чем-то отдалённым и мифическим.

    Между тем, Серёга уже успел вдохновиться отчётами своего известного тёзки Карпухина, исследовал топографические и спутниковые снимки, сделал какие-то наброски по вариантам маршрутов. Мне с моим почти нулевым багажом знаний о плато Путорана и хребте Черского ничего не оставалось, как сдаться под натиском столь тяжёлой артиллерии – я согласился поехать в край, о котором не знал ровном счётом ничего. Фотографий с Ленской трубы в Интернете тоже почти не было, ведь там до настоящего момента мало кто бывал. Неизвестность, безусловно, подстёгивала, и была ещё одним поводом решиться всё-таки на эту поездку.

    Россия, республика Саха (Якутия), Булунский Улус. Прямоугольником обозначен исследованный участок Ленской трубы

    Подробная карта. На этом участке протяжённостью в 160 километров наиболее интересный рельеф, сформированный в результате движения ледников и воды в реке, а лес плавно сменяется тундрой.

    Когда друзья и родственники узнавали, куда я собираюсь поехать этим летом отдыхать, они, мягко говоря, приходили в состояние недоумения. В Якутию? Всего два человека? На байдарке? Плыть по широкой реке с волнами и быстрым течением? Многих эти вопросы пугали. Но только не нас с другом. Все эти расспросы и рассказы о планах были весной, но с приходом лета мы и сами начали понимать, что пора бы готовиться, а то время пролетит незаметно.

    И мы начали думать, искать варианты. Предстояло решить очень много вопросов. Пограничный режим в Тикси, заброска из Тикси до Кюсюра, заброска обратно, причаливание к берегам территории заповедника, защита от белых медведей и кусающих насекомых, и многое другое. Вдобавок ко всему, нас ожидал полярный день и психологические аспекты привыкания к необычному для себя режиму сна и отдыха.

    В этой поездке я впервые оказался за полярным кругом. В последнее время как-то так получалось, что мы каждый последующий поход планировали всё севернее и севернее. Подготовка началась в начале мая при датах экспедиции 16 июля – 2 августа. Мне предстояло вести диалог с Усть-Ленским заповедником по поводу причаливания к берегам охраняемых территорий и взять в аренду спутниковый телефон, Серёга же в это время занимался получением пропусков в погранзону.

    На заглавном фото: мы в правой части кадра, в оранжевых жилетах. Слева рыбаки, которые помогали нам с обратной заброской. Место, на котором сделана эта фотография, особенное: примерно здесь начнётся наша "походная" часть путешествия, здесь же она и завершится. За нашими спинами не Лена, а протока Тас-Ары. Автор фото — Абрамкин Сергей sebram. Всячески советую почитать и его отчёт тоже, ведь гораздо лучше смотреть на одни и те же вещи под разными ракурсами и взглядами. И да, карта с прокруткой тоже его. Цифрами обозначены места наших стоянок.


    Многие меня от этой поездки отговаривали, переживали, что что-то пойдёт не так. У меня и самого была мысль «какого чёрта ты собрался на такой край света». Но как это часто в таких случаях уже бывало, неизвестность манила к себе. Да и некий багаж предыдущих успешных походов вселял уверенность… Ведь выбирались же из разных ситуаций, и тут выберемся. И вновь в качестве основного транспортного средства будет байдарка. В этом году мы уже не в первый раз куда-то с ней выбираемся. На майских праздниках была Ладога, теперь вот, Якутия. Но одно дело везти байдарку в поезде на верхней полке, и совсем другое – в самолёте, с двумя большими рюкзаками в придачу.

    Поиск телефона не занял много времени. А вот общение с заповедником оказалось не таким простым делом. Звонить приходилось рано утром, буквально спросонья, ведь у них там уже в это время рабочий день подходил к концу, и нужно было успеть. Основная загвоздка была в транспорте. У нас до последнего момента не было гарантированного транспортного средства, которое могло бы нас доставить до точки начала маршрута. Но, как-то мало-помалу в процессе переписки и телефонных разговоров мы вышли сначала на вариант с двумя лодками, а потом с одной. Лодка должна была забрать с протоки Тас-Ары в месте её слияния с рекой Кенгдей, а затем доставить прямиком до Кюсюра. Оставалось решить, как мы доберёмся из Тикси до самого Кенгдея.

    И этот вопрос оставался нерешённым даже тогда, когда мы уже прилетели в Тикси. Понятно, что запасной вариант был – радиальный пеший переход через тундру в сторону Кюсюра, потом сплав, и возвращение обратно так же на своих двоих. Сейчас вспоминать и смешно, и грустно, до чего ж наивными мы были. Но из песни слов не выкинешь. Вторым вариантом был сухогруз, который гипотетически должен был идти в сторону Кюсюра. Однако, в процессе общения с заповедником, мы поняли, что с сухогрузами сейчас всё плохо и они все уплыли. Третий вариант – вертолёт. Конечно, не тот вертолёт, который за 750 тысяч в час, а рейсовый, в 150 раз дешевле, но его вылет сильно зависел бы от погоды, количества груза на борту и наличия свободных мест.

    В последнюю неделю перед вылетом из Москвы пропуска в погранзону были получены. Кроме того, дирекция заповедника разрешила нам всё-таки причаливать к берегам охраняемых территорий, но с условием предоставления отснятых фотографий и правом пользования ими. Конечно, мы согласились. Ведь оказаться на территории заповедника и иметь возможность там полазить и пофотографировать – большая удача.

    И вот, байдарка была заранее привезена ко мне в квартиру. Часть вещей мы тоже успели собрать так, чтобы в день вылета оставалось сделать лишь последние штрихи. День вылета незаметно подкрался. Под окнами нас ждало большое такси, в которое мы погрузили всё наше барахло, и поехали во Внуково. Оттуда примерно в 6 вечера самолёт авиакомпании «Якутия» взлетел, облетел Москву с юго-западной стороны и взял курс на восток в сторону Якутска…

    Табагинский утёс

    Полёт, проходивший за скудными попытками подремать и чтением бортового журнала про праздник Ысыах и детей Азии, незаметно подошёл к своему завершению, когда на очередном низковысотном вираже мы первый раз в жизни увидели под собой Лену, столь широкую и величественную. Поразило большое количество судов с немалым водоизмещением – в основном, сухогрузы, танкеры и баржи. Но вот уже мягкое касание шасси о взлётную полосу, и шесть с половиной часов перелёта позади. Аэропорт оказался довольно современным. В каждом зале все надписи дублируются на двух языках – на русском и местном якутском, который чем-то отдалённо напоминает монгольский.


    Как часто бывает в экспедициях, всё начинается с технических дней и в цивилизации. Так и в этот раз, прилетев, мы сразу отправились на такси в заранее забронированную гостиницу. Представляла она из себя квартиру с несколькими комнатами, каждая из которых закрывалась отдельно. Ключи выдавались от двери в комнату и от входной двери, поэтому было ощущение, что ты как дома. Наши наполеоновские планы поехать на Ленские столбы рухнули почти сразу, поскольку наше «полчаса подремать» перешло потом в «часик поспать», потом ещё часик, потом ещё пару часиков и так далее. В итоге половину дня мы спали, восстанавливая разницу во времени.

    Вторую половину дня, когда по московскому времени было уже утро, мы пошли гулять по Якутску. При первом взгляде на городские улицы восторга не испытываешь. Чего-то не хватает. И мы поняли, чего именно – зелени. Широким улицам нужно было больше деревьев, цветов, кустарников. Бетонные стены домов, не прикрытые почти ничем, психологически сдавливали. «Где-то мы это уже видели», — промолвил Серёга, когда мы шли в поисках кафе, чтобы поесть. «В Улан-Баторе», — подхватил я. Точно. Именно там была похожая архитектура.

    «Шоколадница» в Якутске такая же, как в Москве, и даже цены такие же. Пока мы доедали то ли ужин, то ли обед, а может и вовсе – завтрак, мы думали над тем, как потратить оставшиеся несколько часов сегодняшнего дня. На что потратить их, вопрос уже не стоял — ещё будучи в Москве, Серёга присмотрел на карте место в пригороде Якутска, которое называется «Табагинский утёс», — оттуда можно было бы пешком добраться почти до берегов Лены. К самой воде, конечно, там подойти сложно – там горы, но сверху посмотреть и поснимать виды – отчего бы и нет. И мы поспешили на автовокзал. Нужный автобус захлопнул двери прямо перед носом, не оставив никаких шансов. Следующий же шёл только через несколько часов, но мы решили всё равно взять билеты. За это время мы успели сходить до гостиницы и обратно. Вскоре, мы уже тряслись в тонированном оранжевом «пазике». Но нет худа без добра: в этом автобусе было гораздо меньше народу, чем в предыдущем.

    За чертой города начались дачи. Солнце слепило в пассажирское окно прямо на меня, отчего бутылка воды потихоньку грелась и надо было её скорее выпивать. Вскоре уже и дачи прекратились, и осталась лишь петлявшая дорога и лес, который приблизился к нам вплотную. До нужного места нашему «Пазу» оставалось лишь проехать через перевал и выйти в месте, где дорога опять начинала идти ровно. Отследив завершение спуска, Серёга попросил водителя остановить. Тот, недоумевая, почему не на остановке, а посреди какого-то неизвестно места, всё же остановил, и мы вышли на радость местным комарам.

    Пройдя немного назад через мост, мы спустились в овраг и, поднявшись наверх, стали забираться в горку. Тут я вспомнил о медведях и оставленном в гостинице мачете. Удивительным образом во время подъёма прямо в траве на склоне был найден чей-то старый нож, который мы прихватили на всякий случай. Иногда, чтобы предотвратить появление косолапого, мы поочерёдно «ухали» в густые заросли. Средство от комаров было оставлено сознательно – надо закаляться, ведь в тундре их будет в десятки раз больше, и они там будут злее. Но и здесь уже мало не показалось. Всю дорогу я отмахивался, как мог, даже пришлось прибегнуть к старому способу использования ветки с листьями. Но, хорошо хоть, что мошки пока нет, а то друг пугал всё время ею, натерпевшись нашествием этих насекомых на Эльтоне. Ходу до места, где Лена более-менее близко подходила к горам, было где-то час пути в одну сторону. Конечно, сама река была видна и раньше, но она была далековато. По дороге до основной точки мы всё же сняли несколько видов. И не зря: свет потом стал уходить, а виды даже уже отсюда были очень привлекательными.

    Лена ещё где-то далеко, но уже отсюда чувствуется, насколько она широкая

    Здесь, под Якутском, Лена совсем другая, не такая как там, куда мы поедем через пару дней. Но тем и интереснее посмотреть на реку на разных её участках. Здесь она повсюду окружена зеленью, а берега украшены песчаными узорами. Пейзаж уходит далеко в бесконечность, не встречая на своём пути горных препятствий. Чувствуется огромный простор. И мне здесь нравится – тепло и уютно. Уже завтра мы сядем на турбовинтовой региональный самолёт, который доставит нас до самого северного города-порта России – Тикси. Но это лишь завтра.

    Множество мелких притоков формируют здесь неповторимый ландшафт, характерный для центральной Якутии

    А сегодня нам надо ещё было придумать, как уехать обратно в Якутск. Обратно где-то за час дошли, спустились к дороге и позвонили в службу такси. Цену нам заломили кусачую, и мы рушили отказаться от этой идеи, и стали голосовать. Автостоп поначалу не клеился, как это в таких случаях бывало. Но вот затормозила старая праворульная японская иномарка. Прям какое-то дежавю с Камчаткой. Доехали почти за копейки, а главное, быстро, с ветерком и до самой центральной площади. Из дел на сегодня оставалось лишь закупиться провизией, благо круглосуточный супермаркет был рядом. Завтра новый этап – перелёт до Тикси. Главное, чтобы не было никаких накладок и задержек. И с этой мыслью мы легли спать.

    71 градус северной широты

    Начну рассказ о перелёте в другое измерение со своими законами, реальностью, окружением и ощущениями. Точка на карте указывала на некую грань безумия, смешанного с авантюризмом и диким желанием исследования нового. Мы могли себе пока только представлять ту реальность, в которой должны были оказаться всего через несколько часов. И в одном мы точно были уверены, что скоро будем за полярным кругом, где жизнь отличается от той, к которой мы привыкли. Предстояло перелететь практически от центра материка по широте прямиком на самый его север свыше тысячи километров расстояния за два с половиной часа лётного времени. И там будет последний перевалочный пункт экспедиции, где есть большая цивилизация. Дальше всё, только наедине с природой.


    Оказавшись в аэропорту, мы первым делом пошли смотреть на табло вылетов. Наш рейс должен был вылететь в 13:20 и прилететь около 16 часов местного времени. Было довольно много региональных рейсов, напротив которых стояло зловещее слово «задержан». Серёга вспоминал где какой город находится на карте относительно Тикси, чтобы попытаться предугадать, улетим мы туда сегодня или нет. Подстёгивало ещё то, что в табло значился рейс на Тикси за пятницу, то есть тот, который должен был отсюда улететь три дня назад, правда, другой авиакомпании. Однако, на наш рейс всё-таки объявили регистрацию. Прямо за нами у пассажиров не взяли багаж, являвшийся перевесом по нормам. Наш перевес, коим являлась байдарка в тридцать четыре килограмма, взяли. Свезло! Всё, теперь летим!

    До последнего момента не было понятно, какой у нас будет самолёт. Было ясно лишь то, что он будет межрегиональный ближнемагистральный турбовинтовой. Кандидатов было всего два, хотя интуицией я чувствовал, что альтернатива вряд ли будет. Чего скрывать, хотелось полететь на Ан-24, ибо мне больше импонируют отечественные самолёты, ну вот вырос я на них, и всё тут. Однако интуиция не прогадала, и нам дали всё же канадский Dash-8-300. Но я всё равно был доволен, поскольку на нём ни разу ещё не летал.

    Пассажирам пришлось постоять некоторое время в автобусе, пока работники аэропорта загружали багаж почему-то через пассажирскую дверь, при этом часть багажа уже лежала в грузовом отсеке. В самолёте мы увидели этот багаж по левому борту на креслах, накрытых большим зелёным тентом и связанных ремнями. Неясно, почему так сделали, но, наверное, для сохранения центровки. Но вот двигатели запущены, винты раскрутились, по корпусу фюзеляжа пошла вибрация… Вскоре мы уже были на рулении. От самолёта впечатления лишь положительные, кроме, разве что, шума – от канадца я ожидал, что он будет более тихим. Взлёт был коротким и резвым. Якутск остался под крылом где-то позади, и вот уже пошли огромные, почти необитаемые территории: леса, поля, горы…

    Полёт начался чётко над Леной, потом мы сместились правее и так и держали курс до самого Тикси. С наших мест увидеть реку было невозможно, зато нам попалось несколько озёр, которые друг то и дело снимал, не боясь возможных замечаний со стороны стюардесс. Чем ближе мы подлетали к северу, тем суровее была картинка за окном. Леса исчезли уже полностью, осталась только её величество тундра, простиравшаяся на сотни километров багровым ковром во все стороны. Внизу многочисленные горы, проходимость которых нам ещё предстоит проверить. На горизонте голубоватой полоской виднелся Северный Ледовитый океан, простиравшийся в бесконечность.

    Вот уже летим так низко, что видны детали океанских судов и отдельно стоящие строения на земле. Спутниковый снимок аэропорта Тикси обещал Ту-95, но увы, перрон оказался без них. Мягкая посадка, объявление стюардессы о прибытии, руление на стоянку — всё как обычно. После того, как пилоты заглушили двигатели, сразу выходить было нельзя: вошли пограничники и стали смотреть документы. У тех, у кого с собой не было пропусков, забрали паспорта и куда-то унесли. В числе таких, попавших под раздачу, были и мы, поскольку наши пропуска оказались в багаже. Я уже знал, что от самолёта до здания аэропорта нас повезёт автобус «Лиаз-677». Когда мы вошли в его двери, открывающиеся традиционной гармошкой, и поехали под такой знакомый из детства «бутылочный» звук звенящей автоматической коробки переключения передач, это был настоящий экстаз! Где ещё покатаешься на настоящем «Лиазе»!

    Забавно, но сам терминал находится уже за территорией аэропорта, то есть, по сути, в городе, поэтому автобус подъехал к КПП, остановился, там что-то проверили, и он выехал через ворота, практически сразу же остановившись. Температура была вполне приемлемой, что-то около 9 градусов. Терминал с виду маленький, внутри всё умещалось в пределах небольшого зала с деревянными лавочками, какие обычно бывают в залах ожидания на железнодорожных и автовокзалах. Мы готовили копии пропусков и прочие документы для показа пограничникам, как вдруг к нам подбежал человек в коричневом пиджаке и назвал наши фамилии. Оказалось, что нас давно ищут, и вот, наконец, нашли.

    Главное, что нас встретили. Это был настолько приятный бонус, что мы почувствовали себя как дома. Светило солнце, на небе почти не было облаков. Может, не такой уж и суровый этот северный край? А может, всё-таки первое впечатление обманчивое? Пограничники тоже оказались не суровыми, а вполне себе весёлыми парнями. Они нам задавали вопросы по поводу цели нашего визита и детально проверяли документы. Сами они с Камчатки, поэтому, когда узнали, что мы там были, разговор пошёл на лад, и вскоре мы были отпущены с паспортами. Покидав по-быстрому вещи в рюкзаки, мы вышли из аэропорта, сели в «буханку» и поехали в основную часть города.

    Пока мы ехали из одной части города в другую, я постоянно смотрел в окно. Впервые за всё время мне было обидно, что есть ограничение по количеству кадров в фотокамере, хотя, по сравнению с предыдущими поездками, плёнки было много. Изредка проезжали встречные машины, обдававшие нас пылью, иногда и попутные, развозившие только что прилетевших гостей и местных. Стояла абсолютно ясная погода, ни облачка. А солнце здесь было какое-то северное, пока трудно было объяснить, но это ощущалась внутренне, словами не описать.

    Справа промелькнула приветственная синяя надпись с названием посёлка городского типа, и начались сначала промышленные здания, а потом уже и жилые дома. Тикси выстроен на склонах, поэтому каждый последующий дом стоит выше предыдущего. Весь посёлок можно пройти пешком по любой диагонали минут за двадцать, если говорить конкретно про основную его часть. Несмотря на отдельную бросающуюся в глаза разруху, вся инфраструктура посёлка работает. Ездят автобусы, работают магазины, по улицам ходят люди и ездят машины. Есть дорожные знаки, городские службы – пожарные, МЧС, полиция, коммунальщики. Работают школы и детские сады. В общем всё, что есть в обыкновенном городе. Между тем, буханка ехала всё выше и выше в горку. Дом, который нам нужен, оказался на самом верху – улица Академика Фёдорова, дом 30.

    "Контора" и гостиница

    Да, вы не ослышались, именно гостиница. Конечно, нам уже не по 20 лет, когда прям с самолёта сразу «в бой», да и не из той категории походов была эта поездка. Отказываться от места, где имелась возможность ещё денёк перекантоваться, мы не стали. Тем более, добрые люди из заповедника сами предложили. И всё равно пока ещё не решён вопрос с заброской. «Контора» — так называлась штаб-квартира Усть-Ленского заповедника, располагалась на первом этаже жилого дома, к которому нас привезли. Поскольку все дома в Тикси стоят на сваях, пришлось сначала подняться по высокой лестнице, чтобы войти внутрь. Из приоткрывшейся со скрипом деревянной двери пахнуло влажной древесиной, и я оказался в мекке иследователей и охранников природы.


    Из небольшого предбанника сразу попадаешь в длиннющий коридор, по одну сторону которого располагаются комнаты. Навстречу вышла исполняющая обязанностей директора заповедника Ирина Александровна. До этого моменты мы общались с ней лишь по телефону и по почте, а теперь, наконец, познакомились вживую. Пока Серёги поблизости не было, Ирина Александровна провела меня по коридорам заповедника, устроив небольшую экскурсию. На стенах висело множество карт, отчётов, графиков, на столах лежали кости и зубы каких-то давно вымерших животных вроде мамонтов. В целом было ощущение, что ты в музее. Или, как в приключенческих фильмах, когда показывают результаты археологических раскопок. После этой краткой экскурсии вернулся и Серёга, и нас познакомили с ключевыми сотрудниками.

    Как и в экспедициях обычно бывает, не обошлось без формальностей — состоялось подписание договоров и оформление пропусков в заповедник. Теперь, когда мы были полностью оформлены, оставалось только заселиться в гостиницу и уже начать спокойно искать варианты заброски до Лены. И тут случился небольшой казус. Гостиница, куда нас обещали заселить, на самом деле вовсе не гостиница, а обыкновенная трёхкомнатная квартира, в которой ночуют те, кто приезжает сюда на работу по части деятельности заповедника. Ключ от входной двери общий и один на всех. В этот раз, например, из Москвы прилетел ботаник Евгений, который по неосторожности ушёл из квартиры по своим делам, забрав ключ с собой. К счастью, его быстро нашли по телефону, и проблема с доступом внутрь была решена.

    Заселение началось с чаепития, за которым мы успели немного пообщаться с Ириной Александровной и получить необходимые знания об этих местах. Евгений тоже сидел с нами за столом. Он больше молчал, чем говорил, но по его коротким репликам мы сразу поняли, что о растениях он знает всё, ну или почти всё. Обычно на квартире много народу, но сейчас мы сидели вчетвером. После ухода Ирины Александровны, мы разобрали вещи и пошли решать дела: ходить по магазинам и обзванивать людей.

    В Тикси большая часть магазинов работает с 11 до 19 часов. Есть, конечно, пара магазинов, которые открываются в 9, но какие именно это магазины и где они, мы не знали. Пока мы оформлялись, пока пили чай, незаметно подкрался вечер. Правда, поняли мы это только по часам, потому как светлота за окном никак не поменялась. Так что, надо было ускоряться с закупками и решить вопрос с провизией в первую очередь, потому как еду мы ни из Москвы, ни из Якутска, совсем не привезли, за исключением нескольких пачек сухого пайка.

    К нашему счастью, тушёнку и крупы мы тут быстро нашли, хоть и пришлось их набирать в нескольких разных магазинах. Даже чай Ахмад был, при том, что в Якутске мы его отыскали на каких-то задворках круглосуточного супермаркета. Ещё у нас не было газового баллона для готовки еды в тундре, вот с этим здесь были проблемы. Оказалось, что в Тикси сейчас газовых баллонов нет вообще, и завоз будет только после 25-го числа. Это нам подтвердили в нескольких магазинах – я им верил, они между собой хорошо коммуницируют и друг друга знают. Кстати, казалось бы, в посёлке городского типа с населением в пять тысяч человек, все должны друг друга знать. Ан нет – не все покупатели знают продавцов магазинов, да и не все жители друг с другом здороваются на улице и узнают с первого взгляда. Даже, скорее, наоборот. Вот это было немного странно.

    После закупок провизией, мы отправились гулять по посёлку и близлежащим окрестностям. Ещё на квартире мы предварительно спросили, куда здесь можно ходить, а куда лучше не соваться – всё же режимная территория, и за каждой горой могут быть военные объекты. На улицах то и дело встречались люди в военной форме. Мы сходили на центральную площадь и увидели там зрелище, которое навсегда отложилось в моей памяти и в заглавном снимке: ребёнок устремляется к очередной луже, а папа за ним идёт сзади. Молодое поколение растёт… Что этого ребёнка ждёт здесь, когда он вырастет? Каким будет посёлок лет через пятьдесят?

    После площади мы слазили на горку. За неё нам ходить настоятельно не рекомендовали, поэтому ограничимся видами сверху в сторону аэропорта – он, кстати, хорошо виден на дальнем плане. Аэропорт находится в «Тикси-3», в то время как сейчас мы находимся в «Тикси-1», и где-то, наверное, ещё должен быть «Тикси-2». Здесь открывается хороший вид во все стороны. Справа от нас морской порт, а за ним лишь море Лаптевых и Северный Ледовитый океан, уходящий далеко в бесконечность. Что любопытно, почти на самом верху горки лежат железные бочки, выложенные в форме каких-то символов. Наверное, туда их затаскивала какая-нибудь рота солдат.

    Мне всегда было интересно опустить руку в воды Северного Ледовитого океана и побывать на его берегах, поэтому с вершины горки мы стали спускаться к нему. Вопреки ожиданиям, тундра под ногами была сухая, и мы прошли до самой воды, ни разу не промочив ноги. В ложбинках на границах изломов береговой линии иногда сидели местные и жгли там костры, наполняя воздух таким знакомым запахом горелого мусора и найденных на скорую руку палок – такое знакомое с детства ощущение. Мусор, кстати, отсюда не увозят, а сжигают в нескольких километрах за посёлком. В порту стоял одинокий сухогруз, словно ждал кого-то. На берегу одиноко возвышалась каркасная конструкция, похожая на антенну. У Серёги была даже идея залезть на неё, но потом он вовремя одумался и избежал возможных проблем с властью.

    На самом деле, конечно, это ещё не совсем океан, а море Лаптевых. Но до открытого океана отсюда уже рукой подать, да и вода, в общем-то, одна и та же

    Вот так и закончилась наша небольшая прогулка по Тикси и окрестностям. На обратном пути мы забрели куда-то не туда, пришлось выискивать путь до нашего дома через руины заброшенных нежилых строений. Разрухи, конечно, много, особенно по краям посёлка. Электростанции здесь тоже нет, всё электричество вырабатывается дизель-генераторами. Вариант с заброской до Лены вроде бы наметился, и теперь можно было спокойно вернуться домой и ложиться спать. Оставалась одна нерешённая задача – найти газовые баллоны. Есть последняя попытка сделать это завтра ранним утром с первым открытием магазинов.

    Когда мы вернулись в квартиру, Евгений уже спал, а на кухне сидела группа геологов, что-то бурно обсуждавших до поздней ночи. У них была огромных размеров карта, разложенная на столе, вся в каких-то пометках и обозначениях. Такое количество незнакомых слов и терминов я давно не слышал. Удивительно, сколько всего можно рассказать и обсудить только про одну лишь почву или горную породу. Я понял, что мои знания ещё крайне скудны, и в мире ещё бесчисленное количество неизведанных областей. Пока они там обсуждали свою грядущую экспедицию, мы сварили себе макароны с тушёнкой на ужин. Правда, для этого пришлось взять продукты из нашего походного запаса, поэтому завтра придётся запас восстановить в магазине перед отправлением.

    После ужина, наконец-то, мы легли спать. Отопление тут работает круглый год, и оттого в комнатах было тепло. И это в середине лета. Солнце, хоть уже и висело слишком низко над горизонтом, всё равно светило достаточно ярко, поэтому спать приходилось в наглазнике. Завтра отправляемся в путь. Ещё некоторое время меня одолевали мысли о том, как же завтра мы поедем, как всё будет там, уже на Лене, и что ещё ждёт нас там, впереди… И мысли плавно расплылись и растворились в глубоком и здоровом сне полярного дня.

    Достигнуть Кёнгдея

    Утро, как водится, началось с принятия душа, после которого случился конфуз: мы случайно вытерлись полотенцем, которое, как оказалось, принадлежало одному из геологов. Когда он узнал об этом, его возмущению не было предела. Спасло лишь то, что геолог оказался интровертом и не стал выливать на нас тираду негодования. Позавтракали теми же макаронами с тушёнкой, после чего отправились по магазинам восстанавливать продуктовый баланс. Попытки найти газовые баллоны вновь потерпели фиаско, и мы решили уже ехать так, наудачу – если повезёт, раздобудем газ где-нибудь уже на Лене. Ну а если нет, значит нет. В одном из магазинов продавались только что выпеченные свежие булочки, которые мы тут же купили и съели. Точнее, я съел, а Серёга взял с собой про запас.

    Была отличная погода и у нас уже были собраны вещи, которые мы начали потихоньку выносить на улицу. У подъезда сидели какие-то мужики, один из которых пытался что-то у нас спросить. Когда он понял, что мы его игнорируем, он пошёл в наступление и стал подходить к нам настойчивее и ближе, чтоб завязать беседу. Это был некто Николай Николаевич, как он себя называл. Николай Николаевич был немножко под влиянием горячительных напитков, и много чего нам рассказал: и про то, что «мы, инспектора, одеваемся просто», показывая на свою обычную куртку, и про его школьного приятеля Толика Никифорова, имя которого должно было наводить страх у любого, кто мог бы к нам начать приставать здесь и на Лене. Серёге Николай Николаевич не понравился своей напористостью, поскольку последний пытался несколько раз нас просить, не собираемся ли мы отправится на остров Самойловский, и мы несколько раз ему отвечали «нет». Друг за это даже прозвал инспектора «маргинальным типом». Я попылатся разрядить обстановку, объясняя Николаю Николаевичу, что мы с ним во всём согласны, что мы «верим, что он инспектор», — Серёга сначала не поверил, — ну и в целом пытался свести конфликт на нет, и вроде мне это начинало удаваться, так как Николай Николаевич начал понемногу добреть и отходить.

    Перед отправлением мы успели сбегать ещё раз на гору, чтобы снять утренний вид на Тикси

    И тут чудесным образом нарисовался вездеход, до которого нас довезли на микроавтобусе. В последнем в процессе погрузки вещей в вездеход мы благополучно забыли наши пенки, и вспомнили о них уже лишь в тундре. Аппарат, конечно, феноменальный. Не машина, а настоящий танк. У него, как у военной техники, есть отверстие и люк сверху, через который можно было вылезти на крышу. Поначалу мы ехали внутри кузова, который был по интерьеру чем-то похож на плацкартный вагон, ну а чуть позже уже осмелели и всё-таки вылезли наверх. С крыши ощущения, конечно, совершенно другие. Правда, когда вездеход замедлял скорость, или дул попутный ветер, начинали сильно заедать комары. Они тут были уже гораздо серьёзнее, нежели в лесу под Якутском. Что, в общем-то, и ожидалось.

    Внутри — почти как в плацкартном вагоне...

    В пути мы были часов пять, может больше. За это время несколько раз останавливались на перекур, отдавая себя на полное съедение тундровым комарам. Был и большой обеденный перерыв, за который мы перекусили бутербродами с колбасой. Это была крайняя остановка, когда на заднем плане ещё были видны горы с «тарелками» возле Тикси и океан. Дальше мы должны были перевалить, и там пейзажи должны были смениться. Несколько раз мы останавливались перед сложными препятствиями, чаще всего перед форсированиями рек – во многих местах вдоль рек были обрывы, которые сходу непросто было преодолеть даже на такой технике. Однако «ГТС» ни разу нигде не застрял.

    Не могу не поделиться Серёгиным видео из его отчёта о том, как ГТС с нами на крыше форсирует речку. На переднем плане водитель и механик

    Хорошая погода, которая была в первой половине нашего пути, постепенно сменилась хмурой и дождливой. Последняя остановка перед конечной точкой была у «красной скалы» — известного места на зимнике, где торчат красные скальные породы, выделяющиеся на фоне пологих склонов других гор. На горизонте стал виден протяжённый горный хребет. Выделялся он на фоне прочего пейзажа своим нехарактерным, почти белым цветом. Это были уже горы Туора-Сис, вдоль которых текла река Кенгдей, приток Лены. На этот приток нам и нужно было попасть, чтобы своим ходом по нему доплыть до протоки Тас-Ары, а уже оттуда выйти непосредственно в Лену.

    И вот, почти целый день трясущейся монотонной дороги позади. Мы выгрузили наши вещи и начали сбор байдарки, а наши водители в это время сидели внутри и пили чай, прячась от изредка накрапывавшего дождя. Байдарка не хотела сразу легко даваться: почему-то шкура не надевалась на кормовую часть. Через час-другой мы байдарку всё-таки одолели, потом тоже подкрепились чаем, часть которого взяли с собой в термос, и, попрощавшись с мужиками, двинулись на байдарке в путь по Кенгдею… За то время, пока мы отплывали от вездехода всё дальше и дальше, он так ни разу и не завёлся. «Наверное, мужики тут и останутся ночевать», — подумали мы. С тех пор мы их больше уже не видели. Теперь только мы, наше снаряжение и байдарка.

    Небо было всё таким же хмурым и серым. Дождь постепенно усиливался, но пока ещё было достаточно тепло, хоть мы и не гребли пока в полную силу. Однако, через некоторое время мы оба начали как-то синхронно подмерзать – то ли ресурсы организма начинали истощаться от отсутствия нормальной горячей еды, то ли одежда начала промокать и промерзать изнутри… Газа у нас с собой не было, единственным вариантом согреться было разведение костра, но, похоже, не в этот раз: в близлежащей округе не было даже намёка на подходящие для него деревья или кусты. К тому же, все ветки тех редких кустов, которые изредка попадались, были мокрыми. В общем, идея развести костёр так же быстро угасла, как и родилась.

    Иногда байдарка слегка цеплялась дном, и это немного беспокоило. Мы старались предугадывать такие места, где будет мелко, и заранее обходить их. В конце концов, предел промерзания был достигнут, и мы решили больше не испытывать судьбу и остановиться на ближайшем на реке острове. Начало было не самым гостеприимным, правда, благодаря хорошей экипировке, я пока ещё не промок изнутри, что не могло не радовать. Завтра будет новый день, и кто знает, что он нам принесёт. Подкрепившись балыком из конины и чаем из термоса, мы легли спать под звуки капающего о крышу палатки дождя.

    Автор: Антон

    Источник

    Похожие статьи:

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть пятая.

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть пятая.
     Следующим днём первичные эмоции улеглись. Окружающий мир теперь воспринимался более взвешенно. Каждый из нас занимался своим делом. Виктор устраивал хозяйственные дела, а также изучал близлежащее пространство на предмет флоры и фауны. С фауной здесь оказалось не так богато. Всего одна утка на небольшом озерке, да и та близко не подпустила. Свежих следов крупного зверя не видно, наверное, все ушли ниже. Неподалёку в лесу есть следы стоянки оленеводов....

    Попигайский кратер - по следам катастрофы. Часть 2.

    Попигайский кратер - по следам катастрофы. Часть 2.
     Рассоха. В окрестностях нашего первого лагеря оказалось несколько озер, которые мы решили осмотреть на наличие гольца. В частности озеро Угун-Кюель, имеющее сток в Рассоху, давало все шансы стать гольцовым. На следующий день после нашего прибытия первым делом собрали лодки и опробовали моторы. Японская техника не подвела. В середине дня отправились на ближайшее озеро в 3,5 км от лагеря. На севере Анабарского плато древесной растительности значительно меньше чем южнее — в бассейне Котуйкана. Лиственничники в основном тянутся вдоль русла...

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть четвёртая

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть четвёртая
     А вот от места ночёвки в кустах дальше совершенно открытое пространство. И погода, кажется, испортилась навсегда. Идём сквозь дождь со снегом. К середине дня дошли до поворота реки, напротив перевала на Тыры. Следы двух поляков постоянно встречались до этого места. Здесь ещё удалось нащипать веточек с кустов полярной берёзки и карликовой ивы. Благодаря заготовленным заранее сухим щепкам, получилось сотворить костёр. Дальше придётся обходиться без живого огня. Впереди кажущееся безжизненным пространство в каменном коридоре неглубокого...

    Якутэтноэксп. Часть II

    Якутэтноэксп. Часть II
     Экспедиция не случайно была назначена на зиму. Дело в том, что зимой в Якутии все замерзает, включая реки. А реки являются единственным способом проехать между основными пунктами назначения. Реки зимой превращаются в дороги. Их чистят, на них ставят дорожные знаки. Зимой происходит «северный завоз» — доставка всех необходимых товаров, топлива, материалов на целый год.Весной дороги тают, а летом их просто нет. В некоторых местах летом работают понтонные переправы. Но наш маршрут летом был бы неосуществим. ...

    Попигайский кратер - по следам катастрофы. Часть 1.

    Попигайский кратер - по следам катастрофы. Часть 1.
     Кратер Попигай — метеоритный кратер в Сибири, в бассейне реки Попигай, делит четвёртое место в мире по размеру с кратером Маникуаган в Канаде.Диаметр кратера — около 100 км, расположен он на севере Сибири, частично в Красноярском крае, частично — в Якутии. Территория кратера практически не заселена, единственный населённый пункт — посёлок Попигай — находится в северо-западной части кратера на расстоянии около 30 км от его центра....

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть третья.

    Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть третья.
     После Угамыта следующим значимым, и очень ожидаемым пунктом на пути, были указанные на карте избы. На карте их местоположение обозначено на нашем, левом берегу Сунтара, в двух километрах ниже устья левого его притока – Колтоко. Мы с вожделением шли к этим избам. Не делали днёвок, в надежде, что там есть баня и там можно полноценно отдохнуть. Похоже на ожидание большого праздника....
    Зарегистрируйтесь на сайте, и Ваши комментарии будут добавляться сразу, без модерации. Также вы сможете выставлять оценку другим комментариям.
    Комментарии (0)

    наши друзья

    Округ-ТВ


    Весь материал, представленный на сайте республика-саха-якутия.рф взят из открытых источников или прислан посетителями и авторами сайта. Материал используется исключительно в некоммерческих целях. Все права на публикуемые материалы принадлежат авторам. Если Вы являетесь автором материала или обладателем авторских прав на него и против его использования на сайте республика-саха-якутия.рф, пожалуйста, свяжитесь с нами через форму контактов.

    Счетчики

    Яндекс.Метрика
    ЗАКАЗАТЬ РЕКЛАМУ ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ

    Республика Саха Якутия © 2017